Название: Международная интеграция и международные организации - Чечурина М.Н.

Жанр: Экономика

Рейтинг:

Просмотров: 1851

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 |




3.3. Североатлантический альянс         НАТО

Сразу после ялтинских соглашений сложилась ситуация, в которой внешняя политика стран-победительниц во второй мировой войне была в большей степени ориентирована на будущую послевоенную расстановку сил в Европе и мире, а не на текущую ситуацию. Итогом этой политики стал фактический раздел Европы на западные и восточные территории, которым суждено было стать основой для будущих плацдармов влияния США и СССР. В 1947-1948 гг. был дан старт так называемому "плану Маршалла", в соответствии с которым в европейские страны, разрушенные войной, должны быть инвестированы огромные средства со стороны США. Советское правительство не допустило участие в обсуждении плана в Париже в июле 1947 года делегации стран, находящихся под контролем СССР, хотя они и имели приглашения. Таким образом, 17 стран, получивших помощь от США, были интегрированы    в    единое    политико-экономическое    пространство,    что

определило    одну    из    перспектив    сближения. В то же время, нарастало политическое, военное соперничество между СССР и США за европейское пространство.  Со  стороны  СССР  оно  заключалось  в  интенсификации поддержки коммунистических партий по всей Европе, и, в особенности, в "советской" зоне.   Таким образом, 17 стран, получивших помощь от США, были интегрированы в единое политико-экономическое пространство, что определило одну из перспектив сближения. В то же время, нарастало политическое, военное соперничество между СССР и США за европейское пространство.  Со  стороны  СССР  оно  заключалось  в  интенсификации поддержки коммунистических партий по всей Европе, и, в особенности, в "советской" зоне. Особое значение имели события в Чехословакии в феврале

1948 г., приведшие к отставке действующего президента Э. Бенеша и захвату власти коммунистами, а также в Румынии и Болгарии, блокада Западного Берлина (1948-1949 гг.), ухудшение социально-экономического положения в других странах Европы. Они позволили не входящим в зону оккупации СССР правым политическим режимам европейских стран, выработать единую позицию, переосмыслить проблему своей безопасности.

В марте 1948 года был заключен Брюссельский договор между Бельгией, Великобританией,  Люксембургом,  Нидерландами  и  Францией,  который позднее лег в основу "Западноевропейского союза" (WEU). Брюссельский договор принято считать первым шагом на пути оформления Североатлантического альянса. Параллельно велись секретные переговоры между США, Канадой и Великобританией о создании союза государств на основе общности целей и понимания перспектив совместного развития, отличного от ООН, в основу которого легло бы их цивилизационное единство. Вскоре последовали развернутые переговоры европейских стран с США и Канадой о создании единого союза. Все эти международные процессы завершились подписанием 4 апреля 1949 г. Североатлантического Договора, вводящего в действие систему общей обороны двенадцати стран. Среди них: Бельгия, Великобритания, Дания, Исландия, Италия, Канада, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Португалия, США, Франция. Договор был нацелен на

создание           общей           системы   безопасности. Стороны обязывались коллективно защищать того, на кого будет совершено нападение. Соглашение между странами окончательно вступило в силу 24 августа 1949 года после ратификации правительствами стран присоединившихся к Североатлантическому  договору.  Была  создана  международная организационная структура, которой подчинялись огромные военные силы в Европе и по всему миру.1

Таким образом, фактически начиная со своего основания, НАТО было ориентировано на противодействие Советскому Союзу и, позднее, странам- участницам Варшавского договора (с 1955 г.). Суммируя причины появления НАТО прежде всего стоит упомянуть экономические, политические, социальные, большую роль сыграли желание обеспечить совместную экономическую и политическую безопасность, осознание потенциальных угроз и рисков для "западной" цивилизации. В основе НАТО, прежде всего, желание подготовиться к новой возможной войне, оградить себя от ее чудовищных рисков. Оно же, впрочем, определяло и стратегии военной политики СССР и стран советского блока.

Таким образом, фактически начиная со своего основания, НАТО было ориентировано на противодействие Советскому Союзу и, позднее, странам- участницам Варшавского договора (с 1955 г.). Суммируя причины появления НАТО прежде всего стоит упомянуть экономические, политические, социальные, большую роль сыграли желание обеспечить совместную экономическую и политическую безопасность, осознание потенциальных угроз и рисков для "западной" цивилизации. В основе НАТО, прежде всего, желание подготовиться к новой возможной войне, оградить себя от ее чудовищных рисков. Оно же, впрочем, определяло и стратегии военной политики СССР и стран советского блока.

В 1952 году к организации присоединились такие страны, как Греция и

Турция  («Первое  расширение  НАТО»).  Однако  с  1974  по  1980  Греция  не

1 ПилькоА. В., У истоков "холодной войны": создание НАТО и его последствия (1947-1955)  // Вестник Московского университета. – 2008. – N 2. – С. 23-24.

принимала      участие      в      военной    организации            НАТО            из-за напряженных отношений с другим членом блока – Турцией. За ними последовала Германия – 1955 год («Второе расширение НАТО»). Стоит учитывать, что присоединилась Западная Германия. Саар воссоединился с ФРГ в 1957, с 3 октября 1990 – объединенная Германия. В 1982 году в состав вошла Испания («третье расширение НАТО»), а в 1999 – Польша, Чехия, Венгрия («Четвертое расширение НАТО»). В 2004 году было принято решение о вступлении в организацию Болгарии, Латвии, Литвы, Румынии, Словакии, Словении и Эстонии («Пятое расширение НАТО). И только в апреле 2009 года

– Албания и Хорватия («Шестое расширение НАТО»).

Необходимо отметить, что СССР в период своего существования два раза (в 1949 и в 1954 гг.) обращался с идеей о вступлении в НАТО, но оба раза она была отвергнута.

С концом холодной войны и распадом Варшавского договора в 1991 году роль НАТО в военных делах Европы стала неопределенно. Направление деятельности НАТО в Европе сместилось по направлению к сотрудничеству с Европейскими организациями, как например Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) с целью планировать политику с меньшей угрозой континентальной безопасности. А как сейчас становиться видно деятельность НАТО во главе с США сменилось в направлении смены сложившегося до этого миропорядка.

Также НАТО работает в направлении включения в свой состав бывших стран-участников  Варшавского  договора  и  стран  СНГ  с  целью  окружить Россию кольцом из своих баз и диктовать свои условия, а также скупать российское сырье по заниженным ценам. В настоящее время НАТО, в основном в лице США, не имеют в мире достаточно сильного политического и военного противовеса и, следовательно, практически не ограничены в своих действиях.1

НАТО  является  грандиозным  военно-политическим  блоком  28 государств, обладающим всей необходимой инфраструктурой и системой органов по её управлению. Это сотни комитетов, групп, служб, управлений или

1 Витров, В. История создания и основные этапы развития Североатлантического союза// Зарубежное военное обозрение. – 2009. – N 4. – С. 7-8.

подразделений            планирования,  воинских          и          гражданских (транспортных, медицинских и т. д.) и даже учебных Центров по подготовке и переподготовке специалистов. Его члены выделяют средства и ресурсы, необходимые для повседневного функционирования организации: проведения встреч, подготовки и принятия решений, реализации других задач в рамках общих интересах всех членов альянса. Основная часть военных сил и военной инфраструктуры, принадлежащих государствам-членам НАТО, остаются под их непосредственным управлением и национальным командованием до тех пор, пока не возникнет необходимости в их выделении целиком (или частично) для решения определенных военных задач под общим командованием НАТО. Финансирование обучения и содержания национальных контингентов осуществляется за счет бюджета соответствующих государств. Они же несут все расходы по содержанию своих представительств при НАТО, выплачивают жалованье офицерам, прикомандированным к штаб-квартире альянса. Жалованье гражданских служащих выплачивается из бюджета НАТО. Все программы НАТО финансируются совместно теми государствами, которые в них участвуют.1

Каждая   страна   НАТО   представлена   в   Североатлантическом  совете послом или постоянным представителем, который опирается в своей работе на национальную делегацию, состоящую из советников и должностных лиц, представляющих свою страну в различных комитетах НАТО. Эти делегации во многом напоминают небольшие посольства. То обстоятельство, что они находятся в  одном и  том  же  здании  штаб-квартиры, позволяет им  легко  и быстро  контактировать  на  официальном  и  неофициальном  уровне  друг  с другом, а также с сотрудниками международных секретариатов НАТО и представителями государств-партнеров.

Высшим политическим органом НАТО является Североатлантический совет, военно-политическим – Комитет военного планирования (с декабря 1966 года), военным – Военный комитет.

1 Жучков В., Военные расходы основных стран НАТО // Зарубежное военное обозрение. - 2011. – №

8. – С. 23.

1) Североатлантический совет  (САС)          обладает          реальной политической властью и правами принятия решений. В него входят постоянные представители всех государств-членов, которые проводят свои заседания не реже одного раза в неделю. Сессии Совета НАТО проводятся также и на более высоких уровнях – министров иностранных дел, министров обороны или глав правительств, но при этом его полномочия и права принятия решений остаются прежними, а решения имеют один и тот же статус и юридическую силу независимо от уровня представительства.

Каждое правительство представлено в Североатлантическом совете постоянным представителем в ранге посла. Все постоянные представители опираются в своей работе на политический и военный персонал или сотрудников представительства при НАТО, численность которых может быть разной у разных стран.

Заседание Совета НАТО в составе постоянных представителей часто называется “постоянной сессией Североатлантического совета”. Два раза в год, а иногда и чаще, проводятся заседания Североатлантического совета на уровне министров, когда каждая страна НАТО представлена министром иностранных

дел.

Встречи на высшем уровне с участием глав государств и правительств (саммиты) проводятся при необходимости решения особо важных вопросов или в поворотные моменты развития НАТО

Постоянные представители действуют согласно инструкциям из столиц своих стран, сообщая и разъясняя своим коллегам по Совету НАТО взгляды и политические решения своих правительств. Кроме того, они докладывают руководству своих стран о точках зрения и позициях других правительств, сообщают о новых событиях, процессе формирования консенсуса по тем или иным  важным  вопросам  или  расхождениях  в  позициях  отдельных  стран  в каких-то областях.

Решения  о  каких-либо  действиях  принимаются  на  основе  единства мнений и общего согласия. В НАТО нет процедур голосования или принятия решений большинством голосов. Каждая страна, представленная на заседаниях

Совета   НАТО   или    в   любом   из    подчиненных        ему         комитетов, полностью сохраняет независимость и всецело несет ответственность за свои решения.

Штаб-квартира совета НАТО находится в Брюсселе (Бельгия). Работа Совета готовится подчиненными комитетами, отвечающими за конкретные направления политики.

2) Комитет военного планирования (КВП) обычно работает в составе постоянных представителей, однако не реже двух раз в год его заседания проводятся на уровне министров обороны. Он занимается решением большинства военных вопросов и задач, относящихся к планированию коллективной обороны. В этом комитете представлены все государства-члены Североатлантического союза, кроме Франции. Комитет военного планирования направляет деятельность руководящих военных органов НАТО. В пределах сферы своей ответственности он выполняет те же функции и обладает такими же правами и полномочиями, что и Североатлантический совет. Работа Комитета военного планирования готовится рядом подчиненных комитетов, имеющих конкретную сферу ответственности.

Решения  о  каких-либо  действиях  принимаются  на  основе  единства мнений и общего согласия. В НАТО нет процедур голосования или принятия решений большинством голосов. Каждая страна, представленная на заседаниях Совета НАТО или в любом из подчиненных ему комитетов, полностью сохраняет независимость и всецело несет ответственность за свои решения.

Министры обороны стран НАТО, которые участвуют в работе Комитета военного планирования, проводят регулярные заседания в рамках Группы ядерного планирования (ГЯП), где они обсуждают конкретные вопросы политики, связанной с ядерными силами. Эти совещания охватывают широкий круг вопросов политики в сфере ядерного оружия, в том числе вопросы обеспечения безопасности, охраны и живучести ядерного оружия, систем связи и информации, развертывания ядерных сил, а также более широких вопросов, вызывающих общую озабоченность, таких как контроль над ядерным оружием

и  распространение ядерного  оружия.      Работа Группы           ядерного планирования поддерживается штабной группой ГЯП.

Работа указанных комитетов поддерживается множеством вспомогательных структур.

3) Военный комитет отвечает за планирование коллективных военных операций  и  проводит  регулярные  заседания  на  уровне  начальников генеральных штабов (НГШ). Исландия, у которой нет вооруженных сил, представлена на таких заседаниях гражданским должностным лицом. Франция имеет   специального   представителя.   Комитет   является   высшим   военным органом НАТО, работающим под общим политическим руководством Североатлантического совета, КВП и ГЯП.

Повседневная работа Военного комитета ведется военными представителями, выступающими от имени начальников своих генеральных штабов. Военные представители обладают достаточными полномочиями, позволяющими Военному комитету выполнять свои коллективные задачи и оперативно принимать решения.

Важная роль в функционировании альянса отводиться Генеральному секретарю НАТО и Международному секретариату. Решения по военным вопросам  принимаются  Международным  военным  штабом,  а  также Верховными главнокомандующими ОВС.

1) Генеральный секретарь НАТО (с 2009 года – Андерс Фог Расмуссен) является видным международным государственным деятелем, которому правительства государств-членов НАТО доверили быть председателем Североатлантического совета, Комитета военного планирования и Группы ядерного планирования, а также номинальным председателем других главных комитетов НАТО. Он занимает пост генерального секретаря и главного исполнительного  должностного  лица  НАТО.  Кроме  того,  генеральный секретарь является председателем Совета евроатлантического партнерства и Группы средиземноморского сотрудничества, сопредседателем (совместно с представителем России и представителем страны НАТО, исполняющим обязанности почетного председателя) Совместного постоянного совета НАТО-

Россия.           Он       также  является          сопредседателем,      совместно      с представителем Украины, Комиссии НАТО-Украина.

2) Работа Североатлантического совета и подчиненных ему комитетов осуществляется с помощью Международного секретариата. В его состав входят сотрудники из различных государств-членов, принимаемые на работу непосредственно  НАТО  или  командируемые  правительствами соответствующих стран. Сотрудники Международного секретариата подчиняются  генеральному  секретарю  НАТО  и  сохраняют  верность организации в течение всего срока своего пребывания в должности.

3) Международный военный штаб (МВШ) возглавляется генералом или адмиралом, который отбирается Военным комитетом из числа кандидатов, выдвигаемых государствами-членами НАТО на пост начальника Международного военного штаба. Под его руководством МВШ отвечает за планирование и оценку политики по военным вопросам и внесение соответствующих рекомендаций на рассмотрение Военного комитета. Он также следит   за   надлежащей   практической   реализацией   политики   и   решений Военного комитета. При штабе имеются также группы советников, консультантов и контролеров.

4) Верховный главнокомандующий ОВС в Европе определяет и запрашивает войска, необходимые для обеспечения эффективной обороны, представляет рекомендации политическому и военному руководству НАТО. Он несёт ответственность за развитие сил и средств, а также отвечает за поддержание боеготовности войск НАТО. В случае кризиса Верховный главнокомандующий ОВС в Европе несёт ответственность за принятие всех военных мер в рамках своих возможностей и полномочий.

5) Штаб-квартира Главного командования ОВС в Атлантике находится в Норфолке, штат Вирджиния, США. Задача Верховного главнокомандующего ОВС НАТО на Атлантике состоит в обеспечении безопасности жизненно важных морских коммуникаций. Это необходимо для успешного развития экономики в мирное время и по стратегическим причинам в случае войны. Он осуществляет    командование    силами    НАТО    на    территории    площадью

приблизительно 12 млн. квадратных   миль, простирающейся от Северного полюса до тропика Рака и от восточного побережья Северной Америки до западного побережья Африки и Европы.1

В истории НАТО можно выделить три этапа. Первый – с момента формирования альянса, который создавался для решения двух задач: установление англосаксонского контроля над Европой и консолидация Запада против СССР. Затем функции изменились. Мы наблюдали некую растерянность в стане альянса, когда Варшавский договор, а потом Советский Союз рухнули, и НАТО не могла найти себе применения. Многие натовские военные базы были обеспокоены за свою судьбу. На втором этапе они избрали другую целевую  установку  –  это  консолидация  Запада  уже  не  против  угрозы  со стороны России, а против нестабильности. Это угроза распространения оружия массового уничтожения, далее терроризм, наркотики, нелегальная миграция. И, таким образом, НАТО сегодня существует как мощная, единственная, по сути, военная организация с соответствующими планами. На третьем этапе НАТО становится не инструментом стран Запада и даже не Америки, а транснациональным сообществом, мировой финансовой олигархией.2

Сегодня, именно через НАТО Европа подконтрольна Соединенным штатам, мировым финансовым институтам. В Евросоюзе пытаются уйти от полной зависимости от США, но через НАТО их там держат довольно прочно. В подтверждение этому достаточно вспомнить, как готовились акцию против Югославии. Все в Европе были против, кроме Британии.3

Наращивание военной мощи альянса уже не столько актуально, как прежде. НАТО представляет собой самый мощный альянс и превосходит все центры силы, которые есть на планете. Наращивается его политическая мощь и его влияние на внутреннюю политику целого ряда государств. В частности предпринимаются попытки влиять на ситуацию в Белоруссии, на Украине, не говоря уже о Грузии.4

1 NATO-Structure – Режим доступа: http://www.nato.int/cps/en/natolive/structure.htm Дата обращения 25

марта 2012 г.

2 Россия - НАТО после Лиссабона // Международная жизнь. –  2011. –  N 1. – С. 33.

3 Там же. – С. 38.

4 Конышев В. Н., Россия и российско-американские отношения: взгляд из США // Вестник Санкт- Петербургского университета. – 2008. – Вып. 2. – С. 77.

В настоящий момент в НАТО   входит  28  государств,  и  ведутся переговоры о вступлении Македонии, Грузии, Украины, Сербии, которые находятся в различной степени завершенности.1

19-20 ноября 2010 года состоялся Лиссабонский саммит НАТО. Хотя саммит НАТО – событие обычное, проходящее дважды в год, на этот раз все было иначе: как отметил генеральный секретарь организации Андерс Фог Расмуссен, Лиссабонский саммит стал «одной из самых смелых встреч на высшем  уровне  за  всю  историю  НАТО».  Действительно,  на  саммите  был принят   ряд  смелых  решений,   в  частности  о   снижении   численности   их персонала  на  35%,  а  также  о  «консолидации  и  рационализации»  агентств НАТО,  число  которых  было  сведено  к  трем  вместо  14.  В  отличие  от предыдущих встреч на Лиссабонском саммите было официально поддержано снижение финансового бремени расходов, а не традиционное их повышение, поскольку лишь несколько государств-членов НАТО в состоянии тратить больше 2% своего бюджета на поддержание общеевропейской обороны.2

Наиболее значимым мероприятием, которое активно рекламировалось по мере приближения даты созыва саммита, было принятие на нем новой Стратегической концепции альянса. По слова генерального секретаря, Стратегическая концепция, как ожидается, будет «руководством для деятельности НАТО в ближайшие десять лет» и «планом действий, которые НАТО будет предпринимать». К сожалению, так и не стало вполне ясно, какой путь НАТО собирается выбрать и во главе каких процессов собирается встать.

Как и предыдущие концепции 1991 и 1999 годов, новая СК альянса отражает лишь то, что в настоящее время беспокоит как НАТО в целом, так и отдельных его членов по тем вопросам, по которым они не могут найти общий

язык.

Всегда в первую очередь НАТО подтверждает, что его «важнейшей задачей»  является «охрана и  защита  нашей  территории  и  населения наших стран от нападения», то есть его  приверженность статье 5 Вашингтонского

1 NATO-Member countries - Режим доступа: http://www.nato.int/cps/en/natolive/nato_countries.htm Дата

обращения 29 марта 2012 г.

2 Петров, В. Основные итоги Лиссабонского саммита НАТО / В. Петров [[Текст]] // Зарубежное военное обозрение. – 2011. – N 2. – С. 3.

договора     и     цели     коллективной    обороны.  В  конечном  счете,  такое заявление выражает цель любого военного союза. Однако в процессе обсуждения новой доктрины НАТО именно эта цель была подвергнута сомнению.  Каким  образом  можно  сохранить  положение  о  коллективной обороне при изменении характера внешней угрозы и принимаемых контрмер для предотвращения?

Если действия сил НАТО в Югославии в 1999 году способствовали обеспечению безопасности своей периферии, то афганский опыт поставил организацию перед дилеммой: либо вернуться к первоначальной задаче территориальной обороны, либо участвовать в военных конфликтах повсюду, где требуется присутствие сил Североатлантического блока.

Учитывая фактический провал взятой на себя руководством организации новой миссии «национально-государственного строительства» в труднодоступных уголках земного шара, многие ожидали, что НАТО вернется к своей первоначальной задаче оборонительного союза в Европе и перестанет претендовать на роль стабилизирующей силы в мировом масштабе. В то же время дальнейшее существование самого Североатлантического блока зависело от  новых  задач,  поэтому  генеральный  секретари  НАТО  сделал  все,  чтобы связать лозунг коллективной обороны со всевозможными мыслимыми и немыслимыми угрозами. В целом в новой СК перечислены восемь таких угроз, начиная от ракет и ядерного оружия, нестабильности или конфликтов за пределами НАТО, терроризма, кибератак, до необходимости защиты жизненно важных линий связей, транспорта и транзита (в том числе в целях обеспечения энергетической безопасности), сдерживания негативных тенденций, связанных с технологической деятельностью.

Таким образом, НАТО поручено обеспечивать сдерживание и оборону

«против всего спектра традиционных и новых вызовов безопасности». Однако каким образом НАТО собирается этого достичь? Этот вопрос остается в числе актуальных, прежде всего, из-за вступления в организацию новых членов – Польши и стран Прибалтики. Они призывали к размещению сил НАТО в своих странах, чтобы  преодолеть традиционный  страх  одиночества.  Однако  такое

размещение идет вразрез с принятым    в 1997 году Основополагающим актом Россия-НАТО, в котором оговаривался отказ от размещения ядерного оружия, так же как и на постоянной основе «существующих боевых сил» на территории новых государств-членов организации.

Этот вопрос по-прежнему находится в тупике, а его дальнейшее затягивание способно испортить любое новое начинание в контактах Россия- НАТО, особенно на фоне того, что США в 2008 году начали возводить базы в Болгарии и Румынии.1

На Лиссабонском саммите НАТО было принято решение о разработке единое системы противоракетной обороны, которая становится неотъемлемой частью оборонительного плана НАТО и увязывается с противоракетной обороной театра военных действий (ПРО ТВД), рассчитанной на защиту населения и  территорий  стран-участниц. Как  утверждается, эта  цель  может быть  достигнута  путем  расходов  в  200  млн  евро  из  бюджета  НАТО  в ближайшее десятилетие.2

Безопасность НАТО и России определяется как «взаимосвязанная». Это представление призвано подчеркнуть взаимные заверения обеих сторон в том, что  они  пришли  к  договоренности  не  представлять угрозу  друг  для  друга:

«Только это разграничивает прошлые и будущие отношения между НАТО и Россией». Эта граница проводилась часто за последние два десятилетия, да и заявления об отказе от взаимных угроз звучали довольно часто. Другими словами, совершенно очевидно, что растущая положительная риторика не создаст качественно новые отношения. Пока НАТО не признает недостаток системы «взаимосвязанной безопасности», никакой качественной перемены не осуществится.3

Россия всегда выстраивала свои отношения с ближними и дальними соседями  на  двухсторонней  либо  многосторонней  основе.  Однако  никаких

1 Симонов, А. Новая стратегическая концепция НАТО // Зарубежное военное обозрение. – 2011. – N

1. – С. 4-6.

2 Трубников, В. Сотрудничество России и НАТО в области ПРО – ключ к безопасности евроатлантического сообщества / В. Трубников [[Текст]] // Международная жизнь. – 2011. – N 7. – С.

22.

3 Симонов, А. Новая стратегическая концепция НАТО // Зарубежное военное обозрение. – 2011. – N

1. – С. 8.

отношений     с          НАТО,            ведущей         организацией  безопасности в  Европе до 1991 г. по известным причинам не складывалось.1

C момента подписания Североатлантического договора (4 апреля 1949-го) и до конца 1980-х годов отношения между Советским Союзом и НАТО развивались в контексте межблокового противостояния «Восток-Запад», а точнее Варшавский Договор-НАТО.

Процесс активного установления связей между Североатлантическим союзом и Россией начался после распада Организации Варшавского Договора и развала Советского Союза. Для налаживания всестороннего взаимодействия с бывшими социалистическими государствами в декабре 1991 года был создан Совет североатлантического сотрудничества (в 1997-м преобразован в Совет евроатлантического партнерства – СЕАП), членами которого в 1992 году стали страны бывшего СССР, включая Российскую Федерацию.

В соответствии с подписанными в 1991 году в г. Синтра (Португалия) учредительными документами СЕАП является консультативным органом, обсуждающим проблемы обеспечения стабильности и безопасности в Европе и за ее пределами. В настоящее время совет объединяет 50 участников (28 стран- членов альянса и 22 партнерских государства), которые на постоянной основе осуществляют сотрудничество с НАТО в военной сфере.

К приоритетным направлениям деятельности СЕАП относятся: согласование позиций по важнейшим региональным проблемам, проведение скоординированной политики в области европейской безопасности, контроль над вооружениями, совместные действия в интересах противодействия террористическим угрозам и урегулирования кризисов, решение военно- экономических проблем, осуществление гражданского чрезвычайного планирования, развитие военной науки, обеспечение экологической безопасности в условиях военной деятельности.2

Важным  инструментом  реализации  планов  сотрудничества  в  рамках

СЕАП  является  программа  «Партнерство  ради  мира»  (ПРМ),  которая  по

1 Андреев М., Проблемы развития межгосударственного сотрудничества России и НАТО // Государственная служба. – 2008. – N 1. – С. 71.

2 Воронин А., Военно-политическое сотрудничество России и НАТО в вопросах безопасности // Зарубежное военное обозрение. – 2010. – N 7. – С. 3.

инициативе    США    была    принята    главами   государств  и   правительств НАТО в январе 1994 года. Подключение к программе ПРМ осуществляется путем присоединения государств-партнеров к так называемому рамочному документу после заключения соглашения между альянсом и страной- кандидатом (презентационного документа) о взаимных обязательствах сторон. Москва присоединилась к данной инициативе в июне 1994 года.1

Следующим крупным шагом в налаживании контактов между Россией и НАТО стал подписанный 27 мая 1997 года в Париже «Основополагающий акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности». Именно он заложил правовую базу отношений между РФ и альянсом. В документе были зафиксированы политические гарантии военной сдержанности (в частности, обязательства НАТО не развертывать ядерное оружие на территории новых членов блока, не размещать там значительные боевые силы), намерение развивать долговременное партнерство и добиваться укрепления стабильности и безопасности в Евроатлантическом регионе на основе соблюдения общих интересов, взаимности и транспарентности.

Ключевые направления консультаций, сотрудничества и совместного реагирования сформулированы следующим образом: Россия и государства- члены НАТО будут продолжать сотрудничество в вопросах, представляющих взаимный интерес, таких как безопасность и стабильность в Евроатлантическом регионе,   предотвращение   конфликтов,   проведение   совместных   операций, обмен информацией по вопросам стратегии и оборонной политики, контроль над вооружениями, обеспечение ядерной безопасности, предотвращение распространения ОМП, противоракетная оборона ТВД, конверсия, осуществление совместных инициатив в области чрезвычайных ситуаций, борьбы с терроризмом и незаконным оборотом наркотиков.

В соответствии с Основополагающим актом был создан Совместный постоянный совет (СПС) Россия-НАТО, являющийся механизмом взаимо- действия  с  альянсом  в  формате  «19+1»,  где  страны  Североатлантического союза выступали с единых блоковых позиций в диалоге с РФ. Деятельность

1 Джафаров С. Д., НАТО и международная программа "Партнерство ради мира" // Закон и право. –

2006. – N 5. – С. 9-10

СПС    способствовала    преодолению    конфронтации, оставшейся со времен

«холодной войны», укреплению взаимного доверия и сближению позиций, а также открыла возможности для разработки программы практического сотрудничества в области безопасности и обороны.1

Новый этап в развитии взаимоотношений с альянсом начался с подписания в Риме 28 мая 2002 года декларации «Отношения Россия-НАТО: новое качество». Согласно документу вместо СПС создан Совет Россия-НАТО (СРН). Кроме того, был сформирован новый механизм для постоянных политических консультаций, выработки и принятия совместных решений и осуществления деятельности России и стран-членов альянса как равных партнеров в областях, представляющих взаимный интерес.

В Римской декларации также определены ключевые принципы взаимодействия РФ и государств-участников НАТО в рамках СРН, базовыми из которых  являются  работа  в  национальном  качестве,  принятие  решений  на основе консенсуса и равная ответственность за их выполнение, соблюдение обязательств по  международному праву,  включая Устав  ООН.  В  известной мере создание Совета Россия-НАТО позволило нейтрализовать негативные последствия принятого в ноябре 2002 года на Пражском саммите НАТО решения о приглашении в альянс Болгарии, Румынии, Словакии, Словении, Латвии, Литвы и Эстонии (стали членами НАТО 29 марта 2004-го).

В период с 2002 года по август 2008-го (до агрессии Грузии против Южной  Осетии)  удалось  продвинуться  в  налаживании  реального политического диалога в Совете Россия-НАТО по сложным военнополи- тическим вопросам, а также практического сотрудничества в реагировании на общие вызовы безопасности РФ и странам альянса. В рамках политического диалога рассматривались самые острые и чувствительные темы, включая меры военного доверия.

Регулярно проводились встречи Президента Российской Федерации с генеральным секретарем НАТО  (ежегодно  с  2001  года),  заседания  СРН  на

1 Воронин А., Военно-политическое сотрудничество России и НАТО в вопросах безопасности // Зарубежное военное обозрение. – 2010. – N 7. – С. 8.

уровне министров иностранных дел и    обороны,   начальников   генеральных штабов (соответственно по два-три раза в год).

В рамках СРН были сформированы действующие на постоянной основе

19 рабочих органов СРН по отдельным вопросам или областям сотрудничества: четыре комитета (подготовительный, военный подготовительный, научный, комитет по вызовам современному обществу), четыре рабочие группы (по вопросам      военной       промышленности,      миротворчеству,      реализации

«Инициативы по сотрудничеству в воздушном пространстве», тылу), пять специальных рабочих групп (по террористической угрозе в Евроатлантическом регионе, нераспространению ОМП, военным реформам, чрезвычайному гражданскому планированию; сотрудничеству в области противоракетной обороны театра военных действий) и шесть экспертных групп (по контролю над  вооружениями  и  мерам  доверия,  по  вопросам  ядерной  безопасности; военно-транспортной авиации; оборонным вопросам; процедурным учениям; дозаправке в воздухе).

В результате проделанных мероприятий был наработан определенный потенциал практической совместной работы на тех направлениях, которые отвечают интересам России и стран НАТО: противодействие терроризму, распространению оружия массового поражения, наркотрафику, повышение оперативной совместимости военных контингентов РФ и НАТО, обмены по военно-технической линии, реагирование на природные и техногенные катастрофы.

В декабре 2004 года был принят комплексный план действий СРН по борьбе с терроризмом. В соответствии с ним налажен обмен опытом и информацией, составляются аналитические документы об оценках реальности террористических угроз, вырабатываются практические рекомендации по укреплению потенциала стран СРН в области предотвращения терроризма, борьбы  с  террористической  деятельностью  и  устранения  последствий терактов.1

1 Колстон Д.П., Мы совместно обеспечим наше будущее // Красная звезда. – 2006. – 28 июня. –  С. 3.

С        2006        года        корабли    Черноморского    флота     принимают участие в совместном патрулировании в рамках контртеррористической операции НАТО «Эктив индевор» в Средиземном море.

В процессе реализации «Инициативы по сотрудничеству в воздушном пространстве» приняты меры по созданию системы обмена аэро- навигационными  данными  вдоль  линии  соприкосновения  границ  России  и стран НАТО с целью противодействия террористическим угрозам с воздуха.

Налажен обмен опытом в столь чувствительной сфере, как безопасность хранения ядерного оружия. Проведены учения по реагированию на чрезвычайные ситуации с ЯО – в России (2004), Великобритании (2005), США (2006) и Франции (2007).

Проводилась  работа  по  обеспечению  оперативной  совместимости военных контингентов. Участие российских военных (1996-2003) в миротворческих операциях на Балканах (Босния и Герцеговина, Косово) позволило накопить ценный опыт взаимодействия «в поле».

Реализуется важный проект сотрудничества в области поиска и спасания на море (на основе соответствующего рамочного документа между РФ и НАТО по спасанию экипажей аварийных подводных лодок, подписанного в феврале

2003 года). В результате взаимодействия в августе 2005 года был спасен экипаж российского батискафа у берегов Камчатки. С 2002-го осуществляется проект обеспечения совместимости систем ПРО ТВД России и стран альянса для защиты воинских контингентов в случае проведения операций кризисного регулирования. Проведены соответствующие исследования и четыре командно- штабных учения для отработки практических элементов взаимодействия в области  ПРО  ТВД  в  США  (2004),  Нидерландах  (2005),  России  (2006)  и Германии (2008).

Определены  направления  сотрудничества  в  области  тылового обеспечения вооруженных сил: формирование нормативно-правовой базы, изучение опыта стран Североатлантического союза при переходе на единую систему  заказов  для  вооруженных  сил,  организация  воинских  перевозок,

обеспечение                   совместимости    нефтепродуктов, военная медицина и военно-транспортная авиация.1

Развивается взаимодействие по Афганистану. На Бухарестском саммите НАТО (апрель 2008-го) была достигнута договоренность об упрощенном порядке наземного транзита невоенных грузов через территорию России для нужд Международных сил содействия безопасности (МССБ) в Афганистане. С апреля 2008 года переведен на постоянную основу проект СРН по совместной подготовке кадров для антинаркотических структур Афганистана и стран Центральной Азии.

С 2006 года российские компании участвуют в транспортных перевозках для стран альянса, включая обеспечение нужд МССБ в Афганистане.

Развивалось научно-технологическое сотрудничество в сфере безопасности (детекция взрывчатых веществ, защита населения от ОМП, кибербезопасность, социально-психологические последствия терроризма, безо- пасность транспорта и окружающей среды, прогнозирование и предотвращение катастроф и др.).

Одно из перспективных направлений взаимодействия с НАТО – создание совместимых потенциалов реагирования на природные и техногенные катаст- рофы. По инициативе России в 1998 году создан Евроатлантический координа- ционный центр реагирования на катастрофы (участвуют страны-члены НАТО и

23 государства-партнера). Успешные учения по ликвидации последствий терактов проведены в городах Богородск (2002), Калининград (2004), Монте- либретти (Италия, 2006).

Для информирования общественности стран альянса и РФ о деятельности Совета Россия-НАТО в мае 2007 года начал работу совместный сайт СРН. Получила дальнейшее развитие правовая база отношений России с Северо- атлантическим союзом. Так, в 2005 году было подписано соглашение между государствами-участниками программы «Партнерство ради мира» о статусе их сил, ратифицированное и вступившее в силу для РФ в 2007 году. Данный документ регулирует вопросы правового статуса вооруженных сил на терри-

1   Петрович С., Россия - НАТО вместе против международного терроризма / С. Петрович // Мор. сб. –

2006. – N 6. – С. 31-33.

тории      друг      друга,      а      также    существенно упрощает организацию и проведение совместных миротворческих и контртеррористических операций и учений.

4 апреля 2008 года в Бухаресте состоялось заседание Совета НАТО на уровне глав государств и правительств. Выступивший на саммите Президент Российской Федерации В. В. Путин отметил, что механизмы двустороннего взаимодействия могут быть полезными и продуктивными, но они нуждаются в

«дополнительной настройке». Глава российского государства привлек внима- ние натовцев к вопросам о неприемлемости действий в ущерб интересам РФ (в частности, на саммите было принято решение о расширении альянса и присоединении к нему Албании и Хорватии, предпринимались попытки фор- сированного втягивания в эту организацию Украины и Грузии, приближения военной инфраструктуры альянса к российским границам), о нетерпимости ситуации вокруг ДОВСЕ, а также относительно развертывания в Европе эле- ментов ПРО США, неправомерности признания независимости Косово.

Но представители НАТО, и особенно Соединенных Штатов, данные предложения практически проигнорировали и продолжали осуществлять свои планы, что значительно осложнило сотрудничество Москвы и Брюсселя.1

Крайне негативный отпечаток на отношения РФ с альянсом наложил и кавказский кризис (август 2008-го).

Североатлантический союз занял прогрузинскую позицию, с его стороны не было предпринято каких-либо беспристрастных попыток разобраться в при- чинах августовского конфликта, не прозвучало критики и осуждения в адрес президента Грузии М. Саакашвили. В то же время руководство альянса осудило Россию за «непропорциональное применение военной силы» и признание неза - висимости Абхазии и Южной Осетии, а на Совете НАТО 19 августа 2008 года было  принято  решение  о  невозможности  продолжать  отношения  с  РФ  в прежнем режиме. Таким образом, политический диалог в  рамках заседаний СРН  был  заморожен.  Председатель  Парламентской  ассамблеи  альянса  Ж. Леллу отменил запланированный на сентябрь 2008 года визит в Москву и тут

1 Петров В., Об основных итогах саммита НАТО в Бухаресте // Зарубежное военное обозрение. –

2008. – N 9. – С. 3-4.

же  отправился  в  Тбилиси.  США   заблокировали     участие     корабля Черноморского флота в совместном патрулировании в рамках операции «Эктив индевор» в Средиземном море.1

В то же время сразу после конфликта начато срочное «возмещение ущерба», понесенного Грузией в вооружении и военной технике. С учетом не- гативной роли НАТО в укреплении военного потенциала этой страны и его решения заморозить сотрудничество с Россией Президент Д. А. Медведев в сентябре 2008 года принял решение об ответном приостановлении сотрудничества с Североатлантическим союзом по ряду направлений (был от- менен планировавшийся на октябрь визит в Москву генерального секретаря альянса, отложены на неопределенное время визиты военных представителей НАТО высокого уровня и обмены военными делегациями). Кроме того, при- остановлено взаимодействие РФ с альянсом по военной линии (в частности, участие в совместных учениях, визиты кораблей постоянных оперативных соединений объединенных ВМС НАТО и (избирательно) государств-членов альянса в российские порты, мероприятия в области повышения уровня опера- тивной совместимости ВС обеих сторон).

Вместе с тем было признано целесообразным не прекращать сотрудничество с Североатлантическим союзом по Афганистану, в борьбе с международным терроризмом, противодействии наркотрафику, реагировании на  природные  и  техногенные  катастрофы,  спасании  экипажей  подводных лодок, а также в сфере контроля над вооружениями.

В свою очередь, в альянсе, принимая во внимание возникшие проблемы и вызовы для безопасности Запада и с целью выхода из тупика в российско-на - товских отношениях, уже в декабре 2008 года на заседании Совета НАТО на уровне министров иностранных дел удалось согласовать позицию по вопросу о целесообразности «условного и поэтапного» восстановления политического диалога в СРН; на неофициальной основе для обсуждения взаимных озабочен- ностей в сфере безопасности. В итоговом коммюнике заседания отмечено значение РФ как ключевого партнера в борьбе с терроризмом, по афганской

1 Иванов П. И., Кавказский кризис: новое прочтение // Свободная мысль. – 2008. – N 9 (1592). – С.

187.

проблеме.       Вместе            с          тем      было   подтверждено            несогласие     с

«непропорцио-нальным  применением силы» Россией  в  августе  2008  года,  а также с «неправомерным» признанием Южной Осетии и Абхазии.1

В  2009  году  (3-4  апреля)  в  Страсбурге/Келе  состоялась  юбилейная встреча глав государств и правительств стран-членов НАТО. Тема отношений с Россией была вынесена в качестве одного из основных вопросов повестки дня данного мероприятия. В итоговых документах саммита подтверждается значение РФ как стратегического партнера альянса в обеспечении безопасности в Евроатлантическом регионе, подчеркивается приверженность принципам сотрудничества, закрепленным в «Основополагающем акте о взаимных от- ношениях, сотрудничестве и безопасности» между Россией и НАТО 1997 года, Римской декларации 2002-го, и заявляется готовность к возобновлению полноформатной работы СРН. При этом в качестве общих интересов двух сторон в сфере безопасности определены следующие: стабилизация обстановки в Афганистане; контроль над вооружениями, разоружение и нераспространение ОМП, включая средства его доставки; кризисное регулирование; противодействие терроризму; пресечение незаконного оборота наркотиков; борьба с пиратством.

Начало практическому возобновлению сотрудничества с альянсом было положено в ходе состоявшегося 3-4 декабря 2009 года заседания министров иностранных дел стран-членов СРН, на котором были приняты документы о совершенствовании деятельности Совета Россия-НАТО и проведении совместного обзора общих вызовов безопасности в XXI веке, а также утверждена программа работы этого органа на 2010 год. Кроме того, руководство альянса выступило с инициативой о проведении в рамках очередного саммита Североатлантического союза (Лиссабон, ноябрь 2010) заседания СРН на высшем уровне.

В соответствии с принятыми решениями была реорганизована структура этого совета. В настоящий момент в его составе насчитывается 11 рабочих ор- ганов: три комитета (подготовительный, военный подготовительный и комитет

1 Доувер, Роберт Столкновение недопонимания // Международная жизнь. – 2008. – N 10. – С. 29-31.

«Наука ради мира  и  безопасности»);    шесть рабочих групп (по операциям и военному сотрудничеству, транспарентности в области обороны, стратегии и реформирования, по контролю над вооружениями, разоружению и нераспространению ОМП, по противоракетной обороне, по чрезвычайному гражданскому планированию, по «Инициативе по сотрудничеству в воздушном пространстве»); две специальные рабочие группы (по тылу и борьбе с террористическими угрозами в Евроатлантическом регионе). В составе группы по  операциям  и  военному  сотрудничеству  действует  подгруппа  по Афганистану.

Визит в Москву генерального секретаря НАТО А. Расмуссена в декабре

2008 года подтвердил, что статус-кво в СРН восстановлен. В ходе встреч под- черкивалась важность возобновления откровенного диалога по вопросу со- блюдения партнерами основных принципов работы Совета Россия-НАТО, согласованных при его создании. Прежде всего речь идет о недопустимости попыток обеспечивать свою безопасность в ущерб безопасности других.

В  2009  году  (3-4  апреля)  в  Страсбурге/Келе  состоялась  юбилейная встреча глав государств и правительств стран-членов НАТО. Тема отношений с Россией была вынесена в качестве одного из основных вопросов повестки дня данного мероприятия. В итоговых документах саммита подтверждается значение РФ как стратегического партнера альянса в обеспечении безопасности в Евроатлантическом регионе, подчеркивается приверженность принципам сотрудничества, закрепленным в «Основополагающем акте о взаимных от- ношениях, сотрудничестве и безопасности» между Россией и НАТО 1997 года, Римской декларации 2002-го, и заявляется готовность к возобновлению полноформатной работы СРН. При этом в качестве общих интересов двух сторон в сфере безопасности определены следующие: стабилизация обстановки в Афганистане; контроль над вооружениями, разоружение и нераспространение ОМП, включая средства его доставки; кризисное регулирование; противодействие терроризму; пресечение незаконного оборота наркотиков; борьба с пиратством.

Начало                 практическому    возобновлению     сотрудничества     с альянсом было положено в ходе состоявшегося 3-4 декабря 2009 года заседания министров иностранных дел стран-членов СРН, на котором были приняты документы о совершенствовании деятельности Совета Россия-НАТО и проведении совместного обзора общих вызовов безопасности в XXI веке, а также утверждена программа работы этого органа на 2010 год. Кроме того, руководство альянса выступило с инициативой о проведении в рамках очередного саммита Североатлантического союза (Лиссабон, ноябрь 2010) заседания СРН на высшем уровне.

В соответствии с принятыми решениями была реорганизована структура этого совета. В настоящий момент в его составе насчитывается 11 рабочих ор- ганов: три комитета (подготовительный, военный подготовительный и комитет

«Наука ради мира и безопасности»); шесть рабочих групп (по операциям и во- енному сотрудничеству, транспарентности в области обороны, стратегии и ре- формирования, по контролю над вооружениями, разоружению и нераспростра- нению ОМП, по противоракетной обороне, по чрезвычайному гражданскому планированию, по «Инициативе по сотрудничеству в воздушном пространс- тве»); две специальные рабочие группы (по тылу и борьбе с террористическими угрозами в Евроатлантическом регионе). В составе группы по операциям и военному сотрудничеству действует подгруппа по Афганистану.

Визит в Москву генерального секретаря НАТО А. Расмуссена в декабре

2008 года подтвердил, что статус-кво в СРН восстановлен. В ходе встреч под- черкивалась важность возобновления откровенного диалога по вопросу со- блюдения партнерами основных принципов работы Совета Россия-НАТО, согласованных при его создании. Прежде всего речь идет о недопустимости попыток обеспечивать свою безопасность в ущерб безопасности других.

Можно назвать четыре фактора, которые в наибольшей степени способствовали и продолжают способствовать созданию, сохранению и даже росту устойчивых антинатовских настроений в России. К ним следует отнести:

Сам факт сохранения военно-    политического блока НАТО, сразу же превратившийся   в   одну   из   важнейших   претензий,   которую   российские политики и эксперты постоянно адресовали Западу.

Осуществляемая с начала 1990-х годов политика расширения НАТО на восток, служившая постоянным раздражителем двусторонних отношений и серьезно подрывающая любые возможности содержательного сотрудничества.

Односторонний эгоистичный характер политики НАТО, противоречащий декларациям о партнерстве. Важные решения, затрагивающие интересы России, не только не согласовывались с Москвой, но и принимались вопреки позиции российской стороны (бомбардировки Югославии в 1999 г.,

«решение»  косовской  проблемы,  первоначальный  план  размещения  ПРО  в

Европе и т.п.).

Принципиальное расхождение во взглядах на природу, характер и вектор вызовов и угроз европейской и международной безопасности.

Со стороны НАТО наиболее значимыми факторами, способствующими сохранению напряженности отношений с Россией, следует признать:

Неуверенность в устойчивости российской государственности. Сомнения    относительно стабильности и            необратимости

демократического вектора развития России.

Рост самостоятельности и независимости поведения России в мировом пространстве.

Одним из основных процессов 1990-х гг. стало расширении Североатлантического союза на Восток. Это расширение представляло собой огромную проблему для многих стран, так как затрагивало интересы не только государств-участниц, но и всего мирового сообщества. После распада СССР, завершения «холодной  войны»,  крушения  Берлинской  стены, распада ОВД, СЭВ и ряда других событий начала 1990-х гг. возникли дискуссии о месте НАТО в мире, которая не только не желала прекращать существование, но и имела весьма амбициозные намерения. Для чего же нужно расширять НАТО? Если рассматривать этот вопрос с точки зрения официальных заявлений, то для обеспечения   европейской   безопасности,   а   фактически   для   того,   чтобы

расширить сферу своего влияния, не    допустить       каких-то       серьезных нежелательных изменений в странах Восточной Европы, предотвратить возможное влияние России на эти страны, а также приблизиться к ее границам. В целом для главного члена НАТО – США, расширение было выгодно с точки зрения появления новых союзников, так как «старые» страны-участницы не всегда оказывали полную поддержку, а в некоторых случаях даже сопротивление американским решениям. Появление новых стран-участниц укрепляло позиции США в самой организации. Включение же в процесс трансформации альянса России и учет ее мнения привели бы к ущемлению определенных  устремлений  НАТО.  Тем  не  менее,  президент  России  Б.Н. Ельцин в конце декабря 1991 г., выступая на заседании Совета Североатлантического сотрудничества, заявил о готовности российского руководства развивать диалог и контакты с НАТО как на политическом, так и на военном уровнях.

Первыми странами, выразившими свое желание вступить в НАТО, были страны «Вышеградской группы» (Польша, Венгрия, Чехия). Представители НАТО опасались реакции России на заявление этих стран ЦВЕ и в связи с этим ничего конкретного им вначале не обещали. Многие западные аналитики считали, что главной проблемой в вопросе расширения является негативная реакция России. Но ситуация изменилась после 25 августа 1993 г., когда была принята Совместная российско-польская декларация, в которой содержался пункт по вопросу вступления Польши в НАТО, который «не противоречит интересам  других  государств,  в  том  числе  интересам  России». Соответствующее заявление Б.Н. Ельцина страны центральной и Восточной Европы восприняли как согласие российского правительства на вступление их в НАТО. После этого странам центральной и Восточной Европы оставалось ждать только реакции Запада, так как Россия, по их мнению, устами президента фактически дала свое согласие на их вступление в альянс. Однако уже осенью

1993 г. Б.Н. Ельцин направил президенту США и другим западным лидерам письма, в которых предостерегал их по поводу приема стран ЦВЕ в НАТО. В чем же была причина такой резкой смены позиции президента России? Это

было  связанно  с  ситуацией  в  самой    стране.   В   этот   период   Б.   Ельцин начинал борьбу с парламентом, и ему нужна была широкая поддержка.

В ноябре 1993 г. состоялось заседание Совета по внешней политике России при МИД. Министр иностранных дел А. Козырев выразил негативное отношение к расширению НАТО без учета мнения России, но в качестве альтернативы назвал программу НАТО «Партнерство ради мира».

В июле 1994 г. Россия присоединилась к программе «Партнерство ради мира» (ПРМ). Это шаг, по мнению российского МИДа, был очень важен для дальнейшего диалога с Западом. В течение первой половины 1994 г. К ПРМ присоединилось свыше двух десятков государств. «Партнерство ради мира» было воспринято частью российской политической элиты как отказ от расширения  альянса,  или  хотя  бы  как  возможность  затормозить  его реализацию, а не как один из этапов расширения. При этом оставался ряд вопросов,  таких,  как  соотнесение  ПРМ  с  курсом  возможного  расширения НАТО на Восток, учет российских интересов при возможном расширении.

В  декабре  1994  г.  министры  иностранных  дел  Североатлантического союза утвердили проведение в рамках НАТО исследования с целью изучения вопроса о путях расширения альянса. И в сентябре 1995 г. «Исследование о расширении НАТО» было опубликовано, в нем излагались ответы на вопросы:

«почему» и «как» Североатлантический союз будет принимать в свои ряды новых членов. В исследовании также отмечалось, что ни одна страна, не входящая  в  Североатлантический  союз,  не  имеет  права  вето  или  «права надзора» за процессом расширения или связанными с ним решениями. Это, конечно, в первую очередь касалось России. По сути, речь шла о включении в НАТО (и, следовательно, в сферу влияния США) бывших союзников СССР и даже республик, входивших в его состав.

В 1996 г. министром иностранных дел России становится Е.М. Примаков. Основной его тезис в вопросе расширения НАТО заключался в том, что расширение означало возрастание военной угрозы для России. При Примакове была сформулирована так называемая концепция «красной линии», смысл которой заключался в том, что расширение НАТО не должно было выходить за

рамки «красной линии», совпадающей    с   границами   бывшего   Советского Союза. Не случайно на Западе довольно авторитетные люди ставили под сомнение целесообразность расширения НАТО на Восток. Итогом 1996 г. стало возрастание   напряженности   и   ухудшение   отношений   между   Россией   и Западом.1

В мае 1997 г. в г. Синтре на встрече министров иностранных дел 16 членов   альянса   обсуждался   вопрос   о   первой   волне   расширения.   США выступили  за  прием  только  трех  стран:  Польши,  Венгрии,  Чехии. Отрицательное отношение России к планам расширения альянса совсем не означало, что она отказывалась от диалога с государствами-членами НАТО и самой  этой  организацией.  На  протяжении  длительного  времени  шел  поиск путей решения сложившийся ситуации, дабы избежать конфронтации времен

«холодной войны». Правительства США и России в начале 1997 г. предприняли ряд активных шагов для устранения напряженной обстановки. В результате сложных переговоров удалось согласовать компромиссный текст соглашения между Россией и Североатлантическим альянсом.

27 мая 1997 г. в Париже генеральным секретарем НАТО Хавьером Соланой, главами государств и правительств Североатлантического союза и президентом      РФ      Б.      Ельциным      был      подписан      компромиссный

«Основополагающий акт о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Российской Федерацией и Организацией Североатлантического договора». В нем говорилось: «Россия и НАТО не рассматривают друг друга как противников. Общей целью России и НАТО является преодоление остатков прежней конфронтации и соперничества и укрепление взаимного доверия и сотрудничества». Достижение целей Акта предполагалось строить на основе ряда принципов, в том числе неприменение силы друг против друга или других государств и уважение суверенитета всех государств. Однако не прошло и двух лет, как НАТО показала на деле, как она соблюдает  принципы  «отказа  от  применения  силы  или  угрозы  силой  друг против  друга  или  против  любого  другого  государства»,  а  также  принцип

1 Алиев В. Р., Расширение НАТО на Восток в контексте геополитической ситуации // Вестник

Московского университета. – 2009. – N 5. – С. 67-70.

«уважение                        суверенитета,    независимости    и    территориальной целостности всех государств» – своими бомбардировками в течение 78 дней Сербии   и   фактической   поддержкой   косовских   сепаратистов.   Одним   из ключевых пунктов акта является положение о том, что Россия или НАТО не имеют права вето по отношению к действиям другой стороны, а также не ущемляют и не ограничивают права России или НАТО для принятия самостоятельных решений и действий. Тем самым Россия как суверенное государство лишалось возможности влиять на решения НАТО, даже ущемляющие российские интересы. Но подписанием Основополагающего акта Россия-НАТО стороны обязались продолжать развивать свои отношения на основе взаимных интересов, а для достижения этой цели создали новый орган – Совместный постоянный совет (СПС) Россия – НАТО.

Отношения в рамках СПС Россия-НАТО не устраивали Москву, так как они   носили   чисто   консультативный   характер;   российскую   сторону,   как правило, лишь информировали о решениях, уже принятых в рамках НАТО. Основная цель, которая стояла перед Россией – это недопущение или, как минимум, торможение расширения НАТО. Она не была достигнута. В июне

1997 г. Мадридский саммит НАТО направил Польше, Венгрии, и Чехии предложение  вступить  в  альянс.  Это   было  сделано,  как  отмечает  Е.М. Примаков: «вопреки заверениям, которые давали в 1990-91 гг. видные руководители стран НАТО российским руководителям». В марте 1999 г. Россия приостановила свое участие в СПС.

Необходимы были другие механизмы сотрудничества, позволяющие полнее реализовать возможности совместных решений и действий России со своими западными партнерами. Разрабатывается новый документ, акт, предусматривающий создание «Совета двадцати». Российская сторона настаивала, чтобы решение «двадцатки» было окончательным и не могло быть пересмотрено 19 странами НАТО. НАТО же хотела иметь Россию как союзника только для решения определенных вопросов. В вопросы же, которые касаются дальнейшего расширения НАТО, военно-стратегического планирования блока, создания военных баз, альянс не желал вмешательства России.

Тем не менее 28 мая 2002 г. в    Риме   была   подписана   Декларация глав государств и Правительств Российской Федерации и государств-членов НАТО  «Отношения  Россия-НАТО:  новое  качество».  В  документе зафиксировано  создание  нового  органа  –  Совета  Россия-НАТО  (СНР).  «В рамках   Совета   Россия-НАТО   Россия   и   государства-члены  НАТО   будут работать как равные партнеры в областях, представляющих общий интерес. Совет Россия-НАТО будет служить механизмом для консультаций, выработки консенсуса, сотрудничества, совместных решений и совместных действий России  и  государств-членов  НАТО  по  широкому  спектру  вопросов безопасности в Евроатлантическом регионе». СРН – это был некоторый шаг вперед, теперь российская сторона могла влиять на решения принимаемые советом «двадцати», но по-прежнему не могла влиять на внутренние решения альянса, не обладая правом вето. Поэтому новый Совет Россия-НАТО принципиально мало отличался от СПС.

НАТО неуклонно проводила свою линию. 21-22 ноября 2002 г. в Праге было объявлено о второй волне расширения и было принято решение о принятии в 2004 г. в альянс семи стран: Эстонии, Латвии, Литвы, Болгарии, Румынии, Словакии и Словении. Российское руководство было вынуждено проглотить очередную горькую пилюлю. А президент В.В. Путин ограничился в ответ лишь словами: «Мы считаем, что это не вызвано необходимостью…». Да еще и добавил: «Но мы не исключаем углубления наших отношений с альянсом, разумеется, если деятельность альянса будет отвечать нашим национальным интересам». Между тем военно-политический блок НАТО продолжил расширяться: в 2009 г. в него были приняты Албания и Хорватия. Перед лицом неумолимой реальности руководители России вынуждены поддерживать отношения с блоком. А в ряде случаев вступать с ним в партнерские отношения.1

Более двадцати лет назад закончилась холодная война, и вместе с ней должно было исчезнуть идеологизированное противостояние Запада как фактор

1 Пещеров Г. И., Расширение НАТО и национальная безопасность России: философский аспект // Власть. – 2011. – N 8. – С. 99-101.

двусторонних    отношений.    Однако    анализ     характера     взаимодействия

Россия – НАТО такого не подкрепляет.

Несмотря на очевидную «самомодернизацию» – попытки приспособить целеполагание, политику и военную стратегию, а также структуру военной машины  к  изменившимся  условиям  окружающего  мира,  –     органичного

«встраивания» НАТО в картину современных международных отношений не произошло. По крайней мере, так считает подавляющее большинство российских политиков и экспертов. А это означает, что участники процесса построения сотрудничества, не говоря уже о партнерстве, придерживаются диаметрально противоположных взглядов по одному из центральных вопросов обеспечения европейской и международной безопасности.1

Можно с сожалением утверждать, что и период «новейшей истории» – президента Обамы и Медведева, приход к власти которых, казалось бы, открывал принципиально новые возможности, несовпадение мироощущения между  Россией  и  НАТО  остается по-прежнему актуальным. Все  указанные выше негативные факторы, которые воздействуют на двусторонние отношения, сохраняют свою важность. Более того, необходимо признать, что и у НАТО, и у России восприятие вызовов угроз остается в целом в значительной степени подверженным стереотипам холодной войны. Подтверждением тому явилась давно ожидавшаяся новая Стратегическая концепция (СК) НАТО, увидевшая свет в ноябре 2010 г. на Лиссабонском саммите альянса.2

Западным экспертным сообществом не была снята озабоченность в отношении политической стабильности как внутри России, так и последовательности курса на развитие сотрудничества с НАТО в российской внешней политике. Об этом, в частности, свидетельствуют положения   столь важного документа, специально предназначенного для проработки основных направлений СК, каким является доклад так называемой группы мудрецов под руководством  М.  Олбрайт  –  «НАТО  2020».  В  нем  подчеркивается,  что

«поскольку  будущую  политику  России  в  отношении  НАТО  по-прежнему

1 Ознобищев С. К., Новый мир и отношения Россия - НАТО // Полис: Политические исследования. –

2011. – N 3. – С. 50.

2 Россия - НАТО после Лиссабона // Международная жизнь. – 2011. – N 1. – С. 37.

трудно   предугадать,   то   союзники,    имея целью установление отношений сотрудничества, должны одновременно обезопасить себя от возможности того, что Россия может решить начать проводить более враждебную политику».1

Наиболее надежной гарантией безопасности в понимании многих политиков в современном мире по-прежнему остается ядерное оружие. Похоже, именно подобные соображения лежали в основе сохранения роли и места ядерного оружия в новой Стратегической концепции НАТО.2

Позиция России должна быть самостоятельной, самобытной.  С одной стороны, мы не можем игнорировать НАТО как таковую, не можем сказать, что НАТО не существует. Мы должны определить, как нам себя вести по отношению к НАТО. Это поведение должно быть политкорректным, в любом случае надо найти линию общения с НАТО. С другой стороны, у России есть мощный   потенциал,   определенный  геополитический  статус,  поэтому   она должна играть свою игру и на Западе, и на Востоке, и на Юге.3

Выводы

Организация Североатлантического договора (НАТО) – это крупнейший в мире военно-политический блок, объединяющий большинство стран Европы, США и Канаду. Он был основан 4 апреля 1949 года в США. Первоначально договор подписали 12 государств: Бельгия, Великобритания, Дания, Исландия, Италия, Канада, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Португалия, США, Франция.

Деятельность альянса была направлена на противоборство с СССР и другими соцстранами, объединившимися впоследствии в Варшавский договор. Однако с распадом СССР и упразднением ОВД, НАТО не только не прекратил своего существования, как это предполагалось, а наоборот, не имея достаточно сильного политического и военного противовеса, стала играть ведущую роль в международных отношениях.

1 NATO 2020: Assured Security.2010. Dynamic Engagement Analysis and Recommendations of the Group of Experts on a New Strategic Concept for NATO. 17 May. – Режим доступа: http://www.nato.int/cps/en/natolivr/official_texts_63654.htm Дата обращения: 15 марта 2012 г.

2 Симонов А., Новая стратегическая концепция НАТО//Зарубежное военное обозрение. – 2011. – N 1.

– С. 5.

3 Калинина Н. И., Сотрудничество России и НАТО: проблемы и перспективы // Мировая экономика и международные отношения. – 2010. – N 11. – С. 74.

За время своего существования    НАТО прошел 6 этапов расширения и, таким образом, на сегодняшний день в него входят 28 государств.

Анализ характера двусторонних отношений между Россией и НАТО свидетельствует о том, что они имеют двухкомпонентную структуру, составляющие которой часто вступают в антагонистические противоречия. Эти два компонента, по сути, представляют собой официальный и неофициальный уровни обсуждения, анализа и выработки политических решений в уравнении двустороннего взаимодействия.

На официальном уровне проявляется декларативное сотрудничество, и даже партнерство, стремление к проведению отдельных совместных мероприятий. На исполнительском и экспертном уровне, как и во времена холодной войны, сохраняется восприятие НАТО (и, соответственно, России) как  потенциального  противника.  К  тому  же,  имеет  место  явное противодействие принятым на политическом олимпе «партнерским» решениям.




Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 |

Оцените книгу: 1 2 3 4 5

Добавление комментария: