Название: Эвенкийский этнос в начале третьего тысячелетия - Сборник научных трудов

Жанр: Культурология

Рейтинг:

Просмотров: 602

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 |




ЭВЕНКИЙСКИЕ МИФЫ О ДЕЯНИЯХ СЭВЭКИ

А. Н. Варламов,

г. Якутск.

Наиболее развитый, полный и законченный цикл мифов о творении эвенкийского божества-творца Сэвэки сложился в восточном  регионе.  Здесь  все  мифы  о  первотворении земли,

человека, зверей объединены под именем творца Сэвэки в единый   законченный  цикл.   Его   имя   как   творца-создателя средней земли Дулин Буга и всего живого на ней в данном регионе едино   для эвенков Амурской области, юга Якутии, Хабаровского края и Сахалина. Из-за разнообразия эвенкийских говоров Сэвэки «шакающих» эвенков соответствует «Шэвэки», у «хакающих» – Хэвэки,   в «окающих» – Совоки, Шовоки, Ховоки.

СЭВЭКИ,  хэвеки,  шэвеки,  сэвки,  в  мифах  эвенков,

эвенов и негидальцев творец земли, животных и человека, дух – хозяин верхнего мира, покровитель людей и оленей; другие его имена: Амака («дед»), Эксери (Экшери), Буга. Согласно мифам, вначале были только вода, Сэвэки и его старший брат Харги. Сэвэки достал со дна немного земли (по вариантам, это сделали по его указанию гагара и гоголь или лягушка), положил на поверхность воды и заснул. Харги, желая уничтожить землю, стал   вытаскивать   её   из-под   брата,   но   лишь   растянул   её настолько, что она приняла современные размеры. В мифе конных групп из района Нерчи – Читы помощником творца земли была лягушка. Она вынесла землю в лапах на поверхность воды,  но  злой  брат  творца  (по  позднейшим  вариантам  – небесный шаман) выстрелил в нее. Она перевернулась, и с тех пор стала лапами поддерживать нашу землю среди водного пространства. Шаманы подвешивали ее позднее изображение к своему костюму  как символ земли. К этому мифу добавили мотив о пожаре, заимствованный    от южных соседей и разнесенный по тайге оленеводами. По мифам илимпийских, аянских и забайкальских эвенков, земля разрасталась, она долго горела, и на гарях появились реки и озера. В борьбе с водой появились осушенные участки земли. Создав камень и дерево, Сэвэки велел им расти, но они, заспорив, кто будет выше, грозили подпереть небо, тогда Сэвэки смахнул рукой лишнее, и с тех пор скалы осыпаются, а переросшие деревья сохнут с вершины. Потом братья изготовили фигурки животных (Сэвэки

– полезных человеку, съедобных, а старший брат – вредных); Сэвэки вылепил  из глины и камня фигурки людей и, оставив их под  присмотром  караульщика  (ворон,  собака  или  медведь),

удалился в верхний мир, откуда продолжал следить за поведением людей через своих помощников. Представления о внешнем облике Сэвэки очень разноречивы – старик, старуха, лось или лосиха. Считалось, что во время весеннего ежегодного обряда (сэвекан, икэнипке) Сэвэки давал священную силу (мусун) и души (оми) диких животных и домашних оленей, обеспечивающие оживление природы, удачную охоту, здоровье людей и оленьих стад. В случае болезни и неудач Сэвэки посвящали оленя светлой масти (сэвэк).

ХАРГИ, в мифах эвенков дух – хозяин нижнего мира, старший брат Сэвэки, соперничавший с ним в актах творения. Харги создал вредных для человека животных и кровососущих насекомых, испортил вылепленные братом фигурки людей: соблазнив караульщика фигурок пищей (или теплой одеждой) и получив доступ к фигуркам, он плюнул (дунул, разбил) на изваяния, из-за чего люди стали болеть и умирать. Уйдя после ссоры с Сэвэки в нижний мир, Харги продолжает посылать на землю своих помощников – злых духов, которые мешают людям охотиться, приносят болезни и др. У некоторых групп эвенков Харги называли также духов-помощников шаманов, имевших зоо-антропоморфный облик и сопровождавших его во время путешествий в нижний мир.

Тексты о творениях Сэвэки, собранные в дальневосточном регионе, не  только  объединены именем Сэвэки,  но  они  представляют  более  полную  и  по  сюжетам

картину создания земного мира:

1. Цикл деяний Сэвэки на востоке завершается тем, что перед уходом в верхний мир Угу Буга Сэвэки оставляет эвенкам заповеди, именуемые термином Иты, что в переводе означает

«традиции», «закон», «принятый порядок нравственного поведения человека».

2.   В   связи   с   этим   в   сюжетах   о   деяниях   Сэвэки появляются  тексты,  где  Сэвэки  время  от  времени  посещает

землю. Он посещает созданных им людей, размножившихся на

средней земле с целью узнать, соблюдают ли они правила – заветы Иты. Иногда он не самолично «инспектирует» землю и человека, а отправляет для этого своих посланников.

3. Распространение христианства в эвенкийской среде внесло удивительные интерпретации в данный цикл мифов. У некоторых восточных эвенков позднее имена Сэвэки и Харги заменяются  в  истинно  эвенкийских  сюжетах  на  Христа  и Сатану. Следует упомянуть, что добровольному принятию христианства эвенками есть и точная историческая дата – 1684 г., когда эвенкийский князь Катана добровольно принял русское подданство, прибыв из Маньчжурии (территории Китая), затем принял  христианство  –  крестился  со  всеми  своими домочадцами. Идея воскресения Христа у восточных эвенков была интерпретирована и вовсе по-своему. По мировоззрению эвенков, душа человека была бессмертна. Человек умирал, его душа оставалась живой, уходила в другие миры, но не могла через несколько дней вновь вместиться в это же тело, чтобы его оживить. Пройдя свой определенный круг, она могла вновь возродиться, но уже в другом теле, то есть другом человеке. В умерщвленное тело человека душа не могла войти вновь, чтобы человек ожил. По христианству же получалось, что Христос ожил через короткое время, это воскрешение Христа не укладывалось в рамки традиционного мировоззрения эвенков. Но  Христос  ожил,  так  говорили  проповедники,  и  эвенки  не стали  отрицать  этого,  но  придумали  свой  миф, подтверждающий, что Христос жив, т.к. его спасла муха. Текст был записан в 1989 г. от А.С. Гавриловой в п. Удское Хабаровского края: «Кристоса поймали, чтоб убить. Привязали к кресту. Затем, чтоб гвоздями прибить, пошли за ними. Тут прилетела муха, Киристоса увидела, позвала других мух. И вот одна муха села на лоб, две на ладони, две на ноги (ступни). Убийцы пришли тут. Мухи сидят – как гвозди кажутся издалека. Те: « Э, да ведь мы уже прибили его гвоздями!» - так говоря, ушли прочь. Не прибили гвоздями. Это ведь муха спасла Кириста.» Сюжет спасения Христа мухой построен в соответствии с логикой цикла о Сэвэки: Сэвэки жив, его никто не убивал – так и Христос вовсе не был распят по-настоящему, он и не умирал вовсе.

Эвенкийские мифы  также  требуют          определенного

«толкования» текстов, т.е. герменевтического подхода к анализу их создания, сюжета и самого текста оригинала.

В мифах о сотворении мира творцом Сэвэки игра и процесс игры занимают важное место. В одном из вариантов

мифа говорится так: «Сэвэки эвикэрвэ олча: бэекэрвэ, орокорво,

бэйнгэлвэ.» – Сэвэки игрушки начал делать: человечков, олешков, зверюшек». В тексте, записанном в Эвенкии в 1986 г. Г.И. Варламовой   (п. Эконда) от Христины Филипповны Хирогир, говорится следующее: «Сэвэки хэмэкэрвэ, эвикэр-кэ бингкил нонон, олча: бэекэрвэ, бэйнгэлвэ, орокорво. – Сэвэки хэмэкэры (ритуальные игрушки), игрушки-то были  такие раньше, делать начал: человечков, зверюшек, олешков».

На наш взгляд, это древнейшие тексты мифов о творениях Сэвэки,  т.к.  процесс  создания мифа  мыслится  как игра, а будущие обитатели земли – игрушками-эвикэрэми. Игра

здесь подразумевается как магическое действие, в  результате

которого появятся все будущие жители средней земли Дулин

Буга.

Творцу Сэвэки противостоит его брат-антипод Харги, который, повторяя действия Сэвэки, создает как бы «не настоящие», вредные для человека вещи природы. Игра Харги в сотворение обитателей и растительности на средней земле носит отрицательный характер – всё созданное им имеет какой-либо изъян. Сэвэки творит мир и его обитателей, брат Харги тоже творит, он как бы «играет» с Сэвэки в одну игру. Сюжет игры: Сэвэки создает – Харги портит. И собственно общий процесс творения мира изложен в процессе соревнования двух братьев и в ней заложен элемент игры.

Противопоставление Сэвэки и Харги подобно противопоставлению  Бог  –  Сатана.  Но  явное противопоставление Сэвэки и Харги происходит при окончательном формировании цикла о сотворении мира и средней земли Дулин Буга. Это позднейшее наслоение и характеристика данного цикла.

По мировоззрению эвенков, в основе жизни всегда стоит

–  лежит  –  заложена  бинарность.  И  цикл  о  сотворении мира изначально бинарен, его творят двое.

На   ранних   стадиях   возникновения   данного   цикла,

очевидно, Харги не является фигурой, подобной Сатане. И по мировоззрению эвенков в мире уживаются два начала, мир не может быть создан без принципа «единства противоположностей». Так устроен мир, так устроен человек и всё связанное с ним – и это отражено во многих мировоззренческих аспектах эвенков. По многим вариантам известных сюжетов этого цикла, Харги вовсе не хочет творить зло, у него и в мыслях этого нет. Наоборот, он хочет помочь брату быстрее закончить работу по сотворению мира. Он говорит: «Кэ, би ням таргачина окта. – Ну, я тоже такое же поделаю». Но, повторяя все действия Сэвэки, он совершает ошибки, и в результате получается совершенно новое творение. И не всё совершенно плохо, что он создает. Созданные им ольха и сосна – прекрасные и полезные деревья.

Основной  постулат  в  мировоззрении  эвенков, исходящий из философского принципа «единства противоположностей»,   - единство мира, и это отражено в текстах о творениях мира двумя братьями, Сэвэки и Харги. Большинство текстов мифов нейтрально в оценке действий Сэвэки и Харги, даже следует сказать больше – они не содержат никакой оценочной характеристики в смысле того, что Сэвэки создает полезное, а Харги вредное. Оценочная характеристика действий Сэвэки и Харги является позднейшим наслоением, когда с внедрением и распространением христианства в эвенкийской среде возникает следующая аналогия: Сэвэки = Христу, Харги = Сатане. Вот тогда и возникают в текстах эвенкийских мифов резкое противопоставление Сэвэки и Харги. А ведь в мировоззрении эвенков этого нет и до сих пор – Харги (хозяин нижнего мира) также необходим, как и Сэвэки, ведь мир неполон и незакончен, не может быть целым и единым без нижнего мира, его хозяина и обитателей. Многие духи- помощники шаманов являются «харги», они помогают ему в путешествиях в Нижний мир, когда лечат человека от болезни.

Если обратиться к этимологии самого слова «харги», то оно в своей основе неоднозначно, в нём изначально не заложено злое начало. «Харги» может означать: 1. Лес, тайга, 2. Земля - у курмийских и нерчинских эвенков , 3.Дикий олень.

В отличие от эвенков у эвенов творец Сэвки имеет много братьев и сестер. В начале своего творения мира именно их он делает явлениями природы и светилами. Этого самого первоначального  акта  творений  Сэвэки  нет  у  эвенков. Возможно, он когда-то был и у них. Эвенская версия такова: Наверху живет Сэвки. У него есть братья и сестры. Старшую из сестер зовут Нёлтэк, другую Беганар, третью – Гевак. Братьев зовут Долбини и Курэни. Сэвки решает творить и первым делом спрашивает каждого о его имени и выясняет, почему их так зовут. Имена его братьев и сестер отражают их особенности и качества. Имея такие имена, они все подобны своему брату по внешности, но какая внешность у Сэвки – из текста не ясно.

« – Почему тебя так называли? – спрашивает Сэвки у

Долбини.

-           Потому, что я есть темнота, у меня нет света.

-     Тогда ты пойдешь работать со мной, -  говоря, он дует на Долбини, и тот становится ночью. Так появляется на земле ночь – долбини.

Свою  сестру  Гевак  тоже  спрашивает  о  ее  имени,  та

отвечает, что имя ей дано такое, потому что она имеет свет.

Сэвки спрашивает:

« – А ты, Гевак, пойдешь со мной работать на землю?»

Та  соглашается, Сэвки  дует на  нее,  и  она становится днем на земле. Затем спрашивает другую сестру, по имени Беганар:

« – Почему у тебя такое имя? Что ты думаешь делать? –

Я луна, у меня свет слабый.

-    Дам я тебе работу. Ночью слишком темно, будешь работать луной?»

Затем дует на нее и заговаривает ее,  она превращается в луну, небесное ночное светило. С тех пор и светит людям по ночам.

-     «Нэлтэк,  ты  тоже  должна  помочь  мне,  -  говорит Сэвки другой сестре. – На земле нет солнца, ты будешь солнцем».

А младший брат Туксэни был плаксой, всегда плакал, когда Сэвки и все остальные уходили работать. Сэвки и его приспособил к работе, сказав:

-     Ты  будешь  работать  дождем,  когда  плачешь.  На земле нужен дождь, чтобы все росло.

Так появились тучи, из которых льет дождь.

Одного из братьев Сэвки звали Курэни. Был он большим баловником, любил тушить костер. Из него вышел ветер, стал он ветром работать».

(Записано  в  1990  г.  Г.И.Варламовой  в  п.  Тополиное,

Якутия, от Д. Голиковой, уроженки Хабаровского края).

Эвенский   миф   дополняет картину создания мира эвенкийским творцом Сэвэки. Сэвки изменяет своих братьев и сестер – переделывает, пересоздает их, и они становятся явлениями природы и светилами, помогающими человеку жить в созданном мире. У эвенков подобный миф не сохранился, но, видимо, существовало нечто подобное, т. к. сохранялись представления о солнце и луне, свидетельствующие об этом: рассказ о солнце как о хозяйке неба; о луне как о младшем брате; солнце как создателе сезонов года; объясняли причину появления луны ночью тем, что луна – жена забыла на кочевке крюк для подвешивания котла, поэтому вернулась за  ним. В

1985 г. записан в п. Эконда Красноярского края сюжет о Сэвэки и Громе. Сэвэки была нужна вода, чтобы пустить ее в пустые русла рек, сделанные мамонтом хэли. Сэвэки отправляется на

поиски пресной воды, встречает Грома и спрашивает, почему

его так зовут. Тот отвечает, что зовут его так, потому что он имеет много воды. Сэвэки просит у него воду и пускает ее в пустые русла рек. А самого Грома делает настоящим явлением природы – громом и грозой.  Данный эвенкийский сюжет по аналогии примыкает к упомянутым выше эвенским сюжетам о Сэвки.

Цикл о деяниях Сэвэки является для эвенков священной историей происхождения человека-эвенка и его средней земли

Дулин Буга. Изложенная в едином цикле мифов о деяниях Сэвэки священная история имеет много общечеловеческого и общего с аспектами христианства. И у эвенков, и у христиан человек – это “создание божье”, “тварь земная”.

Литература

1. Василевич Г.М. Эвенки. – Л., 1969.

2. Варламова Г. И. Эпические и обрядовые жанры эвенкийского фольклора. – Новосибирск, 2002.

3.         Кэптукэ          Г.И.     Двуногий       да        поперечноглазый,

черноголовый человек-эвенк и его земля Дулин Буга: Мифы – на эвенкийском и русском языках (Дюр халгалкан, эвуныки ехалкан, конгнорин дылилкан эвэнки-бэе тадук далдыдяк бугалканин Дулин Дуннэнгин). – Якутск, 1991.

4.         Материалы     по        эвенкийскому            (тунгусскому)

фольклору. – Л., 1936.

5. Мыреева А.Н. Лучи Сигундэра (Сигундэр гарпалин).

– Якутск, 1992.

7. Фольклор эвенков Якутии. – Л., 1971.




Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 |

Оцените книгу: 1 2 3 4 5

Добавление комментария: