Название: Современные международные отношения - Протасова О.Л.

Жанр: Международные отношения

Рейтинг:

Просмотров: 919

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 |




8. РОССИЯ В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ НА РУБЕЖЕ ХХ–ХХI вв.

Горбачевская  перестройка,  преследуя  благородные  цели  демократии,  привела  к  распаду  Союзного  государства. Попытка государственного переворота в августе 1991 г. и победа над ГКЧП сопровождались серьезной кадровой чисткой в центральных властных структурах. Работа государственного аппарата СССР была практически парализована.

От распавшегося СССР в 1991 г. Россия унаследовала расстроенную экономику с инфляцией 300 \% в год, тотальный дефицит товаров и дефицит бюджета, превышавший 30 \% ВВП. Кроме того, Россия признала за собой весь внешний долг СССР, на обслуживание которого не хватало всех валютных сбережений страны.

По мере ослабления властной вертикали целостность России становилась предметом торга между Москвой и региональными элитами. Страна переживала период бурной децентрализации. Из состава краев выделились автономные области, провозгласившие себя республиками.

В  марте  1992  г.  был  заключен  Федеративный  договор,  который  отказались  подписать  Татарстан  и  Чечня.  Позже Б. Ельцину и М. Шаймиеву удалось достичь компромисса\; чеченский вопрос стали решать силой оружия, и на Северном Кавказе разрослась затяжная и кровопролитная война.

В основу построения Российской Федерации были положены два противоречивых принципа – этнический и территориальный. По моноэтничности Россия уступала только Армении. 82 \% населения страны считали себя русскими. Поэтому лозунг «Россия для русских» звучал камертоном. Сторонники этой идеи предлагали развивать Федерацию на базе территориального принципа, предоставив губерниям равные права и возможности. Но под нажимом обстоятельств Ельцину пришлось подписать около 30 договоров, закрепивших особые отношения между центром и субъектами Федерации. Для координации своих действий и коллективного давления на центр регионы пошли по пути образования крупных межрегиональных ассоциаций, например, «Черноземье», «Большая Волга», «Сибирское соглашение» и др.

Кроме того, российские регионы очень сильно отличались друг от друга уровнем развития. Если Москва и Санкт-

Петербург находились в постиндустриальной стадии, то Тува, Дагестан и другие окраины стояли на доиндустриальной ступени. Лишь около 10 регионов были способны жить на свои средства, все остальные территории нуждались в дотациях. Главным донором России становилась Тюменская область, добывающая нефть и газ. Контраст в производстве на душу населения Тюменской области и Дагестана был потрясающим. На одного человека тюменцы производили продукции в 27 раз больше, чем дагестанцы. На таком фоне начинались радикальные реформы в России.

За первые пять лет радикальных реформ экономика России претерпела существенные структурные изменения. «Шоковая терапия» привела к общему падению промышленного производства. В конце 1995 г. по сравнению с 1990-м промышленное производство сократилось на 51 \%. Особенно сильно пострадали отрасли, ориентированные на конечного потребителя. Так, падение в легкой промышленности составило 83 \%, пищевой – 56 \%, машиностроении – 59 \%, деревообработке – 59 \% и т.д. Прогрессировали, в основном, сырьевые отрасли – нефте- и газодобыча, топливная, цветная металлургия. Эти отрасли имели рынки за пределами страны.

Особенно                сильно                в                результате                реформ                пострадал                военно-промыш- ленный комплекс. Конверсия оборонных предприятий привела к сокращению объемов производства за 1991 – 1994 гг. в 10 и более раз.

Разгосударствление и приватизация рассматривались реформаторами как одна из глобальных задач. Так называемый ваучер  (приватизационный  чек)  реально  стоил  примерно  две  бутылки  водки.  Вскоре  произошла  ликвидация  Чековых фондов, и «народная приватизация» завершилась.

Одновременно с «народной» осуществлялась номенклатурная приватизация\: предприятия, магазины, сфера бытового обслуживания переходили в руки административно-управленческого корпуса. Но настоящая приватизация отраслей промышленности, транспорта, связи проходила на уровне высшего руководства России.

Такой тип приватизации не только не привлек иностранных инвесторов, но, наоборот, создал дополнительные препятствия на пути притока инвестиций из-за рубежа.

Государственная собственность разбазаривалась и присваивалась путем махинаций и мошенничества (в обиходе частенько употреблялось слово «прихватизация»).

Негативные  последствия  радикальных  реформ  проявлялись  в  социальной  сфере.  Задуманная  модель  социальной

трансформации предполагала последовательное снижение патерналистских функций государства и повышение активности населения. Но этого не произошло. Опасаясь резкого роста безработицы, руководство предприятий шло по пути расширения скрытой безработицы, когда людей не увольняли, но и занять их было нечем. Предприятия простаивали, работники не получали зарплаты по полгода и больше. За первые три года реформ среднедушевые доходы в России по сравнению с 1991 г. снизились примерно на 50 \%, а к 1995 г. упали до 80 \%.

К новой реальности смогло приспособиться только около 25 \% населения. Произошло сильное социальное расслоение

российского общества. Средняя продолжительность жизни упала до 64 лет, тогда как европейцы и американцы жили в среднем до 77, а японцы – до 82 лет. Россия вступила в стадию депопуляции. Даже зарубежные аналитики с тревогой ожидали сокращения населения России к 2006 г. примерно вдвое, чего, к счастью, не произошло.

Жизнь еще раз подтвердила известную истину\: если реформы не отвечают интересам большинства населения, они обречены на провал.

РОССИЯ И СНГ. Изначально СНГ не накладывало на своих членов никаких обязательств. Это позволяло каждому

государству выбирать форму участия в Содружестве и заключать двусторонние или многосторонние договоры. Новое добровольное объединение независимых государств было малопродуктивным. Слишком разными были национальные интересы и уровни развития стран-участниц. Поэтому в рамках СНГ сформировались группы государств, появились союзы и альянсы.

Около 20 млн. человек, говорящих на русском языке и считающих себя русскими, остались проживать после развала

СССР на территории иностранных государств. Эти русские естественно тяготели к России как к интеграционному центру.

Если ранжировать другие страны СНГ относительно ВВП России, то они выглядели на рубеже веков так\:

•           Казахстан – 77 \%\;

•           Беларусь – 71 \%\;

•           Украина – 45 \%\;

•           Узбекистан – 32 \%\;

•           Грузия – 48 \%\;

•           остальные – не более 25 \% российского уровня.

По мере реформ все отчетливее проявлялась асимметрия интересов России и других стран СНГ. Сильнее других к России тяготели Армения, Беларусь и Таджикистан в надежде на экономическую помощь и поддержку. Совершенно особенно складывались взаимоотношения России с Беларусью и Украиной как славянскими государствами.

Белоруссия в концепции национальной безопасности признала приоритетным свое участие в СНГ. Она усматривала свое будущее в неразрывном единении с Россией. 2 апреля 1996 г. президенты Республики Беларусь и Российской Федерации подписали Договор об образовании сообщества.

2 апреля 1997 г. президенты России и Беларуси подписали Договор о союзе двух стран, а в мае того же года был принят

Устав  Союза,  определивший  механизм  сближения  славянских  государств.  Для  Беларуси  Россия  является  основным торговым и экономическим партнером. Текущие проблемы рабочего порядка, возникающие время от времени (что неизбежно), решаются мирно, конструктивно и быстро.

Менее успешно в рамках СНГ развивались российско-украинские отношения. Причин тому было множество. Одна из них – территориальные претензии. Украина в современных границах существует с 1954 г. 19 февраля 1954 г. Верховный Совет СССР, учитывая общность экономики, территориальную близость и тесные хозяйственные связи Крымской области (входившей ранее в состав РСФСР) и Украинской ССР, передал Крымскую область Украине. Россия утратила юридические права на свою бывшую территорию. При распаде Союза в российско-украинских отношениях предметом особого спора стал Севастополь и Черноморский флот.

По Сочинским соглашениям, до конца 1996 г. Черноморский флот, состоявший из 840 кораблей, делился по принципу

50/50. После раздела флота Украина возвращала России большую часть своей доли за долги. Таким образом, России переходило 80 \% бывшего Черноморского флота. Казалось, проблема была решена, но камнем преткновения стал вопрос базирования российских кораблей на Черном море. Стало оспариваться право владения городом славы русских моряков – Севастополем. Эта проблема так и осталась неразрешенной.

Внутри Украины мнения относительно дружбы сотрудничества с Россией расходятся. Восточная (Левобережная) Украина испокон веков тяготела к России, и в настоящее время это очевидно. Иное дело – западная, или Правобережная, Украина, где преобладают сепаратистские настроения, нетерпимость ко всему русскому, в том числе и языку. Политические силы, поддерживающие эти настроения, препятствуют развитию дружеских, теплых отношений между двумя братскими странами.

Интеграция России со странами Центральной Азии являлась особенно значимой. Для создания единого экономического пространства 20 января 1995 г. Россия, Беларусь и Казахстан подписали Таможенный союз, к которому 29 марта 1996 г. присоединился Кыргызстан. 26 февраля 1999 г. соглашение о Таможенном союзе подписала Республика Таджикистан.

Пять государств СНГ гарантировали развитие взаимных внешнеэкономических связей, наличие единого таможенного тарифа, а в перспективе – создание единого таможенного пространства, в рамках которого обеспечивалась свобода передвижения товаров. Но договорные обязательства странами «пятерки» не выполнялись, и к исходу ХХ в. Таможенный союз не получил своего развития.

Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан и Таджикистан в начале 1994 г. создали Центрально-азиатское экономическое сообщество, а также Центрально-азиатский банк развития и сотрудничества. Имея много общего в истории, экономическом и культурном развитии, государства Центральной Азии вели активный поиск решения региональных проблем. Россия теряла свое былое влияние на Центральную Азию, а суверенные государства сразу после провозглашения оказались в поле зрения мощных полюсов современного мира.

Государства Азиатско-Тихоокеанского региона (Китай, Корея, Япония) сделали мощный рывок в развитии торгово- экономических связей с Казахстаном, Узбекистаном, Киргизией, Туркменистаном и Таджикистаном. Центральная Азия превращалась  в  транзитную  территорию,  связывающую  Европу  с  Азиатско-Тихоокеанским  регионом.  Начало  новому

«шелковому   пути»   было   положено   развитием   трех   составляющих\:   трансконтинентальной   транспортной   системы,

энергосистем стран региона и современных систем телекоммуникации.

В сентябре 1990 г. в районе станции Дружба – Алашанькоу – были состыкованы железные дороги Казахстана и Китая. У российской Транссибирской магистрали появился серьезный конкурент – Трансазиатская железная дорога. В мае 1996 г. железнодорожное сообщение связало Туркмению с Ираном. Так азиатские страны замкнули железные дороги в единую сеть. Одновременно                 Европейский                 союз                 разработал                 план                 стыковки                 Транс- европейской и Трансазиатской железнодорожных систем через коридор Стамбул–Западная Европа. Протяженность «нового шелкового                                                                                                                                                                                           пути» оказалась короче транссибирского выхода к Тихому океану более чем на тысячу километров, а значит, и существенно дешевле. В результате образования паназиатской железнодорожной системы страны Центральной Азии получили свой, не зависящий от России, выход на рынки Азиатско-Тихоокеанского региона.

Немалую активность в развитии транспортных связей проявила Япония. Почти все глобальные и локальные узлы финансировались японскими компаниями. Крупные кредиты были выделены на реконструкцию аэропортов в Бухаре и Самарканде, Бишкеке и Астане. Китай предоставил несколько воздушных коридоров для самолетов Казахстана и Узбекистана. Воздушное сообщение надежно связало Центральную Азию с Южной Кореей и Японией.

Очень интенсивно развивались двусторонние связи пограничных государств. Так, Казахстан и Киргизия превратились в торговых партнеров Китая. Южно-корейская компания «Дэу» осуществляла на территории Узбекистана несколько крупных проектов,  в  их  числе  проект  по  налаживанию  отверточной  сборки  легковых  автомобилей  марки  «Уздэу».  Динамично

развивались  торговые  связи  Южной  Кореи  и  Казахстана.  На  фоне  расширения  экономических  связей  государств

Центральной Азии со странами АТР, внешнеэкономические контакты России с Казахстаном, Узбекистаном, Кыргызстаном,

Туркменистаном, Таджикистаном развивались вяло.

Следует подчеркнуть, что во второй половине 90-х гг. ХХ в. страны СНГ стабилизировали экономику и приступили к активному поиску своей модели развития и сотрудничества. Содружество Независимых Государств как форма интеграции на   постсоветском   пространстве   стало   увядать.   Главы   Казахстана,   Кыргызстана,   Таджикистана,   Туркменистана   и Узбекистана в январе 1998 г. на встрече в Ашхабаде сошлись во мнении, что СНГ является приемлемой моделью сотрудничества на постсоветском пространстве лишь на переходном этапе. В дальнейшем каждое государство должно самостоятельно выбирать формы участия в СНГ, исходя из национальных интересов и приоритетов собственного развития.

Центральная Азия интересовала сопредельные и европейские страны как источник энергоресурсов. Основу экспорта Казахстана  составляли  каменный  уголь,  алюминий,  медь,  никель,  прокат  черных  металлов.  Киргизия  экспортировала хлопок,  шерсть,  сурьму.  Туркменистан по  запасам  углеводородного  сырья  занимал  одно  из  ведущих  мест  в  мире.  Не случайно центр тяжести инвестиционной активности иностранных компаний был смещен на формирование газопроводной системы  в  республике.  Туркменский  газ  превращался  в  мощный  рычаг  внешней  политики.  Причем  проекты  освоения газовых месторождений Туркменистана могли оказаться более рентабельными и надежными, чем газодобыча и его транспортировка в страны-потребители из Сибири.

Таким образом, переживая глубокий системный кризис, Россия в конце ХХ в. оказалась неспособной выступить в роли интегрирующего          ядра          на          постсоветском          пространстве.          Бывшие          Советские          республики усматривали в России наследника имперских амбиций и постепенно дистанцировались от нее, попадая под экономическое

влияние  набиравших  силу  Китая,  Южной  Кореи,  процветающей  Японии.  Отсутствие  ярко  выраженных  национальных

интересов во внешней политике привело Россию к крупным геополитическим поражениям. Россия ослабла настолько, что не могла выступить в качестве донора для государств СНГ и не могла оказывать экономического давления на них. Страны СНГ переориентировались на другие направления, а Россия показала им пример, сделав своими партнерами на 3/4 внешнего торгового товарооборота страны дальнего зарубежья.

РОССИЯ И ЗАПАД. В течение нескольких месяцев 1989 г. СССР лишился своих союзников в Центральной Европе. С крушением Советского Союза в мире произошли глубокие перемены. Единые армия и флот в СССР перестали существовать. Были выведены советские войска из стран Центральной и Восточной Европы. Прекратил свое существование Варшавский

договор. С учетом всего происходящего США сократили численность своих вооруженных сил и сил, занятых в военно-

промышленном комплексе. Судя по докладу Лондонского института стратегических исследований, это ни в коей мере не снизило боеготовность американских вооруженных сил. Наоборот, США сразу обеспечили себе полное доминирование в военной и политической сферах как единая сверхдержава мира.

Ключевым вопросом политики 90-х гг. ХХ столетия стал вопрос\: какая Россия нужна миру? Могучая и экономически развитая Российская Федерация воспринималась как потенциальный оппонент Запада в глобальном развитии цивилизации. Распавшаяся же на мелкие уделы страна, имевшая на вооружении 27 тысяч единиц ядерного оружия, внушала откровенный страх. Поэтому США поддержали усилия Б. Ельцина по сохранению неделимой России. Западу была нужна финансово зависимая Россия. США, Международный валютный фонд и экономические советники самонадеянно взялись за реформирование России.

В первой половине 90-х гг. бюджет России разрабатывался и предварительно обсуждался с США, с Международным валютным фондом. Запад участвовал в реформировании России консультациями и кредитованием. Новая российская власть и западные политики взяли на себя ответственность за радикальные преобразования страны с тысячелетней историей и устоями. Руководство России, соблазнившись большой финансовой помощью Запада, соглашалось на реализацию импортированных экономических моделей, которые на русской почве никак не приживались. Кредиты МВФ не помогли осуществлению  российских  экономических  реформ,  а  превратились  в  огромный  государственный  долг  России  перед Западом. Если учесть, что Россия взяла на себя обязательства выплатить не только внешний долг СССР, но и царской России, то цифры выглядели совершенно астрономически.

С 1992 г. российская внешняя политика оказалась в фарватере американской. Несмотря на это, в мире не были созданы благоприятные внешнеполитические условия для российских реформ. Традиционно внешняя политика государств обосновывается национальными интересами. Дипломатия России 90-х гг. исходила из идеи строительства нового миропорядка, где Россия должна была выступать партнером развитых стран, особенно США. На практике Россия могла претендовать на роль лишь младшего, а не равноправного партнера. По мере того как таяли иллюзии, посеянные молодыми реформаторами Е. Гайдаром, А. Чубайсом, А. Козыревым, прозападная политика среди россиян стала восприниматься как враждебная.

Министр  иностранных  дел  А.  Козырев  за  первые  десять  месяцев  суверенной  России  часто  посещал  столицы европейских государств и США, объехал весь мир от Южной Африки до Южной Кореи, но не посетил ни одной столицы стран СНГ. Именно в начале 90-х гг. между Россией и США были достигнуты успехи в двусторонних отношениях. К ним можно отнести Договор об ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1), подписанный в июле 1991 г. Он предусматривал сокращение стратегических ядерных арсеналов каждой из сторон до шести тысяч единиц. В январе 1993 г. Россия и США подписали Договор СНВ-2, по которому число боезарядов должно было уменьшиться у каждой из сторон до трех тысяч единиц. Концепция стратегического партнерства России и США начала разрушаться с середины 90-х гг.

Интересы двух стран расходились все дальше. США пытались оказать давление на Россию и заставить ее свернуть сотрудничество в военной и ядерной области с Ираном и Индией. Москва расценивала такое давление как устранение России с рынков высоких технологий и превращение страны в сырьевую базу, торгующую газом, нефтью и лесом.

Принципиально внешняя политика России изменилась с приходом в 1996 г. на пост министра иностранных дел Е.

Примакова. Он поставил во главу угла происходящее рядом с государственными границами страны, а первый визит в Европу нанес почти десять месяцев спустя после своего назначения. Внешнеполитическая зависимость России от США стала уменьшаться.

Стержневой линией российской политики долгое время оставалось противопоставление укрепления ОБСЕ расширению западных структур, прежде всего НАТО. Тем не менее, начиная с 1994 г., в политике России прослеживается акцент на

постепенную институционализацию отношений с ведущими европейскими организациями на основе налаживания механизмов прямого политического диалога с ними.

24  июня  1994  г.  было  подписано  Соглашение  о  партнерстве  и  сотрудничестве  между  Российской  Федерацией  и

Европейским Союзом, вступившее в силу 1 декабря 1997 г. Два раза в год должны проходить встречи президента России с руководством ЕС – председателем Европейского Совета и председателем Европейской Комиссии.

ЕС признал Россию страной с экономикой переходного периода, что позволяет применять режимные положения в торговле и экономическом сотрудничестве на уровне, близком к мировой практике. В ходе переговоров Россия добилась

отмены количественных ограничений на импорт в страны ЕС российских товаров. Но отдельными соглашениями регулируется  торговля  углем  и  товарами  черной  металлургии,  текстилем,  сельскохозяйственной  продукцией,  товарами

ядерного топливного цикла, рынок коммерческих космических запусков. В 1998 г. завершился процесс урегулирования

большинства из этих вопросов.

Наиболее                драматично                 складывались                 отношения                России                с                НАТО. С осени 1993 г., когда в странах Центральной и Восточной Европы и на Западе активизировалась дискуссия о расширении НАТО на Восток, по инициативе США была разработана программа «Партнерство ради мира» (ПРМ). Эта программа, официально принятая на сессии Совета альянса в Брюсселе 10–11 января 1994 г., была адресована всем участникам СБСЕ. Принятие ПРМ было позитивно принято российским руководством. Однако в условиях публичной критики как идеи расширения НАТО, так и ПРМ приоритетное значение в России было отдано оформлению «особых» отношений с НАТО, включая проведение консультаций по широкому кругу проблем европейской безопасности.

В декабре 1996 г. Россией и НАТО было согласовано начало с января 1997 г. консультаций о взаимных отношениях, перешедших в переговоры. Переговоры завершились подписанием 27 мая 1997 г. в Париже Основополагающего акта о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Россией и НАТО. В этом документе зафиксированы принципы

сотрудничества между ними, механизм регулярных консультаций и сотрудничества в рамках Совместного Постоянного Совета

(СПС)  России  –  НАТО,  собирающегося  два  раза  в  год  на  уровне  министров  и  ежемесячно  –  на  уровне  послов,

сформулированы области консультаций и сотрудничества.

Процесс институционализации механизма политического диалога оказался затяжным. Первое заседание СПС на уровне министров иностранных дел 17 государств и генерального секретаря НАТО состоялось в Нью-Йорке 26 сентября 1997 г. С первым визитом начальника российского Генерального штаба в НАТО и назначением Россией в конце 1997 г. главного военного представителя в альянсе, а также созданием в Брюсселе военной миссии связи с НАТО были сделаны важные шаги в направлении формирования механизмов взаимодействия с этой организацией.

С приходом на пост Президента РФ В.В. Путина внешнеполитические позиции России стали гораздо более независимыми, нежели в 1990-х гг. Осуществляя сотрудничество с НАТО в различных сферах, Россия отстаивает свое твердое мнение по поводу нежелательности расширения НАТО на восток, выступает против военных экспансий в страны, где «демократия

вызывает сомнения» и пр. По мере стабилизации экономической и политической жизни России растет и ее престиж на

международной арене.

ВОСТОЧНАЯ  ПОЛИТИКА  РОССИИ.  Российские  реформаторы  в  начале  1990-х  гг.  сделали  ставку  на  Запад,  не придавая должного внимания восточной политике. На исторической развилке выбора между Европой и Азией приоритеты разносторонних связей были отданы Европе. Дальний Восток и Сибирь были оставлены на произвол судьбы. Ориентируясь в своих действиях на Запад, Россия упускала исторический шанс развития сотрудничества со странами Азиатско- Тихоокеанского региона.

К  концу  ХХ  в.  на  долю  еще  недавно  отсталых  Китайской  Народной  Республики,  Тайваня,  Республики  Корея, Сингапура, Малайзии, Таиланда, Филиппин и Индонезии приходилось 17 \% мирового экспорта и импорта. Эти государства совершили невиданный в мировой истории ХХ в. экономический взлет. Осуществляя политику региональной интеграции, страны АТР создали крупнейшие торгово-финансовые и экономические центры мира. Регион превратился в место переплетения международных интересов, стал центром притяжения иностранного капитала. На дальневосточных рубежах России появились могущественные экономические державы, прежде всего Япония и Китай.

В 1969 г. закончилась социалистическая дружба СССР и Китая, когда произошли многочисленные пограничные конфликты, самыми крупными из которых были вооруженные столкновения на острове Даманский и у Шаланшколя в Семипалатинской области. В мае 1989 г. М. Горбачев посетил КНР с официальным визитом, способствующим нормализации советско-китайских  отношений.  Осенью  1991  г.,  с  развалом  СССР,  Пекин  вывел  из  политического  лексикона  понятие

«угроза с Севера». Постепенно Китай стал занимать положение лидера и основного соперника США в регионе, освобожденное распавшимся Советским Союзом. В декабре 1991 г. Китай заявил о признании России.

На фоне резкого контраста успешных китайских экономических реформ и неудачных российских преобразований в декабре  1992  г.  Президент  РФ  Б.  Ельцин  нанес  визит  в  Китай.  Была  подписана  совместная  декларация  об  основах

взаимоотношений между РФ и КНР. В ней закреплялись обязательства сторон не вступать в союзы, направленные друг против друга, не допускать использования своих территорий третьими странами в ущерб безопасности КНР или РФ.

Тогда   Россия            еще   обладала           преимуществом   в   нефтегазовом   комплексе,   электроэнергетике,   в   молочном

животноводстве,   а   главное,   в   уровне   жизни   населения.   Китайская   сторона   проявляла   интерес   к   российскому энергетическому комплексу, развитию приграничной торговли, инвестициям. После 1992 г. приток в КНР прямых инвестиций из США, Японии и других стран стал возрастать. К середине 90-х гг. из 200 тысяч предприятий с зарубежным участием российско-китайских было 693, российские инвестиции не достигали и 70 млн. долларов.

Восхождение  на  орбиту  лидеров  Китаю  обеспечили  продуманные  экономические  реформы.  Уже  в  1995  г.  Китай занимал второе место в мире после США по объему валового внутреннего продукта и опережал по этому показателю Россию в 4,4 раза. В середине 90-х гг. он вышел на второе место в мире по привлечению прямых иностранных инвестиций. Страна сравнительно быстро оказалась на траектории динамичного экономического роста и масштабных рыночных реформ. К концу ХХ в. Россия впервые за последние 150 лет своей истории предстала на мировой арене в роли государства экономически более слабого и политически менее значимого, чем Китай.

Россия искала и находила морально-политическую поддержку со стороны Китая. 25 апреля 1996 г. в Пекине Б. Ельцин и Цзян Цзэминь подписали совместную российско-китайскую декларацию, осуждавшую расширение НАТО. На протяжении

1991 – 1996 гг. взаимоотношения России и Китая прошли путь от признания Российской Федерации до равноправного, доверительного партнерства, направленного на стратегическое сотрудничество. Россия и Китай стремились продемонстрировать всему миру и прежде всего США совпадения взглядов по основным вопросам мирового развития. Страны договорились поддерживать контакты на высшем уровне, встречаясь не реже одного раза в год.

История Китая конца ХХ в. – это история национального величия. Каждый китаец считал свою страну центром мира. Но прогрессирующий Китай осознавал, что Россия – это не просто пограничная страна, это краеугольный камень китайской внешней  политики.  Россия  и  Китай  имели  границу  общей  протяженностью  более  4  тыс.  км  и  сумели  согласовать каждый сантиметр. Весной 1996 г. было подписано Шанхайское коммюнике о мерах доверия на границе. В апреле 1997 г. Цзян                                                                                         Цзэминь                                                                                         прибыл в          Москву          с          визитом,          во          время          которого          было          подписано          Соглашение          о сокращении вооруженных сил в районе границы.

Китай больше не предъявлял суверенной России территориальных претензий, но на исходе ХХ в. население Дальнего Востока испытало на себе начало «популяционной агрессии». На территорию Российской Федерации шло нелегальное переселение китайцев. Их количество не поддавалось учету. На Дальнем Востоке заговорили о грядущей желтой опасности. Российская сторона старалась не выступать резко против нелегальных переселенцев, ограничиваясь выдворением нарушителей паспортно-визового режима.

К началу третьего тысячелетия знаменитый треугольник СССР–КНР–США деформировался. Нормализация российско- китайских отношений на границе, укрепление взаимного доверия, возможное тесное военно-техническое сотрудничество начинали  угрожать  американским  интересам  во  всем  Азиатско-Тихоокеанском  регионе.  Аналитики  предвещали возможность появления антиамериканского, антиатлантического союза Китая, России и Индии при лидирующей роли Китая.

Заключительным аккордом восточной политики России можно считать ее вступление в конце 1998 г. в организацию

Азиатско-Тихоокеан-

ского экономического сотрудничества в качестве полноправного члена. Эта организация объединила 18 стран, расположенных   по   обе   стороны   Тихого   океана.   Россия   перешла   на   Дальнем   Востоке   от   военно-стратеги- ческих императивов к развитию экономических связей со странами АТР.




Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 |

Оцените книгу: 1 2 3 4 5

Добавление комментария: