Название: Мировая политика и международные отношения - Протасова О.Л.

Жанр: Международные отношения

Рейтинг:

Просмотров: 669

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 |




2. ГЕОПОЛИТИКА

Сущность,  категории и функции  геополитики. Фундаментальное изменение политической карты мира, образование большого количества новых независимых государств, стремительное нарастание территориаль- ных, социальных, экономических, демографических, экологических про- тиворечий и неспособность классической политической теории указать выход обусловили повышенный интерес к бурно развивающейся науке – геополитике.

Геополитика (от греч. Gе – Земля и политика) – наука о географиче-

ской обусловленности различных политических процессов. Термин «гео- политика» впервые ввёл в научный оборот в 1916 г. шведский профессор Рудольф Челлен.

Сила и влияние государства в значительной мере зависят от геогра- фического положения страны, численности населения и её природных богатств. Поэтому геополитика рассматривает земное пространство как наиболее важный ресурс. Так, по мнению Челлена, к государству геопо- литика должна подходить как к географическому организму и как к поли- тическому пространству. Следовательно, государство – это земля, терри- тория, население и вместе с тем – это страна.

Географический организм – это географический ландшафт, природ- ный комплекс, в который входят рельеф, климат, почвы, воды, раститель- ный и животный мир. От свойств поверхности во многом зависят своеоб- разие обитания людей в данном регионе, торговые отношения и в конеч- ном счёте направленность и характер протекания политических явлений.

В рамках географического организма функционируют и развиваются различные объединения людей: племена, этносы, суперэтносы, государст- ва, империи, блоки государств и т.д. В современной науке они называют- ся большими социальными системами.

Следовательно, геополитика  – это наука, изучающая особенности

протекания политических процессов в больших социальных системах че-

рез призму географических ландшафтов.

В геополитическом анализе выделяются три аспекта:

1)  исследование социально-политической ситуации с точки зрения конкретных географических и временных условий развития процессов;

2)  сопоставление реальных данных с различными и часто противо-

положными представлениями об одной и той же территории;

3)  прогноз и рекомендации по проведению политической стратегии преобразования пространства.

Главными геополитическими факторами выступают:

–   географические –  пространственное положение, природные ре-

сурсы;

–   политические  – политический строй и особенности государства, его границы, социальная структура общества, наличие основных свобод и т.д.;

–   экономические – мощность и структура производительных сил,

уровень жизни населения, инфраструктура, стратегические запасы и мо-

билизационные мощности и т.д.;

–   военные – величина, мощь, боеготовность и боеспособность воо- ружённых сил, уровень развития военного искусства, уровень подготовки военных кадров и т.д.;

–   экологические – демографическое давление на ограниченные ре- сурсы страны и планеты, истощение сырьевых ресурсов, изменение жиз- неспособности населения различных стран и др.;

–   демографические – плотность и состав населения, темпы его раз-

вития;

–   культурные – конфессиональные, национальные, трудовые тра- диции, интересы коренных национальностей в других государствах, уро- вень развития науки, образования, здравоохранения, урбанизации и др.

Основными категориями геополитики являются: геостратегический регион, геополитический регион, блок государств, государство, буферное государство, геополитические союзники, сверхдержава, центры силы, геополитические линии, фронтальное соперничество и др.

Геостратегия  (географическая  стратегия)  – политическая наука,

определяющая средства и методы для достижения геополитической цели государства или группы государств-союзников – сохранения и увеличе- ния мощи государства или союза государств, а в неблагоприятных усло- виях кризиса – минимизации ущерба и восстановления первоначального докризисного состояния.

Геостратегия оперирует категориями социума, экономики, политики,

национальной культуры, военной мощи и других стратегических элемен- тов не только государства-заказчика или заказчика – союза государств, но также изучает и учитывает стратегический потенциал иных государств, подразделяя их в общем виде на потенциальных союзников, противников или нейтралов, а также всегда учитывает стратегические свойства геогра- фической среды, в которой геостратегия реализуется. Геостратегия явля- ется инструментом национальной, а в союзе государств – союзной геопо- литики; в иерархии политических наук занимает подчинённое положение по отношению к политике и геополитике. Составными необходимыми и неотъемлемыми частями геостратегии являются национальная стратегия и стратегическая география.

Геостратегический регион – значительная часть мирового политиче- ского пространства, которая характеризуется качеством своего местопо- ложения, характером, интенсивностью и направленностью ориентации торговли и культурно-идеологических связей. Индикатором этого региона выступает контроль над важнейшими стратегическими путями и прохо- дами на земле и на море (например, Хартленд, Римленд).

Геополитический регион – часть геостратегического региона, отлича- ется более скромными размерами и большей плотностью политических, экономических и торговых связей (например, Европа, Россия, Англо- Америка, Китай, Юго-Восточная Азия и др.)

В свою очередь, геополитический регион распадается на политиче- ские районы, которые, как правило, совпадают с границами государств. Важнейшие черты политического района – политическое единообразие и целостность. Каждый район имеет определённые форму и размер. Его внутренняя структура состоит из центра, линий связи от центра ко всем частям и тем показателям, которые выявляют и обосновывают его границы.

Становление и оформление государственных границ современного типа происходит в эпоху возникновения и развития национальных госу- дарств. Границы становятся геополитическим оформлением окружающе- го нацию-государство пространства. Границы подразделяют на естествен- ные и искусственные.

Естественные границы – это преграды, созданные самой природой, главным образом горы и реки. Искусственные границы – это продукт соз- нательного творчества людей и взаимодействия государств: линия фарвате- ра реки, линии, проложенные по параллелям и меридианам (например, гра- ница между США и Канадой длиной 1450 миль по 49-й параллели) и т.д.

Политическая  граница всегда искусственна. Её создание составляет важнейший элемент процесса развития государства, хотя выбор ландшаф- та и среды обитания также зависит от особенностей становления каждого конкретного этноса.

Основными функциями, которые выполняет граница, являются:

–   политическая;

–   защитная;

–   военно-стратегическая.

Каждой границе соответствует тяготеющий к ней пограничный рай- он, который связан с ней определённой инфраструктурой. Иногда такой район может быть преобразован в буферное государство. Обычно это государство, разделяющее соперничающие стороны, как правило, не- большое по размеру. Выгода от существования подобного государства состоит чаще всего в том, что более сильные державы взаимно удержива- ют друг друга от захвата того или иного пункта либо территории, облада- ние которыми дало бы значительный перевес одной из них. В Европе та- кими пунктами издавна были низовья Рейна и швейцарские горные про-

ходы. Отсюда становится понятна роль Швейцарии, Нидерландов, позд- нее Бельгии, преградивших свободный проход между Германией и Фран- цией, которые постоянно враждовали. На Среднем Востоке роль буферно- го государства играл Афганистан, лежавший между землями Британской и Российской империй.

Несколько буферных государств могут образовывать буферные зоны. Это, как правило, небольшие по размеру государства, обладающие не- прочной политической независимостью. Существование подобного рода государств закрепила Версальско-Вашингтонская система, оформившая итоги Первой мировой войны и давшая им название «санитарного кордо- на». Правда, идея такого «кордона» потерпела неудачу. Результатом бес- численных конфликтов между государствами буферной зоны в Централь- ной и Восточной Европе явился их раздел между СССР и Германией, до- кументально оформленный пактом 1939 г.

Геополитическое соперничество может носить как горизонтальный, так и вертикальный характер. Горизонтальное соперничество затрагивает поверхность суши и моря, т.е. распадается на морское и континентальное. В ХХ в., особенно во второй его половине, появляется и вертикальное соперничество, связанное с гонкой вооружения в воздухе и космосе.

Возможно также очаговое соперничество, которое проявлялось в сравнительно ограниченных районах, находящихся вне прямого сопри- косновения хотя бы с одной из сторон. Это соперничество может носить как прямой (Куба, 1961 г.), так и косвенный характер (Ближний Восток,

1966 – 1976 гг.).

Геополитические линии связаны с наиболее важными сухопутными, морскими и воздушными коммуникациями. Они повторяют наиболее важные направления грузопотоков и главные направления переброски войск (например, основные пути доставки нефти из стран Ближнего Вос- тока в Европу и США).

Геополитические линии выступают первичными элементами соеди-

нения мировой геополитической картины, они проявляют и упорядочива- ют систему силового взаимодействия между государствами и их союзами, являются структурообразующими моментами организации геополитиче- ского пространства. За контроль над ними идёт постоянная скрытая или явная борьба.

Категория «политическое пространство» составляет основу предмета

геополитики. Политическое пространство – это протяжённость и глуби- на пределов политической деятельности, которая невозможна вне времени и пространства. Геополитика впервые рассматривает пространство как непосредственную политическую силу.

Концепция «жизненного пространства» помогает понять, что суще- ствуют минимальные размеры пространства, уменьшение которых приво- дит к смерти человека. Недаром его ограничение с давних времён являет-

ся одним из основных видов наказания в человеческом обществе. То же самое можно отнести и к государству. Поэтому вопрос о границах был и остаётся одним из наиболее острых для государств, этносов и других че- ловеческих объединений.

К основным функциям геополитики относятся:

–   познавательная – помогает получить необходимую информацию для анализа;

–   прогностическая – изучает перспективы тех или иных процессов,

выявленных в ходе анализа;

–   интеграционная  – показывает необходимость соединения дости-

жений естественных и общественных наук.

Находясь на стыке политической географии и политологии, геополи- тика тесно связана с такими науками, как философия, экономика, социо- логия, культурология, этнография, государствоведение, психология и др.

Следуя системному подходу, можно убедиться, что геополитика – это своеобразная психология государства, определённая направленность и программа его развития.

Основные  этапы  становления и развития геополитики. Уже в Древнем мире мыслители задумывались над влиянием окружающей гео- графической среды на политическую жизнь человека. Аристотель в «По- литике» отмечал, что жители холодных стран храбры, но лишены выдум- ки и технической изобретательности, поэтому, хотя они дольше других народов сохраняют свою свободу, неспособны управлять своими соседя- ми и, следовательно, нуждаются в политическом руководстве. Южные (азиатские) народы, напротив, глубокомысленны и изобретательны, но не энергичны, поэтому рабство и подчинение являются их «естественным состоянием». Греки же, живущие в промежуточной области, сочетают в себе лучшие качества тех и других. Так было положено начало традиции географического детерминизма в политической теории.

Продолжателем этого подхода стал Жан Боден, который пришёл к выводу, что географическая среда действует на развитие человека через психику, через характер народов. По его мнению, лучшие условия для жизни человека зависят от влияния окружающих его природных условий.

В  эпоху Просвещения данное направление развил Ш.  Монтескьё. В своём трактате «О духе законов» он рассматривал влияние климата, пространства, почвы, культуры и экономики в качестве формирующих историю элементов. Он указывал на определяющую роль климата при развитии форм общественной жизни, одновременно утверждая необходи- мость того, чтобы законы страны соответствовали её географическим ус- ловиям.

В XIX в. центром политико-географических исследований стала Германия, где концепция географического детерминизма прошла путь от политической  географии  до  геополитики.  У  истоков  концепции  стоял

Карл Риттер (1779 – 1859), глава Берлинского географического общества. Риттер разработал систему регионального деления мира в рамках единого глобального пространства. Он разделил Землю на две полусферы: водную (морскую) и сухопутную (континентальную), границы между ними он провёл через южную часть Азии и Перу в виде большого полукруга. При таком делении на севере располагается континентальная полусфера, а на юге – морская. Континентальную полусферу Риттер разделил на Старый и Новый свет. Сравнивая два этих больших региона, он отмечал, что первый обладает большим климатическим однообразием вследствие своего рас- пространения с запада на восток. Новый свет вытянут с севера на юг, по- этому отличается большим климатическим разнообразием. Это различие оказало, по его мнению, существенное воздействие на характер народов, населяющих данные регионы.

Во второй половине XIX в. немецкий исследователь Фридрих Рат- цель  (1844 – 1904) сформулировал основные направления геополитики. Он поставил в центр своих исследований географическую обусловлен- ность внешней и внутренней политики.

Отмечая, что «свойства государства оказываются свойствами народа и земли», Ратцель к важнейшим из этих свойств относил размеры, поло- жение и границы страны, затем характер и форму земли с её растительно- стью и водами и, наконец, её отношение к другим частям земной поверх- ности. Он отмечал, что в процессе роста государство стремится к охвату

«политически ценных мест», поскольку масштабы политических про- странств непрерывно изменяются и они, чтобы избежать неустойчивости, имеют  тенденцию «врастать в  естественные замкнутые пространства». По-видимому, эта тяга государств к врастанию в естественные границы будет удовлетворена лишь в границах континентов. Ратцель считал, что каждый народ и государство имеют свою «пространственную концеп- цию» (идею о пределах своих территориальных владений). Слабеющая пространственная концепция неминуемо ведёт к упадку государства. Он был убеждён, что потребность человека в большом пространстве будет реализовываться в ХХ в. и неизбежно приведёт к доминированию круп- ных государств.

Одним из первых Ратцель разработал теорию «океанического цик- ла», в которой обосновал идею о поступательном перемещении стратеги- ческих центров мира из Средиземноморья в Атлантический, а затем и в Тихий океан. Тихий океан он называл океаном будущего, считая, что на мировой арене будут доминировать те страны, которые имеют реальное первенство в Тихоокеанском стратегическом районе. Причины этого за- ключаются в его огромных размерах, уникальных ресурсах и стратегиче- ском положении. Именно в этом районе будут определяться силовые отношения ведущих мировых держав: США, Японии, Китая, России и Англии.

В отличие от Ратцеля, который рассматривал государство как орга- низм низшего типа, Рудольф Челлен (1864 – 1922) утверждал, что «госу- дарства, как мы их наблюдаем в истории, являются, подобно людям, чув- ствующими и мыслящими существами». Борьба за существование, по Челлену, выступает сущностью всякого организма-государства, а война – конкретная форма проявления этой борьбы за географическое простран- ство. Челлен намеренно противопоставляет свои взгляды либеральным, когда заявляет, что «государство есть цель сама в себе», а не организация, служащая улучшению благосостояния своих граждан.

Челлен вплотную подошел к созданию общей геополитической кар- тины мира. Эта задача могла стать актуальной только в ХХ в., в момент осознания конечности неосвоенного земного пространства.

Главным популяризатором геополитики и создателем первой геопо-

литической  школы  считается  Карл  Хаусхофер  (1869 – 1946).  Главный предмет его исследований – категория «жизненного пространства» – ре- зультат влияния работ Томаса Мальтуса (1766 – 1834), пришедшего к вы- воду, что рост населения подчиняется вечным биологическим законам и происходит быстрее (геометрическая прогрессия), чем рост производства продуктов (арифметическая прогрессия), что ведёт к неизбежности войн. Восприняв идею Ратцеля о фундаментальном преимуществе больших го- сударств над малыми, Хаусхофер рассматривал господство Германии над окружающими её малыми государствами как неизбежное (самой густона- селённой стране, чтобы выжить, необходимо расширять своё жизненное пространство).

Следующий этап развития геополитических идей связан с двумя на-

правлениями: англо-американским и континентальным.

Англо-американское направление. Первая  глобальная  геополитиче- ская  модель  была  разработана  в  Англии  Хальфордом  Маккиндером (1861 – 1947). Уже в 1914 г. он выдвинул идею «осевого региона мировой политики». Маккиндер обратил внимание на исключительно выгодное положение России в центре Евразийского континента. В мире в целом она занимает центральную стратегическую позицию, сравнимую с располо- жением Германии в Европе. Она может наносить удары по всем направ- лениям, но, правда, и сама получает удары со всех сторон.

В 1919 г. в книге «Демократические идеалы и реальность» Маккин- дер дал новое название «осевому региону» – «Хартленд» (от англ. heart – сердцевина). В него он включил географическое пространство России плюс Восточную и Центральную Европу на западе, Тибет и Монголию на востоке. Границы Хартленда он ограничил полумесяцем, с внутренней стороны которого расположены Германия, Австрия, Турция, Индия и Ки- тай, а с внешней – Англия, Южная Африка, Австралия, США, Канада и Япония.

Размышляя над главными угрозами Великобритании, Маккиндер пи- сал, что Германия, Россия или Китай в результате захвата господствую- щего положения в Хартленде могут обойти с флангов морской мир. Са- мым опасным он считал любые формы объединения этих стран.

Превращение США в сверхдержаву привело к пересмотру основных положений концепции Маккиндера. Американец Н.Спайкмен разделил мир на три сферы: Хартленд, Римленд (Западную и Центральную Европу, Турцию, Иран, Саудовскую Аравию, Ирак, Пакистан, Индию, страны Дальнего Востока и Китай) и удалённые Африканский и Австралийский континенты. Из противопоставления Хартленда и Римленда Спайкмен сделал вывод о преобладании второго над первым. Он считал, что США занимают исключительно выгодное положение как по отношению к Хартленду, так и по отношению к Римленду. Через Тихий и Атлантиче- ский океаны они контролируют две противоположные стороны Римленда, а через Северный Ледовитый океан напрямую выходят к самой сердцеви- не Хартленда. Спайкмен сформулировал тезисы:

1)  тот, кто контролирует Римленд, господствует над Евразией;

2)  тот, кто господствует над Евразией, контролирует судьбы мира.

Континентальное направление. Оно получило своё наиболее полное развитие в середине ХХ в. в Германии и Франции; отличалось европоцен- тризмом, регионализмом, акцентом на изучение государственно- интеграционных тенденций европейских государств на основе единой культуры и цивилизации.

В отличие от англо-американского это направление имеет свою чёт-

ко выраженную региональную и духовную специфику. Так, французский геополитик Ж. Готтман, основатель коммуникационной теории, считает, что только в процессе коммуникаций происходит дифференциация поли- тического пространства. Центрами этого дифференцирования выступают города, государства, цивилизации. Однако этот процесс не был однона- правленным – на смену империям приходила региональная обособлен-

ность, сменявшаяся затем новыми формами политических объединений.

Этот процесс объединения и разъединения непосредственно отражает динамику развития геополитического пространства. Альтернативные большие пространства на территории Евразии предполагают сохранение относительного политического суверенитета, этнокультурной самобытно- сти, свободы в определении идейной и мировоззренческой доминанты. По мнению авторов данного направления, смысл вклада России как «сердца Евразийского острова» в судьбу Европы состоит в её противостоянии на- ступлению «однородного состояния человечества», которое они связыва- ют с концом истории.

Для Германии более характерными были интеграционные позиции, например идея «общеевропейского дома» вплоть до отказа от националь- ного суверенитета через создание наднациональных структур, в рамках

которых модифицируется стремление государств к завоеванию простран- ства. Этот процесс, по мнению немецкого исследователя А. Грабовского, соответствует ходу мирового развития и мог бы привести к образованию всемирного союза. В значительной мере этому процессу способствует Германия благодаря своему выгодному геополитическому положению связующего звена между западной и восточной частями Европы.

Характерным для немецкой геополитики этого этапа было введение генералом Хайнцем Гудерианом (1888 – 1954) понятия «господствующая держава». По его мнению, это государство, по своим потенциальным воз- можностям развития отвечающее высшему своему назначению и несущее ответственность перед другими людьми, народами и расами, а потому претендующее на право считаться естественным источником власти.

Геополитические последствия практического развития данной кате-

гории  могут  быть  сопоставимы  с  последствиями  реализации  понятия

«жизненное пространство», особенно в исторический период, когда США получили невиданную раньше возможность вклиниться в Евразийский геостратегический регион в целях оказания решающего воздействия на ход событий. Определяющей целью США выступает задача окончатель- ного разрушения континентального монолита и недопущения доминиро- вания там России.

Коренным изменением геостратегической картины мира ознаменова-

лось начало третьего этапа в развитии геополитики. Он характеризуется двумя главными направлениями. Первое – это продолжение классических, глобальных геополитических схем в условиях «однополюсного мира» и второе – так называемые основные геополитические парадигмы, делаю- щие акцент на феноменах иного порядка.

Анализ ситуации в рамках первого направления фиксирует, что ис- чезновение Российской империи означает прекращение геополитического вызова. Центральная Европа теперь может стремиться к слиянию с Запад- ной Европой, Украина и Беларусь – тоже. На Дальнем Востоке прекраще- ние существования империи избавляет Южную Корею, Японию и Китай от тревоги в связи с присутствием на границе огромной военной мощи России. На юге Турция, Иран и Пакистан неожиданно обрели защиту бла- годаря появлению новых буферных государств. Это укрепило отделяю- щий Россию барьер от тёплых портов, к которым она стремилась, и, сле- довательно, мешает ей достичь положения сверхдержавы.

Показательным для данного геополитического типа мышления явля- ется подход профессора Пенсильванского университета Э. Рубинстайна, опубликованный в 1993 г. в книге «Россия и Америка: от соперничества к примирению». Главной методологической посылкой его концепции вы-

ступает  положение  о  том,  что  США  остались  единственной  страной,

которая способна проецировать своё влияние во  всех четырёх формах

(военное, экономическое, культурно-идеологическое и политическое) на весь мир.

Профессор Э. Рубинстайн выделяет шесть основных геополитиче-

ских регионов.

1. Северная Америка во главе с США. Это самое мощное регио- нальное объединение в мире с возможным, если интеграционные процес- сы не затухнут, преобразованием в Североамериканскую конфедерацию. В зоне полной зависимости от неё неизбежно будет находиться всё запад- ное полушарие.

2.  Европа, политическая интеграция которой будет значительно от-

ставать от экономической.

3. Восточная Азия, в которой господствующие экономические позиции будет занимать Япония. Зависящими от этого региона будут российский Дальний Восток, Юго-Восточная Азия, Австралия, Новая Зе- ландия.

4.  Южная Азия. В этом регионе будет доминировать Индия, но воз-

можно обострение её отношений с окружающими исламскими государст-

вами.

5.  Страны мусульманского полумесяца: Северная Африка, Ближний Восток, возможно, Турция, государства Персидского залива, Ирак, Иран, Афганистан, Пакистан, государства Средней Азии.

6. «Евразийская гроздь» (пока эфемерная). Есть вероятность, что господствующее положение здесь займёт Россия.

Крушение СССР, отмечает Рубинстайн, превратило «сердце» Евра-

зии в геополитический вакуум, его будущее под вопросом. Наиболее де- стабилизирующим фактором для мира он считает Китай, поскольку ему ещё предстоит сыграть активную роль. Также неизбежна будущая коали- ция Китая, России и Ирана, которые будут противостоять Америке, Евро- пе и Японии. Но фактор неопределённости – огромная творческая сила, которая позволяет любой стране по-новому реорганизовать окружающее её геополитическое пространство.

Современная геополитика имеет в своём арсенале несколько пара-

дигм, пришедших на смену «логике двух блоков».

Первая парадигма обращает внимание на пространственное разли- чие, противопоставление между центром и периферией, Югом и Севером, развивающимися странами и развитыми.

Во второй парадигме акцент делается на различие между тремя по-

колениями войн. Разрабатываются теории войн с «нулевым результатом человеческих потерь».

В третьей парадигме основа национальная, предусматривающая ре- национализацию политики. Крушение многонациональных империй вы- звало к жизни проблему национальной идентичности. Этнические, клас-

совые, религиозные противоречия подчинены динамизму становления государства-нации.

Четвёртая парадигма основывается на различиях между региональ- ными системами, в центре каждой из которых находится государство, влияющее на развитие событий в регионе. Киссинджер Г. полагает, что международная система в ХХI в. будет состоять по крайней мере из шести основных центров силы: США, Европы, Китая, Японии, России и, вероят-

но, Индии, а также множества средних и малых государств. Шесть основ-

ных центров силы Киссинджера принадлежат к пяти различным цивили- зациям, поэтому он считает, что новая международная система будет обу- словлена взаимодействием различных цивилизаций.

Пятая парадигма цивилизационная. Директор Центра стратегических исследований Гарвардского университета С. Хантингтон считает, что не существует «человечества вообще», а есть определённые цивилизации: иудео-христианская, мусульманская, буддийская и т.д. Наибольшую опасность будут представлять линии вооружённых конфликтов, совпа- дающие с линиями разломов между цивилизациями.

Ни одна из названных парадигм не является доминирующей.

Россия и современные геополитические процессы. Все западные политологи обращают внимание на постоянную нестабильность, характе- ризующую взаимоотношения России и Европы, России и Запада. Объяс- няют они эту нестабильность четырьмя структурными геополитическими тенденциями.

Во-первых, по размерам территории, численности населения и при-

родным ресурсам Россия превосходит любое европейское государство: её основной проблемой всегда было эффективное использование этих ог- ромных запасов.

Во-вторых, на протяжении всей истории Россия не имела чётко оп- ределённых границ как на западе, так и на востоке, что подталкивало её к постоянной экспансии с целью стабилизировать периферийные регионы,

однако эта политика не решала проблемы, а углубляла её, так как создава-

лась новая периферия.

В-третьих, между Россией и великими европейскими державами все- гда находились политически слабые небольшие государства, что также усиливало экспансионистские настроения в России, стремление утвер- диться западнее.

В-четвёртых, географически, а также в политическом и культурном плане Россия находится между Европой и Азией, в результате чего она никогда не ощущала полной принадлежности ни к одной, ни к другой.

Кроме того, значительную роль играла российская культурная тра- диция. Осознание факта постоянного технологического отставания от За- пада приводило к серьёзным противоречиям. Из признания этого факта делался вывод о необходимости использования его достижений для мо-

дернизации российской экономики, но одновременно в России всегда опасались негативного влияния западных ценностей на общество и куль- туру, что ограничивало возможности технологического сотрудничества.

История поставила вопрос о возможности сохранения целостности России. В условиях атлантической ориентации страна оказалась «задви- нутой» в глубь Евразийского континента, следствием чего стало сущест- венное ухудшение её геополитического положения. Между ней и Европой образовалась широкая полоса из вновь созданных независимых госу- дарств Прибалтики, Украины, Белоруссии, Молдовы, не считая бывших социалистических стран Восточной Европы, многие из которых питают к России не лучшие чувства. Значительно ухудшились её доступы к откры- тым морям – а ведь за них она беспрерывно боролась всю свою историю. Эта борьба имела чёткие и ясные геополитические основания: все главные реки России впадают либо в Северный Ледовитый океан, либо в Каспий- ское море, не имеющее выхода в океан. Обеспечение элементарных жиз- ненных потребностей – вот что побуждало Россию пробиваться к морям.

В современной российской дискуссии по поводу места страны в гло-

бальной геополитике можно выделить три основных направления:

1)  атлантическое;

2)  отход от прочных связей с Западом и выбор «восточной альтерна-

тивы»;

3)  балансирование между Востоком и Западом, использование пре- имуществ от связи с тем и другим при сохранении российской самобыт- ности.




Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 |

Оцените книгу: 1 2 3 4 5

Добавление комментария: