Название: Теория литературы - Крошнева М. Е.

Жанр: Литература

Рейтинг:

Просмотров: 942

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 |




1.2. Семантическая структура мотива

Семантическая          целостность   мотива,           будучи            его       конститутивным свойством, не является препятствием для анализа семантической структуры

мотива. Это убедительно показал А.Л. Бем – последователь А.Н. Веселовского и сторонник  семантического подхода  в  теории  мотива  (о  А.Л.  Беме  и  его трудах  см.  [Белов,  1972]).  В  небольшой,  но  имеющей  принципиальное

значение работе «К уяснению историко-литературных понятий» [Бем, 1919] ученый проводит сравнительный анализ мотивного состава подобных по своим  фабулам  произведений  («Кавказский  пленник»  А.С.  Пушкина  и  М.Ю.

Лермонтова, «Атала» Шатобриана) и приходит к результатам, которые во многих отношениях надолго опередили свое время.

Чтобы  продемонстрировать  глубину  новаторского  подхода  ученого,

приведем небольшой фрагмент его работы, раскрывающий самую процедуру

семантического анализа мотивики указанных произведений. Заметим при этом, что тот смысл, который исследователь вкладывает в термин «сюжет», в современной  сюжетологии  соотносится  скорее  с  представлениями  о сюжетной схеме, или фабуле произведения.

«Если мы припомним эти произведения (см. выше – И.С.), то невольно при акте сравнения их мы выделим нечто в них сходное, отвлеченное от их

конкретного содержания; выделим тот, в данном случае, психологический остов, на котором держатся конкретные факты произведений. Этот остов, взятый  в  самой  общей  форме,  в  последней  степени  художественного

отвлечения,  может  быть  в  данном  случае  сведен  к  словесной  формуле: любовь чужеземки к пленнику. <...> Таков мотив, лежащий в основании взятых нами для примера произведений. Если мы начнем расчленять данный

мотив, оставаясь всецело в рамках анализирующей мысли и не внося ни одного конкретного факта, то первоначальный мотив может быть развит приблизительно   так.   Мотив:   любовь   чужеземки   к   пленнику;   любовь

возможна: 1) взаимная и 2) односторонняя (в данном случае - любовь чужеземки к  пленнику). Вводим привходящий мотив, снующийся в основном: освобождение пленника чужеземкой; различаем возможности: 1)

удачного        и    2)    неудачного    освобождения,    и    далее,    как    развитие первоначального мотива, – смерть героини. <...>

Сюжеты         упомянутых   произведений,           следовательно,          могут  быть

представлены в следующей схеме:

I. «Кавказский пленник» Пушкина:

Пленник Любовь (без Освобождение Смерть героини

Чужеземка (взаимности) (удачное)

II. «Кавказский пленник» Лермонтова:

Пленник Любовь (без Освобождение Смерть героини

Чужеземка взаимности) (неудачное) и героя

III. «Atala» Шатобриана: Пленник Любовь Освобождение Чужеземка (взаимная) (удачное)

Таким образом, все упомянутые произведения объединены сходством сюжета в его самой общей формулировке» [Там же. С.– 227–228].

Сравнивая      варианты        мотива,           лежащего       в          основе            фабул  данных

произведений, исследователь выявляет семантический инвариант мотива, а затем определяет семантику его вариантов – при помощи набора дифференциальных семантических признаков. По существу, это первый в отечественной нарратологии опыт определения инвариантного начала мотива

– за несколько лет до А.И. Белецкого и за десятилетие до В.Я. Проппа, которые, каждый со своей позиции, придут к аналогичным теоретическим результатам.  И  особенно  подчеркнем,  что  этот  краткий  и  внешне  не

претендующий на фундаментальность набросок А.Л. Бема содержит в себе контуры именно той процедуры, которая будет впоследствии детально разработана  в  лингвистической  семантике  под  названием  компонентного

анализа.  А.Л.  Бем  раскладывает  значение  мотива  так  же,  как  спустя несколько десятилетий лингвисты будут раскладывать значение слова.

Итак, перед нами – анализ мотива, заключающийся в определении его фабульных вариантов и последующем их сравнении, в результате которого выявляется  инвариант  мотива  и  система  дифференциальных  признаков,

семантически варьирующих данный мотив.




Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 |

Оцените книгу: 1 2 3 4 5

Добавление комментария: