Название: Международная интеграция и международные организации - Чечурина М.Н.

Жанр: Экономика

Рейтинг:

Просмотров: 1642

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 |




Глава 1. Интеграция в современном мире 1.1.  Сущность интеграционных процессов

Под термином «интеграция» в широком смысле понимается возникновение новой общности из прежде разрозненных частей. Интеграция - это  процесс объединения, сращивания частей в некоторую целостность.

В случае международной политической интеграции речь может идти о создании самостоятельного политического целого в рамках территориальных границ, либо о возникновении политического сообщества, не имеющего территориальной привязки.

В первом случае речь идет об оформлении государственности – наднационального объединения в форме федерации или конфедерации государств. При этом политическая интеграция имеет пространственное измерение и внешние границы, то есть является региональной, а не глобальной. Интеграционный процесс ведет к постепенному отмиранию или устранению политических границ внутри интегрированного пространства. Ярким примером политической интеграции является бывший Союз Советских Социалистических Республик (СССР).

Вторая форма политической интеграции имеет в качестве конечной цели оформление политического сообщества без территориальной привязки. Это – коммуникативная интеграция между политическими действующими лицами. Государственные границы при этом не имеют большого практического значения. Участники этого политического сообщества объединены не территорией или государством, а общей культурой, формальными и неформальными нормами, обычаями, нравами и ценностями, иногда языком. Приверженность им образует некоторое единство, обеспечивающее высокий уровень доверия и взаимопонимания.1 В качестве примера можно привести финно-угорскую общность, народы которой проживают в Эстонии, Финляндии, Венгрии, Татарстане и других странах.

1 Deutsch Karl W. Political Community and the North. Atlantic Area. International Organization in the Light of Historical Experience. New York, 1969.

В      основном,      интегрируясь, государства  как  бы  передают  часть своего суверенитета наднациональным (например, Европейским) институтам или международным организациям. При этом к наднациональным органам уходят прежде всего те сферы деятельности, с которыми государства справлялись хуже всего (финансы, торговля).

Возникает некое региональное квазигосударство, в рамках которого наднациональный уровень берет у национальных государств только те стороны управления хозяйством, где национальное политическое управление недостаточно эффективно.

Например, в Европейском Союзе сильные государства, находящиеся внутри него, соглашаются ощущать себя менее важными и почитаемыми, чем им хотелось бы. Зато ЕС чувствует себя более уверенным субъектом международной политики.

Специалисты делят интеграцию на негативную и позитивную.

Негативная интеграция предполагает устранение национальных барьеров для оформления рынка больших масштабов, где не предписывается заранее некая общая модель хозяйственного поведения. Это, например, ликвидация торговых барьеров в отношении определенных видов товара.

Негативная  интеграция  исходит  из  постулатов  неолиберальной идеологии, которая требует сокращения социальных выплат и максимального отстранения государств от политического вмешательства в функционирование рынка.

Роль наднациональных институтов при негативной интеграции состоит в том, чтобы не позволять государствам вмешиваться в функционирование регионального рынка в целях поддержания равных для всех экономических факторов конкурентных условий.

Общая европейская валюта – евро, также как и вся программа реализации экономического и валютного союза, относятся к проявлениям негативной интеграции. Эта система не предполагает введения в действие инструментов, помогающим входящим в состав Союза государствам справляться с возможными экономическими шоками.

Существовавшее прежде внутри страны равновесие общественных сил нарушается, так как государство уже не управляет национальными рынками, финансовыми потоками, не определяет денежную политику, политику оплаты труда и т.п.

При интеграции, которую можно назвать позитивной, государства- участники   должны   приводить   внутренние   механизмы   в   соответствие   с моделью, которая задается в наднациональных политических решениях. В ЕС позитивную интеграцию можно найти в области защиты прав потребителей, охраны окружающей среды и безопасных условий труда. Позитивная интеграция в большей мере социально ориентирована. Она вторгается в те сферы, которые оставались без внимания со стороны отдельных правительств.

Существование негативной и позитивной интеграции в Европе отражает

«два лица» либерализма:

1. «Экономический», «чистый» или «неолиберализм» ставит на первое место рынок. Считается, что демократия, мир и соблюдение прав человека зависят от успешного функционирования рыночной экономики.

2. Социальные либералы, в отличие от «чистых», на первое место ставят права человека. Они допускают ограничения в функционировании рыночных сил ради удовлетворения базовых людских потребностей, в том числе и политическими способами, не доверяя рынку в полной мере.

Под международной экономической интеграцией понимается высокая (зрелая) ступень интернационализации производства на основе развития глубоких устойчивых взаимосвязей и разделения труда между национальными хозяйствами, ведущая к постепенному сращиванию воспроизводственных структур ряда стран.

Экономическая интеграция предполагает свободное движение товаров, капитала и людей между участниками объединения.

Интеграция характеризуется особенностями, которые отличают ее от других форм экономического взаимодействия стран:

1) устранением ограничений в движении товаров, а также услуг, капиталов, людских ресурсов между странами — участницами соглашения;

2) согласованием экономической политики стран-участниц;

3) взаимопроникновением и переплетением национальных про- изводственных процессов, формированием в рамках региона технологического единства производственного процесса;

4) широким развитием международной специализации и кооперации в производстве, науке и технике на основе наиболее прогрессивных и глубоких форм, совместным финансированием развития экономики и ее инновационного механизма;

5) структурными изменениями в экономике стран-участниц;

6) сближением национальных законодательств, норм и стандартов;

7) целенаправленным регулированием интеграционного процесса, развитием органов управления хозяйственным взаимодействием (возможны как межгосударственные, так и надгосударственные механизмы управления, как в случае с ЕС);

Интеграционный процесс охватывает отдельные звенья целостной системы:

1) рыночное обращение (благодаря либерализации торговли и росту факторов производства), включая обращение товаров, услуг, денежной массы, ценных бумаг и т. д. — это так называемая поверхностная (или мягкая) интеграция (shallow integration);

2) собственно производство (глубокая интеграция — deepintegration);

3) сферу принятия решений (на уровне фирм, предпринимательских союзов, национальных правительств, международных и национальных организаций).

Развивающийся сначала в небольшом количестве регионов мира интеграционный процесс в последние годы охватил почти все континенты, приведя к образованию многочисленных региональных, субрегиональных и межрегиональных торгово-экономических групп, По данным Всемирной торговой организации (ВТО), на начало 2003 г. насчитывалось 151 реально действующее региональное торгово-экономическое соглашение (РТС). Причем

123  из  них  были  зарегистрированы       после  1995    г.1       Таким             образом,         в современной            международной         экономике                  наблюдается  своеобразный

«интеграционный  бум».  На  внутрирегиональную  торговлю  приходится  2/3 объема мировой торговли.

Из 144 стран - членов ВТО в 2002 г. практически все участвовали в одной или нескольких региональных группах. По данным ЮНКТАД, около 40 новых региональных и межрегиональных проектов находятся на стадии обсуждения.

Глубокие  интеграционные  процессы,  однако,  имеют  место,  лишь  в Европе и Северной Америке. Нарастает их глубина в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В большинстве регионов Латинской' Америки, Южной Азии, Африки, на Среднем Востоке региональное сотрудничество пока еще находится на начальных  этапах,  и  соответственно  не  дает  существенного  эффекта.  Во многом формальны еще и интеграционные процессы в СНГ. Сегодня уже надо учитывать, что страны, не использующие огромный потенциал региональной интеграции в своей экономической стратегии, не способны выстоять в современной глобальной конкуренции, противостоять вызовам глобализации.

Крупнейшими интеграционными центрами в современных МЭО является

«триада» наиболее значимых объединений:

1.  Европейский  союз,  в  состав  которого  входят  27  государств  — Германия, Франция, Италия, Люксембург, Нидерланды, Бельгия, Великобритания, Ирландия, Дания, Греция, Испания, Португалия, Австрия, Швеция, Финляндия, Польша, Венгрия, Чехия, Словакия, Латвия, Литва, Эстония, Словения, Кипр, Мальта, Болгария и Румыния. В рамках ЕС достигнута наивысшая на сегодняшний день степень хозяйственного взаимодействия — сформирован единый внутренний рынок стран-партнеров, а в рамках 12 стран — создан Экономический и валютный союз.

2. Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА), образованное США, Канадой и Мексикой, где создание зоны свободной торговли товарами дополняется интеграцией в других сферах, например, речь идет о либерализации движения инвестиций, рабочей силы, услуг и др.

1 World Trade Report 2003. WTO. N. –Y.; Geneva, 2003. P. 47.

 

сотрудничество» (АТЭС), объединяющий экономику 21 страны. В его рамках решается задача создания к 2020 г. системы свободной торговли и свободного движения инвестиций.

Можно также выделить несколько субрегиональных организаций (в частности, АСЕАН), многочисленных перспективных проектов стран — членов АТЭС, включая проект создания в будущем Восточно-Азиатской зоны свободной торговли — своеобразного противовеса Евросоюзу и НАФТА

Интеграционная «триада» – это мощные полюсы современных МЭР, что видно, в частности, из данных табл. 1.2.

Таблица 1.2. Доля региональных группировок в мировом валовом внутреннем продукте, мировом экспорте и инвестициях, %1

 

 

Региональные группировки

 

Доля

в мировом

ВНП

 

Доля

в мировом экспорте

 

Доля в инвестициях

Европейский союз (ЕС)

24

43

19

Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА)

 

26

 

17

 

19

 

Форум АТЭС

 

29

 

25

 

36

 

Рассмотрим основные, наиболее крупные системообразующие факторы, обусловливающие развитие интеграции. Это, прежде всего:

а)объективный          процесс          усиления        взаимозависимости  стран,  рост интернационализации хозяйственной жизни, международное разделение труда;

б) глобализация экономики и глобальная конкуренция;

в)         научно-технический прогресс         и          его       современная  форма:            ин- формационно-технологическая революция;

г) процессы либерализации экономики и повышение степени открытости национальных хозяйств;

д)  множество  (плюрализм)  цивилизаций,  культурно-цивилизационных типов общества и мировоззренческо-духовных структур в современном мире;

1 Материалы «круглых столов» Санкт-Петербургского Экономического форума 1999 г. // Экономист.

1999. №11. С. 3.

е)      общность      национально-   государственных интересов ряда стран с точки зрения их безопасности;

ж) геополитические интересы и др.

Сложная комбинация взаимопереплетающихся факторов усиливает синергетический эффект хозяйственного взаимодействия региональных объединений.

Многообразие факторов интеграции можно рассмотреть более подробно.

1. В современных условиях развитие устойчивых экономических связей между странами и, особенно между их фирмами на основе международного разделения труда, приняло глобальный характер. Все большая открытость национальных экономик, деятельность ТНК (транснациональных корпораций), развернувшаяся НТР, международная торговля, миграция капитала, современные системы транспорта, связи и информации способствовали переходу процесса интернационализации хозяйственной жизни на такой уровень, на котором образовалась глобальная сеть взаимосвязей в целостном мировом хозяйстве с активным участием в нем основной массы фирм большинства стран мира.

Глобализация хозяйственной жизни наиболее интенсивно идет на региональном уровне, так как подавляющее большинство фирм имеет контакты с фирмами соседних стран. Наличие общей границы и исторически сложившихся экономических отношений способствует этому. Поэтому одна из основных тенденций глобализации мирового хозяйства - образование вокруг той или иной страны или группы наиболее развитых стран интеграционных зон,  крупных  экономических  мегаблоков  (США  –  на  Американском континенте, Японии и США – в Тихоокеанском регионе, ведущие западноевропейские страны – в Западной Европе). В свою очередь, в рамках региональных интеграционных блоков иногда формируются субрегиональные очаги интеграции, что особенно характерно для Тихоокеанского региона.

2. Резкое усиление межфирменной и межгосударственной конкурентной борьбы, новые сферы конкуренции и более жесткое соперничество на традиционных рынках превышают возможности отдельного государства или

корпорации.     Это     обусловливает необходимость     кооперации     как материально-финансовых, так и производственных усилий территориально сопряженных стран, позволяя укрепить свои позиции в глобализирующейся экономике, использовать потенциал крупного экономического пространства, наконец,  выступать  единой  силой  против  общих  конкурентов  на  мировом рынке. В результате имеет место не просто определенная увязка национально- государственных интересов, но и их оформление в виде региональных инте- ресов.

3. Фактором, стимулирующим интеграционные процессы, является повышение открытости национальных экономик.

Характерными чертами открытой экономики являются:

глубокая вовлеченность экономики страны в систему мирохо- зяйственных отношений (об этом косвенно свидетельствует большая и продолжающая расти экспортная квота по товарам и услугам в ВВП большинства стран мира, которая в 2000 г. составила 24% в среднем по миру);

ослабление или полная ликвидация ограничений на межстрановые перемещения товаров, капитала, рабочей силы;

конвертируемость национальных валют.

Региональным группам развитых стран, где наиболее высока открытость экономик, она позволяет легче создать единое экономическое пространство, легче выстоять в глобальной конкурентоспособной борьбе своих экономик, фирм, товаров.

Однако либеральная политика максимальной открытости может быть опасна для большинства относительно слабо развитых стран. Принудительное подстегивание к снятию защитных барьеров их национальных экономик (особенно в тех случаях, когда оно заведомо превышает их «резервы прочности») ставит данные страны под такой удар глобальной конкуренции, который они заведомо не могут выдержать. Именно здесь помогает региональная интеграция стран-соседей.

4. Среди наиболее значимых факторов развития региональной интеграции

—  возникновение  в  передовых  странах  так  называемой  новой  экономики,

опирающейся     на     информационно-   технологическую     революцию.     По мнению ученых происходит смена парадигмы развития мирового хозяйства на обладание  знаниями  и  доступ  к  информационным  технологиям.  Главный ресурс «экономики, основанной на знаниях» (knowledge-based economy), — люди. У каждого человека есть потенциал, и задача государства — развивать его.  Однако  средств  на  развитие  НИОКР,  наукоемких  производств, современных моделей образования у отдельных стран не хватает. Региональная интеграция позволяет создавать коллективные фонды, развивать научно- техническую и производственную специализацию и кооперацию, совместно решать проблемы инноваций.

5. Следует отметить, что вопросы информационно-технологической революции сейчас дискутируются наиболее остро. В первую очередь это касается проблемы растущего разрыва в доступе к достижениям информатизации как между отдельными странами, так и внутри стран между различными социальными группами — так называемый электронно-цифровой разрыв (digital divide). Особенно велик этот разрыв между развитыми и развивающимися странами.

Для Африки существенной вехой на этом пути стала разработка региональных, субрегиональных и национальных стратегий развития информационных технологий. Локомотивом региональных усилий по их внедрению в экономику и ускорению таким образом темпов развития стала ЮАР. В результате именно в странах Сообщества по развитию стран Южной Африки использование информационных технологий существенно продвинулось вперед. Существуют примеры создания собственного программного обеспечения для решения локальных задач.

6. Рост значения социальных аспектов глобализации. Придание глобализации «человеческого лица» означает большую ориентацию этого процесса на разнообразные нужды и потребности человека, минимизацию негативных проявлений глобализации и их воздействия на людей. В этой связи становится актуальным создание так называемых сетей социальной защиты (social  safety  nets).  Под  этим  термином  обычно  понимают  набор  адресных

превентивных     мер     в     с     сферах   соцобеспечения,                    занятости, образования, здравоохранения и других в отношении наиболее уязвимых слоев населения на случай неблагоприятных изменений или кризиса в экономике. Это тоже один из факторов развития региональной интеграции, а в Европейском союзе - наиболее зрелой интеграционной группе - формируется единое социальное пространство.

7. Развитию интеграции в рамках отдельных регионов способствует тенденция к многополюсности мира в условиях, когда перестала существовать двухполюсная структура мирового хозяйства. Региональная интеграция опирается и на цивилизационные ценности, «полюсы цивилизационного воздействия», исповедующие общие традиции, собственную идеологию и стиль жизни (европейский, азиатский, латиноамериканский — ЕС, АСЕАН и МЕРКОСУР соответственно). Таким образом, региональная интеграция поддерживает высокий уровень внутреннего разнообразия человечества, а тем самым — и устойчивости (ведь известно, что устойчивость всякого вида прямо пропорциональна степени его внутреннего разнообразия).

В целом стремление развивающихся стран к экономической интеграции имеет несколько иные причины, чем в случае высокоразвитых стран. Если у последних экономическая интеграция является необходимостью, вытекающей из требований уже достигнутого высокого уровня производительных сил, то в развивающихся странах необходимость экономической интеграции вытекает из того, что благодаря ей эти страны получают возможность определенного ос- лабления трудностей в экономическом развитии, прежде всего, в ин- дустриализации. Конкретные же цели таковы:

ускорение экономического развития;

структурная перестройка экономики, новая модернизация;

привлечение иностранных инвестиций из третьих стран;

изменение      подчиненного           положения     в          системе           международного разделения труда.

Однако                  экономическая   интеграция     развивающихся     стран часто идет очень медленно вследствие воздействия целого ряда сдерживающих факторов, в их числе:

особенности  внутреннего  состояния  экономики  каждой  страны (низкий уровень развития производительных сил, монокультурность, недостаточная интегрированность внутренней экономики);

факторы взаимных отношений (слабость материальной базы, недостаточное развитие инфраструктуры, в том числе разобщенность транспортных систем; интегрирующиеся страны мало дополняют друг друга с экономической точки зрения, часто имея однотипные народно-хозяйственные и отраслевые структуры; недостаток финансовых ресурсов для осуществления совместных региональных проектов);

вместе с тем, в отличие от 60—70-х гг., начиная с середины 1980-х гг. по настоящее время сформировались новые стимулы для более успешной региональной интеграции в Латинской Америке, в Юго-Восточной Азии и т. д.: здесь осуществляется переход к широкой либерализации экономик, формирование экономик открытого типа, связанных с мировым рынком, демократизация в десятках стран, разрядка напряженности во взаимных связях (например, в странах Латинской Америки), начало волны новой модернизации на основе неолиберальных реформ.

И все же экономическая интеграция в развивающемся мире в большей степени  является  интеграцией  потенциальной,  на  деле  чаще  формальной (  африканские,  арабские  объединения).  Тем  не  менее  стремление  к  ней отражает общую тенденцию развития всемирного хозяйства. Новое явление — объединение развитых и развиваюшихся стран в одной группе (например, НАФТА, АТЭС).

Взгляд на интеграцию как на процесс, развивающийся от простых к более сложным формам, позволил осуществить классификацию стадий интеграционного процесса. Классической классификацией стала схема Б. Балашши (признанного авторитета в данной области западной экономической науки),    которую    приняли    на    вооружение    различные    международные

экономические  организации.  Прежде   всего      Б.      Балашша      предлагает различать сотрудничество и интеграцию. Если процесс сотрудничества предполагает проведение действий, направленных на уменьшение различного рода дискриминаций, то процесс интеграции предполагает уничтожение дискриминации. Б. Балашша различает пять основных форм интеграции (типов интеграционных соглашений). Рассмотрим их, учитывая современные модификации данной теории, внесенные конкретным опытом функционирования Европейского союза и других интеграционных групп.

К числу основных типов интеграционных соглашений следует отнести:

зону свободной торговли (free trade zone);

таможенный союз (customs union);

общий рынок (common market);

экономический  союз  (в  наиболее  зрелой  форме  экономический  и валютный союз: economic and monetary union);

полную экономическую и политическую интеграцию. Рассмотрим каждый из выделенных типов подробнее.

Зона  свободной  торговли.  Под  ней  принято  понимать  такую  форму

соглашений, при которой ее участники договариваются о снятии таможенных тарифов и квот в отношениях друг с другом. Вместе с тем в отношении третьих стран каждый участник зоны свободной торговли имеет право проводить свою собственную внешнеторговую политику. Подобная форма интеграции реализуется в таких интеграциях, как НАФТА, АСЕАН.

Таможенный союз. Основное отличие от зоны свободной торговли заключается в том, что участники таможенного союза не только устраняют тарифы  и  квоты  в  торговле  между  собой,  но  и  проводят  единую внешнеторговую политику в отношении третьих стран. Таможенный союз предполагает замену нескольких таможенных территорий одной. При этом таможенные службы на внутренних границах упраздняются, а их функции передаются соответствующим службам на внешних границах единой таможенной территории. Примером такого образования уже с 1968 г. является Европейское  экономическое  сообщество  (переросшее  позже  в  Европейский

союз),       а       также       МЕРКОСУР,   формирующийся   Таможенный   союз пяти государств ЕврАзЭС (Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан). При этой форме интеграции существенно меняются товарные потоки, происходит переориентация на импорт из стран — участниц со- глашения, происходят изменения в производстве и потреблении продукции.

Таможенный союз является достаточно логически завершенной формой. В то же время, ограничиваясь сугубо сферой международной торговли, он сам таит в себе внутреннее противоречие, развитие которого неизбежно порождает потребность в переходе к еще более сложным формам торгово-экономических союзов.

Общий рынок. В добавление к тому, что предусматривают рамки таможенного союза, данная форма предполагает устранение препятствий для свободного перемещения между странами-участницами всех факторов производства. Сказанное предполагает сближение национальных законодательств, стандартов, а также развития институциональных основ интеграции, формирование общих органов управления объединительными процессами.

Однако и в этом случае правомерно говорить о действии тех же факторов, которые преобразовали зону свободной торговли в общий рынок. В принципе свободное перемещение факторов производства внутри определенной группировки  стран  должно  способствовать  6олее  рациональному использованию совокупных ресурсов, развитию разделения труда и специализации производства, оптимизации производственных структур и полному использованию фактора экономии от увеличения масштабов производства. Вместе с тем этому препятствуют различия в экономической политике, проводимой государствами, входящими в общий рынок. В строгом смысле слова последний допускает наличие в данной области полного разнобоя со всеми вытекающими из этого негативными последствиями. Опять возникает проблема, решение которой возможно лишь при условии перехода к более сложным формам торгово-экономических союзов.

Экономический союз. Данная форма  предполагает  снятие  отме- ченного выше противоречия путем согласования экономической политики, проводимой странами-участницами. В рамках ЕС проводится единая сельскохозяйственная политика, согласованная промышленная, энергетическая, транспортная, региональная, социальная, научно-техническая политика.

Обратим внимание на то, что как только процесс согласования экономической политики доходит до определенного уровня, он начинает подчиняться собственной логике и требовать, особенно в том случае, если страна характеризуется высокой степенью открытости своей экономики, все более тесной увязки, охватывающей все больший круг вопросов. Данный процесс получает свое определенное логическое завершение в рамках комплексной и более сложной формы — экономического и валютного союза.

Валютный союз — создание единой региональной валютной системы, включая создание единого центрального банка, введение единой валюты. Обеспечивается согласование и становление единой валютно-кредитной, скоординированной макроэкономической политики и проч.

Полная экономическая и политическая интеграция. В данном случае речь идет о превращении единого рыночного пространства в целостное экономическое и политическое образование. Это предполагает не просто согласование, но и проведение унифицированной, фактически единой экономической политики, полную унификацию законодательной базы.

На  этом  этапе  вызревает  необходимость  и  постепенно  формируется новый многонациональный субъект международных экономических и политических отношений, происходит движение к созданию единого федеративного или конфедеративного государства.

Обобщает сказанное о различных формах торгово-экономических союзов рис. 1.1.

Переход от низших стадий (форм) интеграции к более высокой ее форме есть этап интеграции. Длительность этапов определяется целым комплексом многообразных факторов как внутриэкономического и внешнеэкономического, так и  политического характера.   Концепция Б.  Балашши, развитая другими

экономистами      (Дж.      Мидом,      Г.   Мюрдалем, Р. Липсеем, Дж. Вайнером и др.), явилась, по существу, теоретической базой региональной интеграцион- ной политики в Западной Европе, Европейских сообществах, прошедших путь от простых к сложным формам интеграции. Сейчас здесь создан единый внутренний рынок (как более зрелая разновидность общего рынка), а также экономический и валютный союз в формате 12 стран, идет развитие политической интеграции.

Однако  практика показала, что  реальный процесс интеграции,  в  силу своей  внутренней  противоречивости,  не  может  развиваться  столь прямолинейно и поступательно, как предполагает рассмотренная логическая схема. Опыт региональной интеграции (в наиболее глубоких формах как бы сфокусированных в рамках ЕС) показал колоссальные сложности создания единого экономического пространства и разную степень заинтересованности в глубине взаимодействия сторон, что не укладывается в формальные схемы. А многообразие моделей интеграции в Северной Америке, Латинской Америке, в Азиатско-Тихоокеанском регионе, Африке, на Ближнем Востоке, отразившее значительную дифференциацию страновых, региональных и субрегиональных экономических систем, механизмов воспроизводства, других ключевых параметров  развития,  позволяет  видеть  и  частичную  модификацию классической схемы в одних случаях и ее существенную трансформацию — в других. История показывает, что не существует ни строгих закономерностей, ни автоматизма между этапами региональной интеграции, все зависит от конкретно-исторических  условий  в  международных  экономических отношениях в отдельных странах, от экономических и политических интересов данных стран.

 

 

Зона свободной торговли

Таможенный союз

Общий рынок

Экономический союз

Полная экономическая и политическая интеграция

Снятие торговых  барьеров  во взаимной  торговле

+

Установление единой системы  внешнеторговых барьеров

+

Свобода передвижения капитала  , рабочей силы и согласование экономической политики

+

Согласование экономической политики  стран  - участниц

+

Проведение общей экономической и валютно  - финансовой политики

 

 

Рис. 1.1. Основные формы интеграции

Так, в отличие от ЕС, страны — члены НАФТА, создавая зону свободной торговли, не ставят задачи перейти затем к таможенному союзу (да это вряд ли возможно при столь огромных различиях в экономических потенциалах стран

— участниц объединения), но одновременно с первых же шагов вводят определенные  элементы  общего  рынка  (либерализация  капиталовложений, меры по сближению стандартов, либерализация в сфере услуг, гармонизация политики в отдельных сферах, например в области охраны окружающей среды, и др.). В АТЭС поставлена задача формирования (до 2020 г.) зоны свободной торговли и свободного движения инвестиций. При этом, согласно Осакской программе действий, с 1997 г. либерализация распространяется не только на тарифные и нетарифные меры в торговле товарами, инвестиционные потоки, но и на услуги (телекоммуникации, энергетика, туризм); стандарты; интеллектуальную собственность; политику конкуренции; правительственные закупки; разрешение споров; сбор информации и ее анализ; совместное выполнение решений Уругвайского раунда ГАТТ. Одновременно в рамках АТЭС один из важнейших ключевых элементов — это политический диалог.

Одной из нетрадиционных (гибких) схем (моделей) интеграции является и создание так называемых «треугольников интенсивного роста» в Азиатско- Тихоокеанском регионе — интеграции приграничных районов нескольких стран. Сегодня эту формулу интеграционного хозяйственного взаимодействия

активно изучают эксперты Евросоюза,     предлагая  несколько  проектов  таких

«треугольников роста», как: Калининградская область РФ — Финляндия — Санкт-Петербург и Ленинградская область и др.

Латиноамериканские страны стали создавать предпосылки новой фазы сотрудничества с азиатскими странами АТЭС: здесь сочетаются координация связей по межрегиональным механизмам с двусторонними каналами сотрудничества.  Примером  является  Чили.  Эта  страна,  будучи ассоциированным членом МЕРКОСУР, а также подписав двусторонние соглашения с рядом латиноамериканских стран о зонах свободной торговли, одновременно входит в АТЭС. В последние годы Чили применяет новую стратегию,  сочетающую  региональный  и  межрегиональный  уровень интеграции: она является своеобразным «мостом» между тихоокеанскими странами Азии и атлантическими государствами Латинской Америки — Бразилией и Аргентиной. Через особую политику либерализации Чили создает

«входные  ворота»  для  азиатских  товаров  на  южноамериканские  рынки  и

«выходные     ворота»           для      бразильских   и          аргентинских            товаров           на        рынки, расположенные по другую сторону Тихого океана1.

Как   в   ЕС,   так   и   в   СНГ   реализуется   модель   «разноскоростной» интеграции, предусматривающая в рамках одной региональной интеграционной группировки применение разными странами-членами различных форм интеграции. В ЕС практически реализуется концепция «интеграции концентрических кругов» (вокруг ядра — «зоны евровалютного союза). В СНГ получила распространение модель многоуровневой интеграции: Союз России и Белоруссии, формирующих Союзное государство; Евразийское экономическое сообщество; ГУАМ; Среднеазиатское экономическое сообщество; Каспийская четверка.

Наконец, развиваются нетрадиционные интеграционные схемы и с точки зрения различных институциональных механизмов интеграции. Среди них выделяются прежде всего западная (основана на жесткой институциональной структуре  и  обязательности  выполнения  решений  в  заданные  сроки  всеми

1 Chile, a Nation of the Pacific Santiago, Chile, 1998. P. 17.

странами-участницами)       и          азиатская,       предоставляющая свободу маневра для каждой страны-партнера, о чем подробнее речь пойдет ниже.

Интеграцию нельзя считать чисто стихийным процессом, поскольку взаимное приспособление национальных экономик в современном мировом хозяйстве немыслимо без в той или иной степени государственного вмешательства во внешнеэкономическую сферу. Более того, роль государства в формировании интеграционных объединений весьма значительна и часто доминирует. Именно государства проводят политику интеграции, разрабатывают  и  подписывают  межгосударственные  соглашения  об образовании региональной интеграционной группы или о присоединении к уже существующей,  определяют  основные  направления,  механизмы  и  правовую базу интеграции.

В свою очередь, государственные институты испытывают влияние частных  институтов,  которые  выражают  интересы  отдельных  социальных групп.

Выявляя роль частных институтов в интеграции, следует сказать, что они оказывают как прямое, так и опосредованное воздействие на формирование интеграционных объединений. Прямое влияние осуществляется через политические партии, средства массовой информации, общественные организации и неформальные объединения, являющиеся организованными выразителями специфических интересов. Опосредованное влияние реализуется через социализацию, фильтрацию мнений, формирование представлений о ценности интеграционного объединения. Известно, что вступление новых членов в ЕС предваряет общенациональный референдум. Так, Норвегия с 1 января 1995 г. должна была вступить в ЕС (государственные институты подготовили к подписанию пакет документов и провели огромную трудоемкую работу), но под влиянием частных институтов общественное мнение отклонило идею о присоединении страны к ЕС.

Среди частных структур ведущее место занимает бизнес-среда, предприниматели и их объединения, но главный субъект - транснациональные корпорации  (ТНК).  Именно  интересы  ТНК,  как  правило,  —  важнейший

двигатель    этих     процессов.     ТНК,   будучи         заинтересованными         в укрупнении рынков, либерализации хозяйственной деятельности, оказывают, как правило, воздействие на государственные институты в деле развития интеграции. Глобальные схемы менеджмента, транснациональный бизнес, слияния и поглощения и иные процессы формируют реальное хозяйственное объединение воспроизводственных механизмов.

Итак, экономическая интеграция в странах с развитым рыночным хозяйством представляет собой сочетание процессов интеграции на трех уровнях:

1) межгосударственный;

2) частно-корпорационный;

3) общественных институтов, включая научные сообщества.

Эти процессы не происходят обособленно друг от друга, они образуют органическое, хотя и противоречивое, единство. Разнообразный характер сочетания межгосударственных и частно-корпорационных уровней интеграции определяет существование таких, например, различных по типу региональных хозяйственных комплексов, как ЕС в Европе и АТЭС в Тихоокеанском регионе. В ЕС процесс интеграции происходит под воздействием разветвленного политико-правового, институционального механизма межгосударственного и надгосударственного регулирования. В тихоокеанском экономическом регионе, где отсутствует межгосударственная структура типа ЕС, процесс институционализации идет крайне медленно; здесь интеграционные процессы развиваются в виде так называемой «мягкой» интеграции, прежде всего на микроэкономическом уровне, где важнейший субъект — предпринимательские структуры. В течение нескольких десятилетий практически не была четко оформлена североамериканская интеграция (США и Канады), двигателем которой на деле тем не менее были транснациональные корпорации и другие бизнес-структуры.

На примере ЕС, НАФТА и АТЭС видно, что в зависимости от приоритета государственных или частных инициатив по интеграции (что определяется социальной структурой общества, ролью частного сектора ТНК в экономике и

т.        п.)        институционализация экономических объединений может осуществляться сверху вниз с помощью межгосударственного регулирования или  снизу  вверх  через  активность  частных  экономических  субъектов. Примером интеграционного объединения с минимумом межнационального регулирования является АТЭС, где на современном этапе институционализации реализуется в рамках совещаний стран-членов на высшем уровне и регулярных встреч  представителей  деловых  кругов  региона,  ряда  комитетов  и  рабочих групп АТЭС.

Важно отметить, что перерастание частно-корпорационной (микроуровневой) интеграции в межгосударственную, возникновение межгосударственных экономических объединений в значительной степени зависит и от воздействия факторов чисто политического характера. Так, развитие межгосударственной интеграции именно в Западной Европе, где интернациональное переплетение капиталов менее интенсивно, чем, например, между США и Канадой или США и самой Западной Европой, во многом обусловлено особенностями политического развития этого региона в послевоенную эпоху (в частности, стремление коллективно противостоять американскому   нажиму,   существование   в   течение   четырех   десятилетий

«социалистического лагеря» в Европе в условиях «холодной войны» и т. д.). Если даже в индустриально развитых странах взаимосвязь между интен- сивностью процессов интеграции на межфирменном и межстрановом уровне не носит характера прямолинейной зависимости, то на периферии мирового хозяйства соотношение этих процессов принимает еще более усложненные формы.

Поскольку существующий уровень взаимных экономических связей в регионах и субрегионах развивающегося мира в целом невысок, проблема заключается в возможности целенаправленного создании условий для интенсификации этих отношений. Отсюда вытекают и весьма широкие экономические функции государства в интеграционных процессах, что делает закономерным осуществление формальной интеграции (создание определенных экономических группировок и их политико-правовых институтов) еще до аде-

кватного          развития          реальной   интеграции         в         отличие         от индустриально развитых стран, где оформление региональных институтов происходило и происходит уже на базе значительно интегрированных на микроэкономическом уровне национальных хозяйств. С этим связано и гораздо большее значение политических факторов при создании и функционировании и итерационных союзов развивающихся стран, хотя, как уже отмечалось, недооценивать их роль нельзя и применительно к индустриально развитым государствам. В развивающихся же странах они нередко становятся основными непосредственными факторами создания экономических объединений. В таких случаях делаются попытки подвести экономический фундамент под первоначально сложившийся политический союз.

Как уже отмечалось, движущей силой международной экономической интеграции в конечном счете выступают национальные и международные предпринимательские структуры, интересы которых сосредоточены на следующих факторах:

расширение географических рамок деятельности предприятий путем создания совместных предпринимательских структур с иностранными компаниями;

охват региональных рынков на основе устранения барьеров на пути международного обмена товарами, услугами, капиталом, рабочей силой («четыре свободы») с сокращением сбытовых и транспортных расходов, устранение тарифных и нетарифных барьеров и укрепление позиций на региональном рынке за счет расширения объема поставок и ассортимента товаров и услуг;

стимул к структурной перестройке и рационализации производства с использованием международного разделения труда в рамках региона и реализации преимуществ «эффекта масштаба»;

открытие для всех стран — членов региональной группировки национальных рынков государственных заказов;

рост потока нововведений и сделок по обмену технологиями между государствами;

укрепление                                   конкурентоспособности         компаний стран — членов интеграционной группировки за счет увеличения расходов на НИОКР, которые стали возможными из-за роста доходов;

сокращение рисков неопределенности в связи с повышением степени согласованности внешнеэкономической политики государств — членов интеграционной группировки;

стимул для национальных компаний к развитию зарубежного предпринимательства и к преобразованию в международные корпорации;

создание возможностей для развития международных прямых хозяйственных связей, кооперирования и других форм партнерства;

сокращение издержек производства и сбыта продукции за счет унификации стандартов, упрощения процедур налогообложения, уменьшения количества международных торгово-экономических переговоров;

повышение уровня занятости путем расширения международного производства, торговых и инвестиционных потоков;

повышение эффективности внешнеэкономической деятельности предприятий.

Результаты  функционирования  крупнейших  интеграционных объединений - Европейского союза, Североамериканского соглашения о свободной торговле, АСЕАН, МЕРКОСУР – свидетельствуют о том, что в интересах национальных и международных компаний складывалась определенная последовательность интеграционных процессов. В первую очередь решались вопросы инвестиций (проблемы введения национального режима, обеспечения гарантированной адекватности международным договорам, надежной гарантии инвестиций от национализации), сферы услуг, торговли.

Оживление международной торговли, расширение рынков сбыта, увеличение потока инвестиций стимулировали реорганизацию производства. При этом интеграционные процессы способствовали реализации всех трех преимуществ    иностранных     инвестиций:     приобретению    собственности,

интернационализации  производства  и    рациональному         расположению предприятий на территории интеграционных объединений.

Со времени основания в 1994 г. США, Канадой и Мексикой Се- вероамериканской ассоциации свободной торговли (НАФТА) иностранные инвесторы могут свободно проводить свои торговые и производственные операции. Для ТНК из Европы, Азии и Южной Америки Мексика является привлекательной региональной производственной платформой для экспорта в Канаду и США. По этим же соображениям они выбрали Ирландию и Великобританию для континентальной Европы, Гонконг (Сянган) — для Китая.

Или пример МЕРКОСУР — Общего рынка стран Южного Конуса — также весьма привлекательной зоны для ТНК как из стран-партнеров, так и из других регионов, особенно это касается наукоемких отраслей обрабатывающей промышленности. Так, в результате расширения различных форм кооперации между западными автомобильными фирмами (что было непосредственно связано с образованием МЕРКОСУР) резко увеличились взаимные поставки автомобильной продукции между Аргентиной и Бразилией и были созданы условия для заметного роста этой отрасли. Объем производства в указанных странах составлял в конце 1990-х гг. около 2 млн автомобилей в год. С тех пор как страны блока МЕРКОСУР завершили разработку торговых правил, касающихся автомобильной промышленности, около десятка американских, азиатских и европейских фирм объявили о своих планах вложить огромные средства в строительство заводов по производству легковых и грузовых автомобилей в Бразилии и Аргентине.

В целом международная экономическая интеграция расширяет стратегические возможности международных компаний в следующих направлениях:

1) переход от экспорта к прямым иностранным инвестициям (ПИИ) с организацией выпуска импортозамещающей продукции;

2) повышение эффективности ПИИ в связи со свободой перемещения капиталов и товаров, услуг, рабочей силы (наличие «четырех свобод»);

3)          увеличение          объема   производства      и      предоставляемых услуг в связи с ростом ПИИ;

4) расширение возможностей для объединения компаний стран — участниц интеграционной группировки, но нередко и ТНК из третьих стран. Следовательно, именно транснациональные корпорации (и корпоративные интересы) – важнейший двигатель региональной интеграции, предпринимательская деятельность которых ведет к подлинному сращиванию экономик, т.е. к реальной интеграции.




Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 |

Оцените книгу: 1 2 3 4 5

Добавление комментария: