Название: Мировая политика и международные отношения - Протасова О.Л.

Жанр: Международные отношения

Рейтинг:

Просмотров: 775

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 |




3. МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Понятие  и принципы международных отношений.  Под междуна- родными отношениями понимается совокупность хозяйственно-экономи- ческих, политических, правовых, научно-технических, валютно-финансо- вых, социальных, дипломатических, военных, гуманитарных, коммуника- ционных и других связей и взаимоотношений между государствами, со- циальными, экономическими, политическими силами, организациями и общественными движениями, действующими на мировой арене.

Определённую сложность представляет разграничение понятий ми- ровой (международной) политики и международных отношений. В про- шлом в теории международных отношений для обозначения взаимодейст- вия между суверенными государствами использовалось понятие «внешняя политика». В современных условиях, однако, мировое сообщество состо- ит не только из независимых государств, но и из различных экономиче- ских, торговых, военных союзов, сложившихся на двусторонней или мно- госторонней основе. Действуют также ООН, региональные международ- ные организации, международные правительственные и неправительст- венные организации и пр. Все они выступают субъектами международных отношений. Следовательно, международные отношения представляют собой всю гамму связей и взаимодействий, которые возникают между субъектами мирового сообщества.

Мировая политика составляет ядро международных отношений и представляет собой политическую деятельность субъектов международ- ного права.

Содержанием международных отношений являются по преимущест- ву отношения между государствами: так, бесспорным примером между- народных отношений являются межгосударственные договоры. В свою очередь, межгосударственные отношения выражаются в специфическом поведении символических персонажей – дипломата и солдата. Иначе го- воря, межгосударственные отношения в самой своей сущности содержат альтернативу мира и войны. Особенность международных отношений состоит в том, что они основаны на вероятном характере и того, и другого и потому включают в себя значительный элемент риска.

В современных условиях виды международных отношений рассмат- риваются либо на основе сфер общественной жизни (и, соответственно, содержания отношений): экономические, политические, военно-стратеги- ческие, культурные, идеологические и т.п., либо на основе взаимодейст- вующих участников: межгосударственные, межпартийные, отношения между  различными  международными  организациями,  транснациональ-

ными корпорациями и т.п. В зависимости от географических границ, чис- ла участвующих в связях народов и государств, масштаба охватываемых сфер отношения делятся на типы: глобальные, надрегиональные, регио- нальные, двусторонние. Этим типам соответствуют организации, посред- ством которых осуществляются международные отношения и политика.

Все проблемы человечества в современных условиях из-за многооб- разия и противоречивости современного мира невозможно решить только на глобальном уровне международных отношений. Для решения различ- ных специфических проблем с учётом специфики различных интересов создаются особые организации, которые и призваны отражать соответст- вующий уровень международных отношений.

Основными в международных отношениях выступают двусторонние

межгосударственные политические отношения. Этот уровень отношений находит своё выражение в договорах и соглашениях, определяющих ха- рактер отношений двух договаривающихся сторон. Кроме того, двусто- ронние отношения могут выступать в качестве конкретизации уже суще- ствующих многосторонних отношений или стать основой для последую- щих многосторонних отношений.

Следует подчеркнуть, что на всех перечисленных уровнях междуна-

родных отношений осуществляется мировая политика.

Международные отношения по своему характеру могут быть равно- правными, дружественными, взаимовыгодными, противоборствующими (отношениями господства и подчинения).

В  развитии  системы  международных  отношений  определяющую роль играет баланс сил государств, которые действуют на международной арене. Сила государства представляет собой его способность при защите своих интересов воздействовать на другие государства, вообще на ход событий в мире. Это проявляется в основном в борьбе за рынки сбыта и сферы приложения национального капитала, за контроль над сырьевыми ресурсами и т.п.

Сила государства, его положение в системе международных отноше- ний обусловлены целым рядом факторов. До недавнего времени счита- лось, что главным здесь является военная мощь государства. Не отрицая значение этого фактора, поскольку военный потенциал страны во многом определяет её могущество и положение на международной арене, нужно признать, что задачи, ради решения которых государства наращивали во- енную мощь, требуют сейчас принципиально иных решений. В настоящее время невозможно обеспечить своей стране экономические преимущест- ва, рост богатства путём насильственного захвата ресурсов других госу- дарств. В качестве примера можно привести неудачную попытку Ирака

решить проблемы внутреннего развития нападением на Кувейт в 1991 г. Сегодня такой путь поиска источников экономического роста рассматри- вается не только как аморальный, но и как нереальный и нерациональный. В определённых условиях даже ядерная держава не может сломить сопро- тивление страны, более слабой по своим военным ресурсам. Примеры: опыт США во Вьетнаме, СССР в Афганистане.

Чрезмерные военные расходы ложатся тяжким бременем на эконо-

мику страны, не позволяют выделять необходимые средства на развитие невоенных отраслей хозяйства, науки и культуры. Это ведёт к тому, что государство утрачивает внутриполитическую стабильность и тем самым подрывает основы своего могущества. Военные расходы становятся пре- пятствием на пути развития национальных экономик стран, их социаль- ной сферы и культуры.

Тенденции  развития  международных отношений.  Важной харак- теристикой современного этапа международных отношений является их динамичность. К началу 1980-х гг. завершилась политическая деколони- зация. Теперь решения, важные для международных отношений, прини- маются на всех континентах. В течение последних двух десятилетий в мире стремительно происходили процессы интернационализации эконо- мических и культурных отношений, что послужило основой для интерна- ционализации политических процессов. Нагляднее всего это проявилось в Европе.

В начале 1990-х гг. перестал существовать европейский социалисти-

ческий лагерь, была ликвидирована Организация Варшавского договора – военная организация социалистических стран. Вслед за этим распался Советский Союз – одна из двух сверхдержав. Противостояние между ним и второй сверхдержавой – США, в орбиту которого были втянуты все участники мирового взаимодействия, ушло в прошлое. В результате раз- рушилась старая система международных отношений, носившая название биполярной, или двухполюсной. Однако международные отношения харак- теризуются не только простым изменением соотношения сил между уча- стниками мировой политики. Набирают силу различные новые тенденции в их развитии.

Первая тенденция развития международных отношений – рассредо- точение власти. Вопрос о будущем системы международных отношений открыт. Некоторые политологи считают, что в настоящее время происхо- дит формирование коллективного лидерства США, Западной Европы и Японии. Другие утверждают, что США надо признать единственным ми- ровым лидером. Третьи видят возможность возрождения биполярной сис- темы, где, однако, вместо СССР в идеологическом и военно-политиче- ском противостоянии с США будет находиться Китай. Однако принципи-

альное своеобразие современной эпохи заключается в том, что сейчас нельзя говорить об абсолютном лидерстве тех или иных государств в сис- теме международных отношений. Изменения в расстановке политических сил на мировой арене, формирование многополюсного мира создают множество альтернатив развития и предоставляют более широкое поле для поисков разрешения международных глобальных и региональных конфликтов, межгосударственных споров.

Вторая тенденция современных международных отношений – новое понимание роли ядерного оружия в системе национальной безопасности. До сих пор система международных отношений была основана на ядер- ном сдерживании, когда угроза ядерного нападения нейтрализуется угро- зой ответного удара с нанесением напавшей стране непоправимого ущер- ба. В начале 1980-х гг. и советские, и американские учёные просчитали последствия подобного обмена ядерными ударами. Открывшаяся картина получила название «ядерной зимы», или «ядерной ночи», которая по сути означает гибель человечества. Итогом стало признание того, что ядерная война не может быть средством достижения политических, экономиче- ских, идеологических и каких-либо других целей в условиях, когда резко усилилась глобальная взаимозависимость государств. Стало ясно, то не- достаточно ограничить число государств, владеющих ядерным оружием, недостаточно не допускать его распространения. Встал вопрос о необхо- димости предпринять шаги к уничтожению части накопленных запасов ядерного оружия. Вскоре последовали практические шаги по реализации этого нового понимания.

Третья тенденция развития международных отношений – это форми-

рование в последнее время нового представления о путях обеспечения национальной безопасности отдельного государства в условиях, когда она становится неотъемлемой частью проблемы создания всеобщей безопас- ности. Появился новый термин в лексиконе мировой политики – «всеобъ- емлющая система международной безопасности». С  середины 80-х  гг. ХХ в. уже достигнуто немало конкретных международных договорённо- стей, которые и переводят новое понимание задач безопасности в русло практических действий. Расчёт на силовое давление в целях обеспечения национальной самообороны перестаёт быть эффективным. С другой сто- роны, нет необходимости в том, чтобы обеспечить национальную безо- пасность, опираясь только на собственные, национальные ресурсы. Сис- тема коллективной безопасности позволяет рассчитывать в борьбе с аг- рессором на многонациональные силы, военный и экономический потен- циал других стран. Это означает, что можно существенно сократить на- циональные расходы на военные цели, ограничив их уровнем разумной достаточности.

Четвёртая тенденция развития международных отношений – это раз- работка политических инструментов предупреждающего воздействия ми- рового сообщества на участников конфликтов, невоенных гарантий мира, мер по предупреждению военных конфликтов. Создаются центры по пре- дупреждению военных конфликтов. Новая ситуация наблюдается на меж- дународных переговорах. Теперь переговоры всё больше рассматривают- ся не как средство достижения односторонних преимуществ, а как про- цесс совместного принятия решения, когда стороны изначально нацелены на сотрудничество, ищут выход, приемлемый для всех сторон.

Пятая тенденция развития международных отношений – включение в круг обеспечения безопасности мирового сообщества помимо военных проблем иного характера. Это такие проблемы, как изменение климата и разрушение природной среды, международный терроризм, диспропорции в экономическом и научно-техническом развитии.

Шестая тенденция развития международных отношений – их демо- кратизация. Необходим демократический контроль над внешней полити- кой и системой международных отношений, чтобы избежать опасных для мира ситуаций. Такая демократизация проявляется в том, что, выражая (на выборах) своё отношение к внешнеполитическому курсу правительст- ва, люди тем самым влияют на международные отношения. Эффективным средством влияния на позиции государств, курс правительств оказывают- ся также обращения и рекомендации, принимаемые в ходе международно- го диалога общественности.

Международная безопасность.  Под международной безопасностью

в теории международных отношений понимается состояние международ- ных отношений, обеспечивающих стабильность мирового сообщества. Другими словами, международная безопасность – это состояние между- народных отношений, при котором их субъектам не угрожает опасность войны либо другое посягательство извне на суверенное существование и независимое развитие. В соответствии с Уставом ООН в настоящее время главная ответственность за поддержание международного мира возложе- на на Совет Безопасности ООН. Именно ему принадлежит исключитель- ное право применять санкции против агрессора.

Идея международной безопасности, её практическая реализация обу- словлены историческими, экономическими, политическими, социальными и другими факторами. Возникнув с образованием такого института, как государство, проблема международной безопасности исторически всегда была органически связана с решением вопросов войны и мира. Многочис- ленные войны вынуждали государства заботиться о своей безопасности, выступавшей в качестве их способности различными средствами (само- стоятельно либо в составе коалиции государств) обеспечить защиту от внешней угрозы своему существованию и развитию.

В каждую эпоху международная безопасность зависит от господ- ствующего способа производства, характера и тенденций развития меж- дународных отношений и связей. На её обеспечение оказывают прямое и опосредованное влияние уровень развития цивилизации, материальной и духовной культуры: состояние производства, военного дела, науки и тех- ники, международной торговли, информации, связи и транспорта; разви- тие процессов интернационализации хозяйства и общественной жизни, географической среды; характер глобальных проблем и т.д.

Эти факторы придают большое конкретно-историческое своеобразие содержанию международной безопасности, её видам, формам, путям формирования, способам осуществления, международно-правовым и дру- гим механизмам реализации, эффективности используемых гарантий и пр. Вместе с тем они не являются фатально предопределёнными. Большую роль играет сознательная деятельность людей, классов, партий, общест- венных движений и международных организаций.

В прошлом традиционными средствами обеспечения международной безопасности считались: объединение государств в двусторонние или многосторонние военно-политические союзы, пакты, блоки, группировки и пр., создание крупных оборонительных систем (линий) и сооружений; обладание государствами максимально возможным количеством совре- менного оружия и военной техники, оснащение ими вооружённых сил, способных решить поставленные перед ними военно-политические и стратегические задачи. Соответственно этому разрабатывались концепции международной безопасности, военные доктрины, на основе которых раз- вёртывалась подготовка государств, их армий и флотов к действиям в ус- ловиях войны. Такая историческая практика, сложившаяся в обстановке военного соперничества и непрекращающихся войн между государства- ми, оказалась неспособной обеспечить надёжную международную безо- пасность.

До  середины ХХ  в.  в  международных отношениях отсутствовали

универсальные международные организации и устойчивые региональные соглашения и институты, целью которых было бы обеспечение безопас- ности. Военные и военно-политические союзы государств служили не столько средством региональной и национальной безопасности входив- ших в эти союзы стран, сколько орудием подготовки новых войн и наибо- лее выгодного использования их результатов. В новейшее время глубокие антагонистические противоречия между враждующими военно- политическими группировками государств породили многочисленные вооружённые конфликты, интервенции, колониальные войны и привели к двум мировым войнам. Созданная в 1919 г. Лига Наций не смогла обеспе- чить согласно её Уставу международного «мира и безопасности».

В настоящее время, как представляется современным политологам и политикам, сложилась новая расстановка политических и социальных сил в мире, обусловливающая необходимость и возможность обеспечения международной безопасности в интересах всего человечества. Система безопасности включает в себя военную, политическую, экономическую, гуманитарную и экологическую сферы. Каждая их этих сфер относитель- но самостоятельна, имеет свои особенности и проблемы, от решения ко- торых зависит степень прочности международной безопасности.

В социально-экономической сфере обеспечению такой безопасности способствуют: общая заинтересованность народов в безопасном развитии достигшего огромных размеров мирового хозяйства и широких мирохо- зяйственных связей, растущая интернационализация социальной и эконо- мической жизни; наличие осложняющихся глобальных проблем совре- менности, решение которых возможно лишь в безопасном мире, с пози- ций общечеловеческих интересов и потребностей, удовлетворение кото- рых невозможно без прекращения гонки вооружений, разоружения и уп- рочения мира.

В политической сфере в пользу международной безопасности дейст- вуют такие мощные факторы, как относительная целостность современно- го мира, растущая взаимозависимость государств, миролюбивая политика большинства стран мирового содружества; деятельность международных региональных и национальных демократических движений и организа- ций; прекращение холодной войны между Востоком и Западом, налажи- вание между ними нормальных, цивилизованных отношений во всех об- ластях.

В военной сфере произошли изменения, не имевшие места в про- шлом: стало ясно, что в ядерной войне невозможно достичь политических целей. Ядерная война перестала быть рациональным средством политики. К наиболее актуальным проблемам в военной сфере в новых условиях относятся нераспространение, сокращение и ликвидация ядерного ору- жия, отказ от ядерной войны, демилитаризация космоса, сокращение обычных вооружений и военных бюджетов.

В гуманитарной сфере необходимость и возможность создания меж-

дународной системы безопасности обусловлены крупными позитивными переменами в общественном сознании: упрочением современного поли- тического мышления с присущей ему трактовкой приоритета общечело- веческих интересов выживания над всеми другими интересами и целями; ростом антимилитаристских взглядов значительных масс населения, их убеждённостью в недопустимости ядерной войны; широким развитием гуманитарной сферы, сближающей народы и стимулирующей их совме- стные действия в защиту мира и укрепление безопасности.

В экологической сфере обеспечение международной безопасности должно существенно ослабить загрязнение поверхности земли и атмосфе- ры индустриальными и транспортными отходами, хищническое и неуме- лое использование природных богатств.

Прочность международной безопасности должна строиться на спра- ведливых принципах. В общем виде они сформулированы в Уставе ООН. Применительно к Европе эти принципы конкретизированы в заключи- тельном акте Хельсинкского общеевропейского совещания (1975). Среди принципов, относящихся к военно-политической сфере безопасности, важнейшее значение имеют принцип равенства и одинаковой безопасно- сти и принцип ненанесения ущерба ничьей безопасности в отношениях между государствами. Так, принцип одинаковой безопасности требует поддержания военно-стратегического равновесия сторон (чем его уровень ниже, тем безопасность выше); пресечения попыток получения односто- ронних военных преимуществ; сбалансированного пропорционального сокращения вооружённых сил и вооружений в соответствии с соглаше- ниями сторон; осуществления одинакового по объёму и другим основным параметрам согласованного контроля (международного, национального, с использованием инспекции на местах) в отношении военной деятельности и вооружения.

Основные гарантии международной безопасности разработаны и из- ложены в документах ООН, других международных форумов и являются общепризнанными в отношениях между государствами (союзами, коали- циями). К средствам обеспечения международной безопасности относят- ся: сотрудничество государств в области прекращения гонки вооружений, ограничения вооружений, частичного и полного разоружения, в первую очередь ядерного; предотвращение и ликвидация очагов войны, воору- жённых конфликтов; снижение международной напряжённости; отказ от курса достижения военного превосходства, последовательное снижение уровня военного противостояния, сокращение вооружённых сил до раз- меров разумной достаточности, целей обороны; искоренение неоколониа- лизма, государственного терроризма, расизма; совместное решение в ин- тересах народов назревших общечеловеческих, глобальных проблем; пре- вращение согласованных коллективных принципов международной безо- пасности в конкретные договорные обязательства государств и создание надёжной системы контроля с помощью национальных и международных средств за их строгим выполнением.

Системы  международных отношений.  Исторически развитие поли-

тических процессов в мире прошло ряд этапов. Вначале они протекали как региональные и характеризовались наличием мощной сверхдержавы, которая доминировала в обширном регионе над сопредельными государ-

ствами (Древний Египет, Персия, Древний Китай, Древний Рим и др.). С середины XV в. появляются первые элементы мирового политического взаимодействия (Договор между Испанией и Португалией о разделе сфер влияния от 1434 г.). Позже возникает новая конфигурация политических сил в Европе, опиравшаяся на формирующиеся национальные государст- ва, – так называемая Вестфальская  система,  возникшая после заверше- ния 30-летней войны в Европе и просуществовавшая до Венского кон- гресса. Венский конгресс (1815 г.) подвёл черту под завоевательными по- ходами Наполеона Бонапарта в Европе и ознаменовал создание новой системы международных отношений – системы «европейского концерта наций». Пять монархий – Россия, Австрия, Пруссия, Франция и Англия – попытались создать регулируемую модель европейской политики, исклю- чающую возможность резкого перераспределения могущества в пользу любого из этих государств. Усиление одной державы вызывало сближе- ние остальных, требование «компенсирующих уступок», силовые манёв- ры и т.д. Роль главного «балансира» играла Великобритания, добившаяся наибольших успехов в мировых делах, вследствие чего XIX в. часто име- нуют на Западе «британским веком». Отсутствие в Европе в течение цело- го столетия (1815 – 1914) крупных войн предопределяет интерес совре- менных политологов к исследованию механизма «европейского концер- та». Однако его положительные оценки не означают, что эта модель мо- жет использоваться в настоящее время. Эта система была, во-первых, идеологически однородной, и, во-вторых, число её членов было строго ограниченным. В-третьих, международная политическая жизнь не была достоянием широких народных масс: главную роль в ней играли полити- ческие элиты. Сегодня все эти факторы отсутствуют. Более того, всё сложнее становится достижение международного согласия по любой про- блеме на любом форуме, поскольку разрыв в подходах между либераль- ными и авторитарными правительствами продолжает расширяться. Там, где идеологические разломы накладываются на противоречия, вызванные столкновением национальных амбиций, разногласия будут  становиться всё острее. В такой ситуации призывы к новому «концерту» наций, в рам- ках которого Россия, Китай, США, Европа и другие великие державы действовали бы в режиме своего рода международного кондоминиума, вряд ли будут услышаны. В первой половине XIX в. «европейский кон- церт» руководствовался общей для всех входящих в него стран моралью и общими принципами государственного управления. Его целью было не только сохранение мира в Европе, но и – что ещё важнее – поддержание монархического и аристократического порядка и его защита от либераль- ных и радикальных вызовов, брошенных французской и американской революциями и их влиянием повсюду в Европе. Под натиском народного

национализма, отчасти порождённого подъёмом либерализма, этот «кон-

церт» постепенно распался.

После Октября 1917 г. и возникновения СССР, а затем и социалисти- ческой системы государств мировой политический процесс детерминиро- вался соперничеством между двумя общественными системами: капита- листической (во главе с США) и социалистической (во главе с СССР). Одновременно это было соперничество двух великих держав, двух воен- ных центров силы, основанных на различных принципах и ценностях. Биполярная структура мира нередко создавала угрозы для безопасности и стабильности (например, в ходе Карибского кризиса), однако в целом удерживала мир от новой войны. Распад СССР в 1991 г. создал ситуацию, когда в мире остался один центр силы – США. Самонадеянность силы привела к осуществлению многих рискованных военных операций – от Югославии до Афганистана и Ирака.

Современный мировой политический процесс характеризуется пере- ходом от биполярного к многополюсному миру при сохранении домини- рующих позиций США. Характерные черты современного мирового по- литического процесса таковы:

–   наличие центра, в качестве которого выступает ООН; взаимодей- ствие стран «восьмёрки»; деятельность ведущих международных инсти- тутов и организаций: НАТО, МВФ и др.;

–   выдвижение на первый план глобальных проблем современной

цивилизации;

–   нарастание тенденций к сотрудничеству, взаимодействию и рас-

тущему разнообразию политического развития;

–   наличие сложной совокупности базовых (центральных) и перифе- рийных, транснациональных, региональных, национальных и локальных, цивилизационных и этнополитических процессов; противоречивое дейст- вие тенденций к многополюсному и однополярному миру; коллизионное взаимодействие между основными международными центрами силы (США, Европа, Россия, Китай, Япония, Индия); противоречия между ци- вилизациями (Западной, Исламской, Индуистской, Конфуцианской, Пра- вославно-Славянской и т.д.);

–   многообразие социально-политических сил, средств, форм и ме-

тодов реализации политики;

–   наличие противоречивых тенденций: преемственности и новизны; унификации и разнообразия; стабильности и изменчивости; эволюцион- ных и революционных начал; сознательности и стихийности и т.д.;

–   относительная самостоятельность мировой политики (при детер-

минации её финансово-экономическими или культурными факторами).

Стремление осмыслить происходящие политические перемены в их целостности приводит исследователей к всё более широкому использова-

нию таких понятий, как «глобальность» и «глобализация». Однако подхо- ды представителей различных теоретических направлений к оценке этих понятий, а также отражаемого ими феномена роста взаимозависимости значительно расходятся. Их интерпретации варьируются в зависимости от теоретических представлений.

Обобщая имеющиеся точки зрения и наиболее распространённые по-

зиции, можно выделить следующие глобализационные тенденции.

Первая тенденция – размывание границ между внутренней и внеш- ней политикой. Некоторые авторы говорят даже о прогрессирующей про- ницаемости границ между внутренней и внешней политикой. Иными сло- вами, для выработки внешнеполитической линии и оценки международ- ной ситуации принципиально важной является внутренняя политика, внутреннее положение дел в стране. Речь идёт, таким образом, об интер- национализации политики. Наиболее ярко это проявляется, с одной сто- роны, в международно-политической активности регионов и других субъ- ектов федеративных государств, устанавливающих связи с приграничны- ми регионами соседних стран, а иногда и с иностранными государствами в целом. С другой стороны, это проявляется в непосредственном влиянии международной жизни на внутриполитические процессы в том или ином государстве.

Вторая тенденция – демократизация как международных, так и внут- риполитических отношений. Она наблюдается практически во всех стра- нах независимо от господствующего в них типа политического режима. С окончанием холодной войны даже в условиях самых авторитарных по- литических режимов значительно сузились возможности скрывать, а тем более легитимировать нарушения государством личной свободы граждан, их естественных и политических прав. Всемирное распространение полу- чает такое явление, как прогрессирующая политизация масс, т.е. их воз- растающие требования доступа к информации; участия в принятии ка- сающихся их решений, в улучшении своего материального благосостоя- ния и качества жизни и т.п.

Признаками повседневной жизни людей во всём мире стали дости- жения постиндустриальной революции: спутниковая связь и кабельное телевидение, телефаксы и электронная почта, глобальная сеть Интернет, объединяющая десятки миллионов людей во всех странах и обеспечи- вающая мгновенное распространение и получение необходимой инфор- мации по всем вопросам. В результате разработка и реализация внешне- политических установок перестаёт быть уделом узкой группы специаль- ного государственного ведомства (МИДа) и становятся достоянием сово- купности различных институтов – как правительственных, так и «незави- симых», как политического, так и неполитического характера. Это оказы-

вает глубокое воздействие на политические отношения с точки зрения круга их непосредственных участников.

Отсюда – третья глобальная политическая тенденция – расширение состава и рост многообразия политических акторов. Только за последние полвека количество государств-членов мирового сообщества возросло с

60 до 200. Одновременно с количественным ростом увеличивается и ие- рархия между государствами: если в идеологическом плане структура мировой межгосударственной системы становится более однородной (по сравнению с эпохой холодной войны), то в плане социально-экономи- ческом и военно-политическом наблюдается совершенно иная картина. Усиливается разрыв в уровнях экономического развития, материального благополучия и качества жизни между богатыми и бедными странами, между Севером и Югом. К бедному Югу теперь относятся и многие быв- шие социалистические страны. Кроме этого, сегодня в мировой политике наряду с государствами активно участвуют и другие действующие лица: региональные администрации, сепаратистские и ирредентистские силы, религиозные движения, независимые профсоюзы, экологические партии, транснациональные корпорации (ТНК), политические объединения, т.е. все, кто способен оказывать непосредственное влияние на ход событий, не оглядываясь на национальные правительства. Они оказывают давление на мировую политику и способствуют усложнению её структуры. Как подчёркивает Дж. Розенау, возникают контуры новой, «постмеждународ- ной политики», которую можно охарактеризовать тремя параметрами:

1)  макропараметр (или структурный уровень), где наряду с государ- ственными взаимодействиями возникает второй, полицентричный мир – мир «акторов вне суверенитета», в котором действуют принципиально иные, неизвестные или мало распространённые прежде связи и отно- шения;

2) микропараметр, т.е. система взаимодействий индивида с миром политики: лояльность индивида его идентификационной (референтной) группе; мера подчинения власти; возросшая способность к анализу меж- дународных отношений и эмоциональный вклад в мировую политику;

3)  реляционный параметр (параметр властных отношений), характе-

ризующийся главным образом снижением эффективных компетенций правительств, эрозией традиционных международных авторитетов.

Четвёртая политическая тенденция, имеющая глобальный характер, касается изменений в содержании угроз международному миру и расши- рения понятия безопасности. Как подчёркивает Дж. Розенау, мир «пост- международной политики характеризуется хаотичностью и непредсказуе- мостью, искажением идентичности, переориентацией традиционных свя- зей авторитета и лояльностей, смешением локального и глобального». Это

легло в основу созданных Розенау концепций «глокализации» и «фраг- ментеграции», от которых, по его мнению, исходят сегодня наиболее опасные вызовы и угрозы. Возросшее число участников вносит в систему международных отношений большую неуверенность, связанную с чрез- вычайно широкой палитрой интересов, стремлений и целей, с вытекаю- щей из этого труднопредсказуемостью мотиваций и последствий различ- ных вариантов их поведения. При этом новые проблемы наложились на старые. К угрозам стратегического характера, вытекающим из частичной несовместимости целей участников процесса, добавились угрозы пара- метрического свойства как следствие воздействия внеличностных факто- ров (таких как деградация окружающей среды или техногенное давление на социум). Обеспечение военной безопасности государств продолжает оставаться актуальной задачей, но к ней добавляются вызовы, связанные с возросшими ставками в сфере экономического соревнования, проблемами экологии, информации, культуры.

Теоретики взаимозависимости обратили внимание на перераспреде- ление силы во взаимодействии международных акторов, перемещение основного соперничества между ними из военной сферы в сферу эконо- мики, финансов и т.д. В этой связи увеличиваются возможности малых государств и частных субъектов международного права. Государство, сильное в какой-либо одной или даже нескольких из сфер (например, во- енной, демографической, геополитической), может оказаться слабым в других областях (экономика, энергетика, торговля). Поэтому оценка дей- ствительной силы государства предполагает учёт не только его преиму- ществ, но и сфер его уязвимости.

Место и роль России в мировом  политическом пространстве. Но- вый этап мирового развития, о котором было сказано выше, означает вступление передовой части мирового сообщества в стадию постиндуст- риализма. Это предполагает новый тип производства, экономику «челове- ческого капитала» как совокупности знаний, таланта, творческих начал личности и т.д. Все народы стоят перед проблемой пересмотра собствен- ного видения современного мира, формирования индивидуально- национального взгляда на новый миропорядок, определения своего места в разворачивающихся мировых процессах. Положение России с этой точ- ки зрения представляется достаточно сложным.

Во-первых,  в  1990-е  гг.  сократилась  ресурсная  база  обеспечения

внешней политики российского государства, включая идеологический и психологический аспекты. По данным Госкомстата, с 1990 г. по 1999 г. падение валового национального продукта (ВНП) составило 42%. Объём валового внутреннего продукта (ВВП) за последние годы сократился поч- ти в 2 раза. По совокупному объёму ВВП Россия уступает США в 10 раз,

Китаю – в 5 раз и находится в четвёртой десятке стран мира (по ВВП на душу населения – во второй сотне). По уровню жизни Россия находится на

71 месте в мире, по продолжительности жизни – во второй сотне. Впятеро сократился уровень инвестиционной активности и примерно в 20 раз – расходы на научно-технические разработки. С учётом таких показателей приходится заново осмысливать статус России в современном мире, а также основные ориентиры её внешней политики. Ореол былого величия, военного могущества СССР, правопреемницей которого выступила Рос- сия, пришёл в острое противоречие с её экономической и военной слабо- стью. Стратегические просчёты во внешнеполитических вопросах ещё более усугубили её непростое положение в мире.

Во-вторых, большинство специалистов отмечают незавершившееся

становление России как суверенного государства современного типа. Для соответствия статусу великой державы континентального масштаба необ- ходимо наличие ряда условий, в числе которых: природные ресурсы и население; высокая степень внутренней стабильности и сплочённости; сильные лидеры и т.п. Главные слабости российской государственности – плохо укреплённые границы и проблемы с российским гражданством – органически связаны между собой.

В-третьих, далека от завершения внутренняя борьба политических

сил вокруг вопроса о национально-государственных интересах России; не сформировалось сколько-нибудь превалирующее общероссийское виде- ние собственных интересов в современном мире.

Нельзя сказать, что за последние годы не было вообще никаких до- стижений во внешнеполитической сфере. Россию приняли в «восьмёрку» – элитный клуб самых сильных и влиятельных держав мира. Она остаётся постоянным членом Совета Безопасности ООН с правом вето и принима- ет участие в решении наиболее важных глобальных проблем. Россию при- знали страной с рыночной экономикой, и ведутся длительные переговоры по поводу её вступления во Всемирную торговую организацию (ВТО).

Вместе с тем темпы экономического роста все эти годы оставались неустойчивыми, большинство отраслей экономики (кроме сырьевых) всё ещё неконкурентоспособны, а самому российскому обществу не хватает внутренней консолидации. Россия слабо использует свой тройной геопо- литический потенциал интеграционного ядра Евразии, транзитного госу- дарства, развитого экономического центра.

Таким образом, пока можно говорить лишь о потенциале, перспекти- вах и возможностях, но не о решениях, действиях и достижениях в облас- ти внешней политики. Исходя из этого, по мнению ряда экспертов, для России наиболее приемлемым способом надёжного обеспечения нацио- нальной безопасности является постепенная, осторожная, но совершенно

определённая  интеграция  в  систему  безопасности,  общую  с  Западом. В конце 1990-х – начале 2000-х гг. для этого существовали определённые предпосылки: США и НАТО больше не рассматривали Россию в качестве противника; шла кардинальная перестройка всей системы военных приго- товлений Запада с крупномасштабного конфликта на конфликты регио- нального типа; страны Запада были заинтересованы в том, чтобы вклю- чить Россию в общую систему безопасности.

Если бы сотрудничество с НАТО состоялось в полном объёме, это позволило бы:

–   осуществить взаимную корректировку военной доктрины;

–   установить постоянные отношения между соответствующими ин-

ститутами, регламентирующими военную деятельность;

–   осуществить обмен военнослужащими (в том числе слушателей академий).

С учётом реального веса России на международной арене эксперты в

области международных отношений полагали наиболее адекватной для неё концепцию «балансирующей равноудалённости» от старых и новых центров силы. Они исходили из того, что при чрезмерном сближении с любым из них она окажется в положении ведомого, что способно не толь- ко ущемить национальные интересы, но и подхлестнуть экстремистские настроения внутри страны. Кроме того, однонаправленность связей Рос- сии могла бы помочь чрезмерному усилению её визави за счёт привлече- ния российских ресурсов. Наконец, формирование многополярности – это весьма длительный процесс, в котором есть как активные, так и пассив- ные участники, причём обычно они меняются ролями. Нет ничего зазор- ного в том, что Россия временно отнесёт себя ко вторым.

Но для осуществления политики равноудалённости важнейшими ус-

ловиями являются:

–   сохранение   полного   национального   контроля   над   технико-

экономическим потенциалом и промышленными ресурсами страны;

–   государственная поддержка и защита по крайней мере критически важных отраслей промышленности, банковского дела как внутри страны, так и за рубежом;

–   создание благоприятного налогового климата для возвращения на родину российских частных вкладов в иностранных банках;

–   ограничение предельных объёмов и сфер иностранных инвести-

ций в российскую экономику, которое могло бы смягчаться по мере роста российских капиталовложений вне страны;

–   обеспечение высокой эффективности военного потенциала Рос- сии, недопущение новых «глубоких сокращений» вооружений и воору- жённых сил.

 

38

 

Ощутимый сдвиг во внешнеполитической деятельности России про- изошёл между 1995 г. и 1996 г., когда Министерство иностранных дел возглавил опытный политик и дипломат Е.М. Примаков. Ключевой гео- политической задачей России стало регулирование отношений с бывшими советскими республиками. Контакты с государствами СНГ приобрели большую осмыслённость, а усилия были сконцентрированы на самых важных внешнеполитических проблемах. Россия деятельно вклинивалась в региональные системы баланса сил и формировала собственные альянсы («двойки», «тройки», «пятёрки»). Политика на западном направлении ста- ла скорее проевропейской, чем проамериканской; была сделана ставка на союз Россия – Франция – Германия. Одновременно формировалась азиат- ская политика, устраняющая прозападный уклон. Была выработана общая позиция с Китаем о многополярном мире, проявлено внимание к Индии и Японии, исламскому миру. Наконец, Россия попыталась расширить про- странство своей внешнеполитической активности, чтобы в перспективе вернуть себе статус мировой державы.




Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 |

Оцените книгу: 1 2 3 4 5

Добавление комментария: