Название: Религиозные конфликты: проблемы и пути их решения в начале XXI века - Зеленков М.Ю.

Жанр: Религиоведение

Рейтинг:

Просмотров: 1326

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 |




3. Современная религиозная ситуация в Российской Федерации и перспективы ее изменения

Конфессиональное пространство современной России чрезвы- чайно насыщенно, многообразно и разнородно. Сегодня самая рас- пространенная конфессия в России – Православие. В субъектах Рос- сийской Федерации, по данным Минюста России, числится религиоз- ных организаций: Русской Православной Церкви – 53%186. На втором месте протестанты – 17,8%187. Далее следуют: исламисты – 14,9%,188

186 Самая крупная и влиятельная конфессия - Русская Православная Церковь

(Московский Патриархат) — имеет 11747 (по данным на декабрь 2006 г.

12214, прим. автора) зарегистрированных приходов, монастырей, миссий, образовательных и иных учреждений. Согласно социологическим опросам, до 70 процентов россиян считают себя православными, при этом приблизи-

тельно 7 процентов из них регулярно посещают храмы и соблюдают основ-

ные православные обряды и предписания.//Прикладная конфликтология для журналистов. М.: Права человека, 2006.

187 Сюда относятся лютеране, евангельские христиане, баптисты, пятидесят-

ники, адвентисты, пресвитериане и другие деноминации, имеющие около

4750 зарегистрированных общин. Общее количество членов протестантских конфессий, по данным независимых экспертов и Аналитического управле- ния Аппарата Совета Федерации Федерального Собрания РФ, составляет до полутора миллионов человек.// Прикладная конфликтология для журнали- стов. М.: Права человека, 2006.

188   Мусульманское  сообщество  имеет  3650  зарегистрированных  организа-

ций. Однако еще большее количество исламских общин существует без го- сударственной регистрации. // Прикладная конфликтология для журнали- стов. М.: Права человека, 2006.

католики – 1,3%, старообрядцы – 1,2%, иудеи – 0,9%, буддисты –

0,9%, прочих – 10,1%189 (диагр. 11).

60        РПЦ

 

 

50

53

40

30

20

10        17,8

0

14,9

1,3  1,2  0,9  0,9 10,1

Протестанты Исламисты Католики Старообрядцы Иудеи Буддисты

Прочие

 

 

Диагр. 11. Состав религиозных организаций в России (%)

Такое многообразие конфессионального пространства нашей страны не является чем-то уникальным в мировой практике. Оно складывалось в результате исторически длительного и сложного про- цесса, под воздействием различных факторов. Это и продолжавшееся веками географическое расширение нашей страны, включение в ее состав новых территорий с населявшими их народами, исповедовав- шими свои религии и культы, и развитие экономических связей Рос- сии с зарубежными странами, в том числе культурный обмен, мис- сионерство. Очень важны в этом аспекте собственные духовные по- иски россиян.190

В научно-популярной литературе под религиозной ситуацией в Российской Федерацией понимается совокупность находящихся в постоянной динамике условий и факторов религиозной сферы жизни

189  Старообрядческие, иудейские, католические и буддистские объединения насчитывают соответственно 257, 248, 228 и 190 зарегистрированных орга- низаций. Имеются и религиозные организации, имеющие незначительное количество последователей и исчисляемые всего несколькими зарегистриро- ванными приходами. Это молокане, духоборы, толстовцы, копты, квакеры, сикхи, караимы и другие. // Прикладная конфликтология для журналистов. М.: Права человека, 2006.

190  См.: Прикладная конфликтология для журналистов. М.: Права человека,

2006.

народов Российской Федерации, являющихся основой для построения и осуществления вероисповедной политики России.191

Профессор М.П. Мчедлов, директор Центра «Религия в со-

временном обществе» при Министерстве юстиции Российской Феде- рации в 2001 году привел следующие данные, характеризующие ре- лигиозную ситуацию в России: 40-45% россиян считают себя верую- щими в Бога или сверхъестественные силы; 20-25% – не могут одно- значно назвать себя верующими или неверующими и примерно 30% относят себя к неверующим (диагр. 12).

40-45% это достаточно убедительный показатель. Однако, как показывают результаты опроса общественного мнения,192 нельзя ска- зать, что россияне живут активной религиозной жизнью. Только 3,6% респондентов посещают храм раз в неделю и чаще, несколько боль- шее число – 5,8%, посещает богослужения раз в месяц. По большим религиозным праздникам ходит в храм пятая часть – 20,3%, почти

столько же – 23,3% делают это раз в год и реже. А большинство –

46,3% признают, что  практически никогда не  посещают храм. За-

труднившихся с ответом на этот вопрос – практически нет. Из право-

191 См.: Зуев Ю.П. Религиозно-конфессиональные отношения и обществен- ная стабильность в современной России // Религия и политика. М. 1998; Ну- руллаев А.А. Религия: влияние на интеграционные и дезинтеграционные процессы в российском обществе // Религия, национальное согласие и воз- рождение России.  М.: Луч, 1993; Религия, свобода совести, государственно- церковные отношения в России: Справочник / РАГС при Президенте РФ, Ком. по связям с религиоз. орг. Правительства Москвы; Баширов Л.А. Ислам и этнополитические процессы в современной России. (Точка зрения) / РАГС при Президенте РФ. Каф. религиоведения. М.: Изд-во РАГС, 2000 и др.

192 Автор сознательно привел данные опросов, сделанных в разное время, чтобы была видна тенденция изменения активности религиозной жизни рос- сиян. Результаты одного опроса даны в тексте, а второго – в сноске. Сделать

свой вывод он предоставляет право читателю. Как показал опрос ВЦИОМ,

проведенный в декабре 2006 года ВЦИОМ совместно с газетой «Известия» в

153 населенных пунктах 46 областей, краев и республик России, регулярное соблюдение религиозных обрядов (не реже раза в месяц) характерно для

11% респондентов. Четверть опрошенных (26%) отмечают только основные религиозные праздники, еще примерно столько же (24%) соблюдают обряды

от случая к случаю, тогда как 37% никаких обрядов не соблюдают.// reli-

gare.ru. 20 декабря 2006 г.

славных представителей практически никогда не  посещают храмы

35,2%, большинство же тех, кто посещает, делает это в основном по большим церковным праздникам – 25,3%.193

50

 

40

45

30

20

25        30

10

 

Верующие

Не имеют однозначного мнения

Неверующие

 

 

0

Диагр. 12. Оценка религиозной ситуации в России по состоянию на 2001 г. (в %)

Среди участников опроса, исповедующих ислам, число тех, кто чаще посещает храмы, выше, чем среди представителей прочих конфессий, – так чаще одного раза в неделю на богослужении при- сутствуют 10,3% граждан России. С другой стороны, среди мусуль- ман  выше  число  тех,  кто  практически  никогда  в  храм  не  ходит (43,6%).

Результаты опросов общественного мнения подтверждают данные Центра профессора  М.П. Мчедлова - постоянно исполняют культ (участвуют в богослужениях, соблюдают посты, читают молит- вы) примерно 5-7% тех, кто считает себя верующими. Причем эти цифры остаются стабильными, по данным Центра, на протяжении последних 10 лет. Общий вывод Центра относительно религиозной

193  Хотелось бы также отметить, что женщины проявляют большую склон- ность к регулярному посещению богослужений, чем мужчины. Среди тех, кто посещает храмы один раз в месяц и чаще, женщин почти в два раза больше, чем мужчин. Чаще посещают храмы и люди преклонного возраста. Так среди тех, кто посещает богослужения несколько раз в неделю, предста- вители старшей возрастной группы (от 60 лет и выше) составляют 62,5% (прим. автора).

ситуации в стране такой: с одной стороны, отмечается приостанов- ление роста количества верующих, а с другой – повышение социаль- ного авторитета религиозных организаций.

По данным Агентства региональных политических исследо- ваний (АРПИ) в России каждую неделю посещают религиозные службы 3% от числа верующих людей, 6% - раз в месяц. 31%  посе- щает службы несколько раз в год (диагр. 13). Только на Рождество и Пасху ходят в церковь 11%. 15% посещают религиозные службы ре- же, чем раз в год.194 Эти цифры говорят о многом.

3

 

 

6

Каждую неделю Раз в месяц Несколько раз в год

31

Диагр. 13. Количество посещающих церковь от числа верующих в России (в %)

Таким образом, число граждан России, не просто заявляющих о своей принадлежности к определенной конфессии, а действительно живущих религиозной жизнью, что подразумевает регулярное посе- щение храма и богослужений, относительно невелико, и составляет 8-

10% от числа опрошенных (считая тех, кто ходит в храм раз в месяц и чаще). Это говорит о том, что, хотя религия и играет большую роль в жизни граждан России, реальное число верующих пока относительно не велико.

Однако стремление подавляющего большинства граждан Рос- сии соотнести себя с какой-либо религиозной конфессией позволяет говорить о возможном увеличении числа реально верующих в буду-

194   См.:  Ванчугов  В.В.  Кто  как  верует  в  России?  Портал  «Социально-

гуманитарное и политическое образование». 26.04.2003.

щем, что, помимо прочего, приведет к усилению роли в социально- политической жизни страны религиозных организаций и прежде все- го – Русской Православной Церкви.195

Как  видим, выводы из  исследований, проведенных россий-

скими учеными достаточно оптимистичны. Более жесткая оценка ре- лигиозной ситуации в России содержится в докладе Комиссии США по международной религиозной свободе (1.05.2000г.). В частности, в нем констатировалось: «В российском обществе весьма распростра- нены отношения, которые подрывают развитие свободы религии и поощряют нетерпимость и дискриминацию на основе религии или веры. Сюда относится негативное отношение к мусульманам, евреям и неправославным христианам и взгляд, что Русская Православная Церковь и так называемые традиционные религии должны иметь привилегии и защиту, не предоставляемые другим религиозным со- обществам».196

В ежегодном докладе Госдепартамента США о состоянии в области прав человека в мире (февраль 2001 г.) вновь фокусируется внимание на ограничениях религиозной свободы в различных субъек- тах Российской Федерации (Москва, Санкт-Петербург, Республике Татарстан, Кабардино-Балкария, Башкортостан, Удмуртия, Северная Осетия-Алания, Хакасия, Краснодарский и Хабаровский края, Волго- градская, Ивановская, Костромская, Магаданская, Тверская, Ульянов- ская и Челябинская области). В очередной раз приводятся примеры несоблюдения законодательства местными органами власти при рас- смотрении вопросов, связанных с регулированием деятельности та- ких религиозных организаций, как Армия Спасения, Мормонская церковь, Общество сознания Кришны, Орден иезуитов, Свидетели

195 См.: Мчедлов М.П., Нуруллаев А.А., Филимонов Э.Г., Элбакян Е.С. Рели- гия в зеркале общественного мнения // Социол. исслед. 1994. № 5; Мчедлов М.П. О религиозности российской молодежи // Социол. исслед. 1998. № 6; Элбакян Е.С., Меднедко С.В. Влияние религиозных ценностей на экономи- ческие предпочтения россиян // Социол. исслед. 2001. № 8; Каарнайнен К.. Фурман Д.Е. Верующие, атеисты и прочие (эволюция российской религиоз- ности)//Вопросы философии. 1997. №6. С. 35-52; Варзанони Т.И. Во что ве- рят россияне // «НГ-Религии» № 2 (27.02.1997); № 4 (24.04.1997); Анраменко А.А. Религиозная обстановка в Калуге // Социол. исслед. 2001. № 11 и др.

196 См.: Одинцов М.И. Деятельность уполномоченного по правам человека в

РФ по защите свободы совести. http://ekg.metod.ru/prj/odincov-svet-rj.html.

Иеговы, Украинская православная церковь, Церковь Муна, Церковь саентологии, Церковь Христа, а также в отношении некоторых като- лических, мусульманских, пятидесятнических и баптистских объеди- нений.197

Это, так сказать, взгляды ученых и государственных чиновни- ков. В качестве другого примера рассмотрим взгляд на эту проблему работника  религиозного  культа  протоиерея  Владимира  Федорова. Вот, как он оценивает отношение граждан России к религии: «Право- славными иерархами и светскими авторами часто дается следующая оценка религиозной ситуации: в России 80% верующих, 80% которых

– православные. Иногда мы встречаем более скромные оценки: всего

50% верующих, половина – православные. Но, если мы посмотрим вокруг себя повнимательнее и искренне ответим на вопрос о количе- стве верующих, придется назвать другие цифры.

В Санкт-Петербурге в приходе, где мне довелось служить по- следние годы, каждое воскресенье храм переполнен. Это создает ощущение всенародной церковности. Но если задуматься, храм вме- щает 400-500 верующих, а живет в округе примерно 600 тысяч чело- век.  Даже  пасхальное  богослужение  посещает  менее  3%  жителей

Санкт-Петербурга (для пятимиллионного города 3% – это 150 тысяч

человек) … .  Также очень важно понять, почему остальные считаю- щие себя православными (во всяком случае, заявляющие о себе так в ответ на вопрос социологической анкеты) не испытывают потребно- сти прийти в храм даже на Пасху. Достаточно ли считать показателем религиозности факт принятия крещения в детстве? При этом следует учитывать, что очень многие из ныне живущих наших сограждан по понятным причинам в детстве крещены не были».198

Приведем еще один пример - отрывок из статьи выдающегося православного богослова Оливье Клемана,199 француза по националь- ности, которая была опубликована в газете Монд в 1998 году, после его  очередного посещения России: «Церковь России потеряла –  я

197 См.: http://www.voltar.ru/black/vote.php3?_file=2225.

198  Цитата по: Протоиерей Владимир Федоров. В помощь тем, кто пропове-

дует о Христе. http://www.cdrm.ru/kerigma/katehiz/mission/stat/mis-fed.htm.

199 См.: Клеман О. Трудности и недомогания Русской Церкви. Русская мыс-

ль, 18-24 июня 1998. http://www.sfi.ru/lib.asp?rubr_id=316&art_id=2633&print=1.

смог убедиться в этом лично и совсем недавно – весь ореол, на кото- рый могла рассчитывать в обществе. Она все больше отдаляется от общества, которое проявляет к ней полное безразличие, а иногда и враждебность. Крещено 55% россиян, но практикующих – 2% насе- ления. Россия – более секуляризованная страна, чем Франция. На Пасху в Москве причащались всего 48 тысяч человек. Но под золой тлеет пламя. Молодые люди, интеллигенция отдаляются от Церкви как института или же она, эта Церковь, их изгоняет, но их влечет со- кровище мудрости и красоты православия. Есть приходы, с осторож- ностью избегающие опасности и соблазна чрезмерной клерикализа- ции и не делающие святыни из того, что святыней не является, то есть не превращающие религию в колдовство. Есть ответственные люди в Патриархии, которые начинают понимать, что консерватизм, даже парадоксальный и претендующий на культурность, может стать путем к самоубийству. Кто сеет ветер – пожинает бурю. Екатерин- бургский скандал, быть может, напомнит епископам этой Церкви, что Россия – действительно поле деятельности, нуждающееся в миссио- нерах, ожидающее миссионерской проповеди и свидетельства».

Наконец, даже святейший Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II вынужден иногда называть вещи своими именами. Вот цитата из его выступления на епархиальном собрании 2000 г.: «Не- знанием, неумелостью, вялостью, леностью мы порочим, обессилива- ем Православие. Там, где духовенство инертно, лениво, инициативу перехватывают и укрепляются неоязычники, сектанты, представители иных конфессий».200

Как видим, мнения не достаточно совпадающие по конкрет- ным позициям, однако, имеющие общую позицию в целом. В своем исследовании мы попытаемся разобраться именно с частностями, ибо в целом, как видно из приведенных выше данных картина ясна. В на- учно-популярной литературе201 можно встретить мнение, что религи-

200 Цитата по: Тасалов А. Заметки о современной ситуации в РПЦ. http://spintongues.msk.ru/Tasalov18.htm.

201  См.: Ванчугов В.В. Кто как верует в России? Портал «Социально- гуманитарное и политическое образование». 26.04.2003; Варзанова Т.О. О религиозной ориентации молодых россиян// Русская мысль. 1998. № 4205. С.

18; Варзанони Т.И. Во что верят россияне // «НГ-Религии» № 2 (27.02.1997);

№ 4 (24.04.1997); Герейханов Г.П. Религиозная ситуация на Северном Кав-

озная ситуация в сегодняшней России должна оцениваться только с учетом существеннейших особенностей как центрального, так и пе- риферийного характера, без которых будет совершенно невозможна даже самая элементарная оценка секуляризационного процесса в его динамике и перспективе.  Так, в частности А.Пятигорский видит две наиболее важные особенности этого процесса. Во-первых, резкое ос- лабление структур государственной власти и возрастающая аморф- ность структур общественной жизни в конце 90-х годов ХХ века при- вели к такому положению вещей, при котором религия (практически все религии) оказалась в совершенно новой для нее ситуации, когда традиционное российское противопоставление государства религии перестало играть решающую роль, и когда новые отношения религии и общества еще не сложились. Во-вторых, сегодня начинают наме- чаться принципиально новые отношения между религией и этносом, отношения настолько новые, что было бы методологически опромет- чивым их описывать как с точки зрения традиционной западноевро- пейской модели, так и с точки зрения еще не сформулированной но- вой российской модели.

С этими выводами трудно не согласиться. Россия, во-первых, одно из крупнейших в мире поликонфессиональных государств, на территории которого действуют как традиционные конфессии, так и другие конфессии и отдельные религиозные объединения. Во-вторых,

казе и ее учет в управленческой деятельности органов и войск ФПС России (философско-политологический анализ): Автореф. дис… . канд. филос. наук. М.: АФПС, 1999; Добаев И.П. Традиционализм и радикализм в современном исламе на Северном Кавказе // Ислам и политика на Северном Кавказе. Рос- тов-на-Дону, 2001; Жосан Г.П. Русское православие в поликонфессиональ- ном мире России. http://www. conflitreligios.ru; Зуев Ю.П. Религиозно- конфессиональные отношения и общественная стабильность в современной России // Религия и политика. М. 1998; Костылев П. «Статистическое зазер- калье». Русский журнал, 2005; Кырлежев А. Религиозные итоги ХХ века. http://religion.russ.ru/ authors/kyrlejev.html; Материалы Международной кон- ференции «Россия: тенденции и перспективы развития». (9-10 декабря 2004 г., Москва), 2004; Михайлов Г.А. Свобода совести в правовом государстве. М.: Славянский правовой центр, 1999; Религиозные объединения Россий- ской Федерации. М., 1996; Филатов С., Лункин Р. Статистика российской религиозности: магия цифр и неоднозначная реальность.//http: //religion. russ.ru; Щипков А.В. Во что верит Россия. http://www.religare.ru и др.

это страна, расположенная в 8 часовых поясах, поэтому понятно, что в разных регионах страны религиозная ситуация имеет свои особен- ности. Так, например, на Дальнем Востоке серьезное влияние на со- стояние религиозной ситуации оказывают как традиционные китай- ские религии (буддизм, даосизм, конфуцианство), так и новые рели- гиозные культы. В частности, проректор Амурского университета профессор А.П. Забияко отмечает широкое распространение в по- следнее время движения фалунь-гун, которое он охарактеризовал как

«неэкстремистская, терпимая религия», последователи которой име- ют высокий уровень образования (в основном это студенты и препо- даватели вузов). Отмечается распространение православия, буддизма и шаманизма в Республике Тыва.202

В связи с этим попытаемся выяснить частные особенности от- ношения граждан России к религии через анализ результатов социо- логических исследований, проведенных в нашей стране различными организациями.

В рамках проекта Voice of the People исследовательский хол- динг ROMIR Monitoring провел в России опрос и выяснил, что 57% россиян считают себя людьми религиозными. Причем в Южном фе- деральном округе был  зафиксирован самый  высокий показатель –

62%. В городах с населением от 100 тысяч до 500 тысяч человек, рес- понденты несколько чаще  называли себя религиозными (62%). Жен- щины в целом более религиозны по сравнению с мужчинами - 66% против 46% соответственно. Интересен тот факт, что среди молодых людей зафиксирован достаточно высокий уровень религиозности –

58%. Самые высокие показатели религиозности у пенсионеров – 65%,

а самые низкие у респондентов в возрасте 25-34 лет (49%).

Исследование показало, что среди обладателей начального образования, а также респондентов с низким или средним уровнем дохода, количество людей, считающих себя религиозными, несколько выше (60%). 36% россиян считают себя людьми нерелигиозными. Чаще, чем в среднем по выборке об этом говорили жители Централь- ного и Северо-Западного федеральных округов (40 и 41% соответст- венно), а также жители крупных городов с населением от 500 тысяч до 1 миллиона человек (42%). Мужчины несколько чаще называли

202 См.: Забияко А. П. Русские и китайцы: встреча на рубеже культур: [Гео-

полит. аспект]. Ист. опыт освоения Дал. Востока. 2001 . Вып. 4.

себя людьми нерелигиозными – 43%, среди женщин этот показатель составил 30%. Респонденты в возрасте 25-34 лет в 4 случаях из 10 (43%) говорили о том, что считают себя людьми нерелигиозными – это самый высокий показатель по выборке. Также часто об этом гово- рили обладатели высокого уровня доходов (41%). Убежденным атеи- стом считает себя каждый двадцатый россиянин (4%). Больше всего таких людей проживает в Северо-Западном федеральном округе (8%), а также в сельской местности (8%).203

Для оценки динамики изменения религиозности российских граждан воспользуемся данными Фонда «Общественное мнение»,204 который, начиная с 1997 по 2004 гг. задавал один и тот же вопрос гражданам России, как правило, накануне Пасхи или вскоре после нее: «Считаете ли вы себя верующим человеком? и если да, то к ка- кой религии вы себя относите?» – табл. № 1 (данные в % от числа оп- рошенных).

Таблица № 1

Результаты мониторинга «Считаете ли вы себя верующим человеком? и если да, то к какой религии вы себя относите?» (данные в % от числа опрошенных)

 

 

Конфессии

Август-

1997

Апрель-

2000

Апрель-

2001

Апрель-

2002

Апрель-

2003

Апрель-

2004

Православие

54

54

53

60

59

58

Ислам

6

5

5

4

8

5

Другие

-

1

1

1

1

1

Верующими себя не считают

 

35

 

37

 

32

 

30

 

24

 

30

Затрудни- лись ответить

 

3

 

3

 

6

 

4

 

6

 

6

 

Анализ результатов показывает, что в росте числа привержен-

цев православия и ислама нет  стабильности. Такие же всплески от-

203 См.: http://www.Romir.ru.

204 См.: http://www.fom.ru.

мечаются и среди тех, кто считает себя неверующим. В то же время достаточно четко прогладывается тенденция увеличения числа рес- пондентов, которые затрудняются ответить на данный вопрос.

Доля православных выше всего – среди женщин (66%), сель- ских жителей (64%), а также среди людей с неполным средним обра- зованием и средними доходами (по 63%). Атеистов больше всего – среди жителей столичных городов (43%), мужчин (38%), людей с высшим образованием (36%), а также среди тех, кто на парламент- ских выборах голосовал за ЛДПР (37%) и «Родину» (36%).

По данным Агентства региональных политических исследо- ваний (АРПИ)205    70% россиян исповедуют православие. Доля сто- ронников ислама составляет 4%. Другие религии - 2%. Не исповеду- ют никакой религии 23%. 1% - не определившихся.206

По данным опроса ВЦИОМ, проведенного совместно с газе- той «Известия» 19 декабря 2006 г. две трети жителей России (63%) относят себя к православным, а 6% – к мусульманам. Буддистами, католиками, протестантами либо иудеями себя считают не более чем по 1% респондентов. Согласно опросу, 12% россиян верят в Бога, но никакую религию не исповедуют, 16% респондентов составляют не- верующие. Религия для опрошенных россиян – это, прежде всего, ве- ра предков, национальная традиция (отмечают 36% опрошенных) и следование моральным и нравственным нормам (28%). Для 16% рес- пондентов религия – часть мировой культуры и истории. Столько же опрошенных отмечают, что это личное спасение, общение с Богом. Для 9% опрошенных главным является соблюдение всех религиозных обрядов, участие в церковной жизни. Между тем 14% отмечают, что для них религия ничего не значит. По сравнению с ноябрем 2005 г. менее значимым стало отношение к религии как к национальной тра- диции (42% и 36%) и возросло значение моральной составляющей (24% и 28%).207

В последнее время в СМИ часто поднимается вопрос о тради-

ционных религиях. Россия не стала здесь исключением. В одном из

205 Исследование проведено в 2003 году – сравните с данными, представлен-

ными в таблице № 1 за апрель 2003 г. (прим. автора).

206    См.:  Ванчугов  В.В.  Кто  как  верует  в  России?  Портал  социально-

гуманитарное и политическое образование. 26.04.2003.

207 См.: http://www.Religare. ru. 20 декабря 2006 г.

своих выступлений на форуме народов Президент России В. Путин отметил: «Хотя в России государство отделено от Церкви, оно долж- но найти формы поддержки духовных лидеров традиционных рели- гий».208

Результаты проведенного исследования исторического пути государства российского показывают, что существенную роль в ста- новление государственности сыграли традиционные конфессии, к числу которых относит себя значительная часть граждан России209. История не раз доказывала, что традиционные духовно-религиозные ценности народов Российской Федерации, ставшие неотъемлемым компонентом их национальной самоидентификации и культурного своеобразия, являются фундаментом человеческого бытия и одной из предпосылок формирования правосознания. Их признание, уважение и укрепление, по мнению ученых и политиков, является необходи- мым условием построения в Российской Федерации гражданского общества и правового государства.

Приведем на этот счет мнение одного из известных ученых в области религиоведения профессора М.П. Мчедлова. Если считать основным временной критерий, рассуждает М.П. Мчедлов, то самы- ми «традиционными» для России надо признать дохристианские язы- ческие верования. Если за основу взять количество последователей той или иной религии, то необходимо определить минимум верую- щих, позволяющий считать религию «традиционной»: «Так, напри- мер, у малочисленных автохтонных народов России (Севера, Сибири и Дальнего Востока) есть свои издревле существующие верования, во многом определяющие их образ жизни. Но можно ли их считать «тра- диционными» для России в целом?» Использование только террито- риального признака ученый также считает некорректным: «Когда Польша, Литва, Латвия, Западная Белоруссия входили в состав Рос- сийского государства, то католицизм в России имел совершенно иной

208 См.: http://www.kremlin.ru.

209  Отметим, что современные российские правовые нормы не оперируют терминами «традиционная» или «нетрадиционная» религия. Причина, веро-

ятно, кроется в трудности подобного рода определения или нежелании соз-

давать представление о правовом неравенстве религий. Цитата по: Мчедлов

М.П.  В  поисках  компромисса.  http://religion.ng.ru/printed/problems/2003-08-

20/6_kompromiss.html.

духовно-культурный статус, нежели сегодня». Однако, полагает М.П.Мчедлов, термин «традиционный» можно использовать, «не придавая ему политико-правового измерения и не видя в этом дис- криминации других вероисповеданий», если при определении «тра- диционности» опираться, прежде всего, на степень влияния вероуче- ния на ментальность народа и становление государственного и на- ционального самосознания. В России такое влияние оказывает Рус- ская Православная Церковь.210

В то же время нельзя забывать, что Россия - многоконфессио- нальная страна. Анализ результатов мониторинга, проведенного Фондом общественного мнения, показывает, что сегодня для россий- ских граждан характерно мнение, что в России могут распространять- ся любые религии, но приоритет должны получить традиционные. Это положение отображено, по сути, в той или иной форме в некото- рых законодательных актах, принятых в Российской Федерации и ее регионах. Однако оно получило значительно меньшую поддержку среди верующих (17,9% православных211, 13,8% мусульман) и среди неверующих  (15,1%).  Не  воспринимает  абсолютное  большинство всех мировоззренческих групп населения и возможность распростра- нения любых религий 4,2% православных, 5,2% мусульман, 8,9% не- верующих.212

Казалось бы, Конституция Российской Федерации гарантиру- ет свободу совести всем. Но есть, оказывается, как считают многие, в том числе и представители Русской Православной Церкви, «традици- онные религии», которые должны пользоваться особыми привиле- гиями.213  Например, категорическую убежденность в том, что в Рос-

210   См.:  Мчедлов  М.П.  В  поисках  компромисса.  Газета  «НГ  Религии«,

20.08.2003.

211  По данным опроса ВЦИОМ, проведенного в декабре 2006 года последо-

ватели православия его врагами считают прежде всего сектантов (на это ука- зывают 26% опрошенных), в меньшей мере – оккультистов, последователей магии, астрологов (9%), представителей нехристианских религий (5%), дру- гих  ветвей  христианства  (2%)  или  атеистов  (4%).  Четверть  опрошенных (24%) никого не называют в качестве врагов православия./religare.ru. 20 де- кабря 2006 г.

212 См.: http://www.fom.ru.

213 Вывод о привилегированном положении Русской Православной Церкви разделяют 35% мусульман, 47% протестантов, 63% католиков. В рядах пра-

сии могут существовать только традиционные религии (христианст- во, ислам, иудаизм, буддизм и др.) почти в равной мере выражают верующие православные и мусульмане (34,6% и 14,5%, соответствен- но). Эту позицию разделяют 21,8% неверующих (диагр. 14).214  Сход- ный удельный вес и у более взвешенной позиции, допускающей пол- ное равноправие всех религий, за исключением сект, которые пося- гают на достоинство, права и свободы личности. Этой позиции при- держиваются 32,7% православных, 32,8% мусульман и 35,3% неве- рующих.

40

 

30        34,6

20

10

14,5

21,8

Православные Мусульмане Неверующие

 

 

0

Диагр. 14. Отношение граждан России к существованию в государстве только традиционных религий (в %)

вославных этой позиции придерживаются 17%. Данные по // Мчедлов М. П., Нуруллаев А. А., Филимонов Э. Г., Элбакян. С. Религия в зеркале общест- венного мнения, 1993. http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/Life_ church/ relig_society.php.

214  Например, по результатам исследований, проведённых на Орловщине в

1999–2000гг., и в 2002 году, 21,4% среди всех опрошенных и 30,9% право- славных верующих считают, что если в современной России православие станет государственной религией, то это будет способствовать стабильности

общества. Мнения, что если православие станет государственной религией,

то это будет провоцировать межконфессиональные конфликты, придержи- ваются 19,6% всех опрошенных, и 16,18%, православных, причем это в ос- новном молодые люди до 30 лет. Лишь 26% респондентов уверены, что кон- ституционный принцип равенства религиозных объединений перед законом осуществляется на практике, 44,8% противоположного мнения. // Жосан Г.П. Русское православие в поликонфессиональном мире России. http://www. con- flitreligios.ru.

Таким образом, при всем плюрализме мнений о возможных вариантах распространения различных религиозных течений, в том числе новых культов и движений, преобладающими для российского общества являются тенденции одновременной поддержки и тради- ции, и терпимости. Данную философию М.П.Мчедлов называет ос- мотрительной толерантностью.215

Для оценки тенденций изменения религиозной ситуации в России за точку отсчета, по мнению ученых,216 необходимо брать вто- рую половину 80-х – начала 90-х гг. ХХ века, т.е. конца советской эпохи, так как определенное изменение отношений общества и власти к религии и Церкви наметилось уже в 1985-1988 гг., с началом «пере- стройки» и в процессе подготовки и празднования 1000-летнего юби- лея Крещения Руси. Связано это с тем, что религиозная ситуация до этого времени характеризовалась жестким государственным контро- лем за деятельностью религиозных организаций, ограничением воз- можностей религиозной проповеди и распространения религии, пре- следованиями духовенства, религиозных проповедников и верующих, активным утверждением атеизма всеми средствами идеологического влияния коммунистической партии и государства.

215 См.: Мчедлов М. Вера России в зеркале статистики. Население нашей страны о XX веке и о своих надеждах на век грядущий. М., 2000.

216  См.: Ванчугов В.В. Кто как верует в России? Портал «Социально- гуманитарное и политическое образование». 26.04.2003; Варзанова Т.О. О религиозной ориентации молодых россиян// Русская мысль. 1998. № 4205. С.

18; Варзанони Т.И. Во что верят россияне // «НГ-Религии» № 2 (27.02.1997);

№ 4 (24.04.1997); Герейханов Г.П. Религиозная ситуация на Северном Кав- казе и ее учет в управленческой деятельности органов и войск ФПС России (философско-политологический анализ): Автореф. дис… . канд. филос. наук. М.: АФПС, 1999; Зуев Ю.П. Религиозно-конфессиональные отношения и общественная стабильность в современной России // Религия и политика. М.

1998; Костылев П. «Статистическое зазеркалье». Русский журнал, 2005; Кырлежев А. Религиозные итоги ХХ века. http://religion.russ.ru/ authors/kyrlejev.html;  Материалы  Международной  конференции  «Россия:

тенденции и перспективы развития». (9-10 декабря 2004 г., Москва), 2004;

Религиозные объединения Российской Федерации. М., 1996; Филатов С., Лункин Р. Статистика российской религиозности: магия цифр и неоднознач- ная реальность.//http://religion.russ.ru; Щипков А.В. Во что верит Россия. http://www.religare.ru им др.

Результатом такой политики и идеологического воздействия, а также и объективного действия процесса секуляризации, активно идущего во всем мире, было оттеснение религии на периферию об- щественной жизни и общественного сознания, прогрессирующее со- кращение числа верующих, особенно в молодых поколениях, в наи- более социально активных и образованных группах населения, что фиксировалось социологами как снижение уровня религиозности. Например, социологические исследования тех лет показывали уро- вень религиозности в городах лишь 20%, в сельской местности – 25-

30% и выше. В то же время, в регионах традиционного распростране-

ния ислама отмечалось процентов 30-50% и выше (диагр. 15).

Гор одское население

50

40

Сельское население

30

 

 

20

50

10        20        30

0

Население в регионах р аспр остр анения ислама

 

 

Диагр. 15. Состояние религиозности населения в СССР (в %)

В целом, можно сказать, религия, религиозные организации находились в состоянии выживания. Сегодня, как считают ученые- религиоведы,217 ситуация изменилась кардинальным образом. Если ее

217 См.: Зуев Ю.П. Религиозно-конфессиональные отношения и обществен- ная стабильность в современной России // Религия и политика. М. 1998; Кос- тылев П. «Статистическое зазеркалье». Русский журнал, 2005; Кырлежев А. Религиозные итоги ХХ века. http://religion.russ.ru/ authors/kyrlejev.html; Ма- териалы Международной конференции «Россия: тенденции и перспективы развития». (9-10 декабря 2004 г., Москва), 2004; Религиозные объединения Российской Федерации. М., 1996; Филатов С., Лункин Р. Статистика россий- ской религиозности: магия цифр и неоднозначная реальность.//http:// religion.russ.ru; Ванчугов В.В. Кто как верует в России? Портал «Социально- гуманитарное и политическое образование». 26.04.2003; Варзанова Т.О. О религиозной ориентации молодых россиян// Русская мысль. 1998. № 4205. С.

18; Варзанони Т.И. Во что верят россияне // «НГ-Религии» № 2 (27.02.1997);

характеризовать самыми общими словами, то, по их мнению, ее мож-

но назвать ситуацией религиозной свободы.

Например, важным показателем изменения отношения рос- сийского общества к религии и Церкви (религиозным организациям) является произошедший в 90-х гг. ХХ века существенный рост уров- ня религиозности населения (выраженной в процентах доли верую- щих в составе населения). В целом по России за этот период уровень религиозности возрос приблизительно с 20% в 80-х гг. ХХ века до

40–45% в начале 90-х гг. ХХ века и до 50-60% – в конце десятилетия

(диагр. 16).

Основными факторами, определяющими данный процесс, явились изменения отношения к религии и Русской Православной Церкви со стороны государства и общества. На смену отношению к религии и религиозным организациям, как явлению пережиточному, тормозящему общественное развитие, чуждому существовавшему общественному строю, пришло отношение к ним как важному обще- ственному институту, реальному компоненту современного россий- ского общества, признание их исторического вклада в формирование российской государственности и культуры, воздаяние должного их общественным позициям и инициативам.

 

60

50        60

40

30        45

20

80-е года ХХ века

Начало 90-х годов ХХ

века

Конец ХХ века

 

 

10        20

0

Диагр. 16. Рост религиозности граждан России (в %)

№ 4 (24.04.1997); Щипков А.В. Во что верит Россия. http://www.religare.ru им др.

Резко изменились интерес и внимание вузовской науки к ре- лигиоведению. Во многих университетах России открылись отделе- ния религиоведения, в некоторых началась подготовка специалистов- теологов. Например, в расписании занятий философского факультета МГУ сегодня можно насчитать 9 курсов по религии (философия ре- лигии, история религий, психология религии, социология религии, наука и религия, христианская теология, основы религиоведения и т.д.). В то же время во второй половине 80-х годов ХХ века на фило- софском факультете ЛГУ был только один религиоведческий курс.

В тесной взаимосвязи с ростом уровня религиозности населе- ния России, в этот период, бурными темпами происходило и возрож- дение конфессиональных структур, увеличение числа религиозных объединений. В частности, если на 1 января 1986 г. в Российской Фе- дерации  было  зарегистрировано  3040  религиозных  объединений

(1386  объединений действовали  без  регистрации), то  на  1  января

1995 г. функционировало с регистрацией уставов 11532 религиозных объединения, на 1 января 2000 г. – 17427. В 2003 году в России офи- циально было зарегистрировано 20215 религиозных организаций. По официальным данным, представленным в Государственном реестре юридических лиц, на 1 июня 2005 года в стране насчитывалось 21.800 зарегистрированных религиозных организаций,218 а в декабре 2006 года – 22513 (централизованные религиозные организации – 441; приходы и общины – 21270; духовные образовательные учреждения –

137; монастыри – 399; религиозные учреждения – 266), принадлежа-

щих к 53 конфессиям219. (диагр. 17).

Кроме того, значительное число религиозных групп сегодня осуществляет свою деятельность без государственной регистрации, не получая статуса юридического лица, что допускается законом.

Возобновили или начали вновь свою деятельность многие мо-

настыри, миссионерские и религиозно-просветительные центры, конфессиональные благотворительные учреждения, учебные заведе- ния, средства массовой информации. Например, только за 13 лет пре-

218  Цитата по: Прикладная конфликтология для журналистов. М.: Права че-

ловека, 2006.

219  См.: Сведения о религиозных организациях, зарегистрированных в Рос-

сийской  Федерации.  По  данным  Федеральной  регистрационной  службы,

декабрь 2006. http://religion.russ.ru.

бывания во главе Русской Православной Церкви Патриарха Всея Руси

Алексия II построено и открыто 12500 храмов и монастырей.

 

25000

20000

15000

10000

5000

0

3040

11532

17427 20215 21800 22513

 

1986    1995    2000    2003    2005    2006

Диагр. 17. Рост числа религиозных объединений в России

Необходимо также отметить, что практически в течение одно- го десятилетия конца ХХ века существенно изменилась структура конфессионального пространства России. К началу 90-х гг. ХХ века она была представлена 15–20 традиционными для России конфессия- ми: христианами (православными, старообрядцами, лютеранами, ка- толиками, евангельскими христианами-баптистами, адвентистами седьмого дня, христианами веры евангельской – пятидесятниками), мусульманами, буддистами и иудеями. Сегодня – 53 конфессии пред- ставлены в Российской Федерации.

Мобилизационным ресурсом для любой религии является мо- лодежь. Именно она тот резерв, за который борются представители той или иной религии, чтобы увеличить ряды своих приверженцев. Получить представление о религиозной ориентации молодых людей в России мы можем на основании данных Центра социологических ис-

следований МГУ и Центра по изучению межнациональных отноше-

ний Института этнологии и антропологии РАН. Например, в марте

1997 года ими совместно проводилось социологическое исследова- ние, в ходе которого было опрошено около 4 тысяч человек, распре- деленных по трем возрастным группам: 17 лет (1100 человек), 24 года (1400 человек) и 31 год (1400 человек). В анкету входил блок вопро- сов об отношении молодежи к религии. Определялись уровень и ха- рактер религиозности, вероисповедная принадлежность, значимость веры для личности, развитие знаний о религии, содержание религиоз-

ного сознания и поведения (посещение церкви, чтение молитв), рели- гиозная мотивация социального поведения, в частности отношение к церковному браку. Проведенный опрос показал следующее: мировоз- зрение молодежи эклектично, поверхностно и неустойчиво, ее рели- гиозность скорее потенциальна и носит конформистский характер; для молодых характерно желание быть как все, называться верую- щими, православными, соответствовать распространяемому в об- ществе стереотипу духовности, отмечать церковные праздники, венчаться, крестить детей.220

Эти данные не дают оснований считать, что молодые люди

всерьез намереваются приобщаться к вере и Церкви. Вместе с тем, очевидно, что в молодежной среде предрасположенность к религии преобладает над прежней установкой на атеизм, а значит, молодое поколение, вступающее во взрослую жизнь на пороге XXI века, ока- жется более восприимчивым и лояльным к религии. Согласно резуль- татам опроса наблюдается некоторое возрастание интереса к религии среди юных – 17-летних, по сравнению с молодежью более зрелого возраста, причем уровень религиозности 24-летних и 31-летних оди- наков. Среди 17-летних верующими себя признали больше половины опрошенных (52%), а среди 24-летних и 31-летних верующих оказа- лось меньше почти на 10% – по 43-44% в каждой возрастной группе (диагр. 18).

60        17 -

 

50

40        52

30

20

10

0

43        43

летние

24 -

летние

31 -

летние

 

 

Диагр. 18. Уровень религиозности среди молодежи (в %)

220 Цитата по: Христианское чтение. № 18, 1999. http://www.spbda.ru/ reading/

18_13.php.

Православные составляют: 42% среди 17-летних юношей и девушек и по 36% среди 24 и 31-летних. Процентный рост привер- женцев православной веры происходит в результате прихода к право- славию 17-летних юношей при сохранении неизменного, хотя и более высокого, процента православных девушек и женщин.221

В результате, как в Русской Православной Церкви, так и в других церквах и конфессиях произошел наплыв неофитов (новооб- ращенных). Во многих общинах их число превосходит число верую- щих, являющихся давними, постоянными и активными членами этих религиозных объединений, более или менее основательно знающих основы вероучения своей религии и нормы ее культовой практики. Неофиты, как показывает практика, порой бывают очень активны, даже агрессивны по отношению к последователям других конфессий и неверующим, но при этом имеют весьма смутное представления об основах вероучения, обрядовой практике, нормах поведения, предпи- сываемых той религией, к которой они недавно обратились. В их соз- нании отрывочно схваченные элементы вероучения переплетаются с верой в приметы, гадания, предсказания астрологов, с нерелигиозны- ми взглядами на многие явления действительности.

Произошедшие изменения в религиозной ситуации привели к необходимости и изменения внимания государства к интересам масс верующих и представляющих их религиозным организациям, учета в политике их потребностей, мнений и настроений. В результате от- крылась дорога к плодотворному взаимовыгодному сотрудничеству в различных сферах общественной жизни, особенно таких, где большое

значение имеет духовно-нравственный фактор. Всё это нашло выра-

жение в официальных документах государственных органов различ- ного уровня, договорах и соглашениях между государственными ор- ганами и руководящими центрами конфессий, публичных выступле- ниях политиков, материалах средств массовой информации и т.д.222

221  См.: Варзанова Т.О. О религиозной ориентации молодых россиян// Рус-

ская мысль. 1998. № 4205. С. 18.

222   Подробнее  о  государственно-религиозных  отношениях  см.:  Зеленков

М.Ю. Государственно-религиозные отношения: правовой аспект. М.: Юри-

дический институт МИИТа, 2004.

По мнению Р.Лопаткина, в этом направлении имеется три ос-

новные тенденции развития.223

Во-первых, на смену отношению к религии и религиозным ор- ганизациям как явлению пережиточному, тормозящему общественное развитие, чуждому существовавшему общественному строю пришло отношение к ним как важному общественному институту, реальному компоненту современного российского общества, признание их исто- рического вклада в формирование российской государственности и культуры, воздание должного их общественным позициям и инициа- тивам.

Приведем здесь выводы из монографии «Экспансия» заве- дующего кафедрой религиоведения РАГС при Президенте Россий- ской Федерации, доктора философских наук Н.А.Трофимчука и М.П.Свищева, которые звучат так: «Обществу следует признать оче- видное: круг реальных союзников государства в религиозной сфере не ограничивается православными церквами. Для утверждения этого императива в области государственно-церковных отношений необхо- димо распознать круг союзников, на которых государство может уве- ренно опираться. На первый взгляд, кажется, что этот перечень опре- делен. Понятие «традиционные религии», которым часто оперирует общество, как бы уже ограничивает круг «достойных». Однако при ближайшем рассмотрении становится очевидным, что в сознании большей части людей круг этот остается неизменным и весьма узким, подразумевая, иудаистские, буддийские, исламские объединения.

В христианстве это понятие в полной мере относится лишь к православным церквам. Реальность и государственные интересы тре- буют расширения этого списка не только декларативно и на бумаге, но и в общественном сознании. В этот перечень необходимо вклю- чить конфессии, которые исторически доказали приверженность го- сударственным интересам, сформулировали на этой основе догмати- ческую базу и подкрепили свою лояльность и гражданскую позицию конкретными действиями. Представляется, что баптисты, пятиде- сятники, адвентисты, вероучения которых не разрушают цивилиза- ционную идею Российского государства, достойны доверия нашего общества со всеми вытекающими отсюда последствиями. Более ве-

223  См.: Лопаткин Р. Конфессиональный портрет России: к характеристике современной религиозной ситуации. http://www.religare.ru/analytics181.htm.

 

 

ка  существования в  нашей цивилизационной                среде адаптировало                                                  их вероучения  к  российскому менталитету. Это позволяет рассматривать                     их                    как традиционные вероучения в дополнение,               если              так можно выразиться, к «более традиционным», исторически                    признанным. Поэтому одна из задач госу- дарства          состоит                                    в

формировании у общества положительного восприятия всех своих союзников. При этом данный вывод вовсе не означает, что не попав- шие в указанный перечень религиозные объединения расцениваются государством, как потенциально опасные. Таким образом, лишь очер- чивается круг конфессий, которым будет отдаваться приоритет в со- трудничестве в определенных сферах взаимодействия, прежде всего социальной».224Во-вторых, показателем ко-ренного изменения отно- ше-ния государства к религии и церкви явилось новое пра-вовое ре- шение религиозного вопроса. Положения Конституции Российской Федерации, касающиеся ре-лигии и права граждан на свободу совес- ти, Федеральные законы «О свободе вероисповеданий» (1990), «О свободе совести и о религиозных объединениях» (1997), ряд других законодательных актов, имеющих отношение к данной сфере, вывели государственно-религиозные отношения на уровень международных правовых норм и ныне полностью соответствуют обязательствам, принятым нашей страной на себя в связи с подписанием целого ряда международно-правовых документов, начиная с «Всеобщей деклара- ции прав человека» (1948).

Однако последние события показывают, что религиозный фактор в политической жизни России уступает свои позиции этниче- скому, становится взаимосвязанным с ним. Так, несмотря на то, что мусульманские лидеры участвовали в выборах, исходя из исламского постулата о слитности религии и политики, их успехи были заметны в

224 См.: Трофимчук Н.А., Свищев М.П. Экспансия. М., 2000. С. 204-205.

основном на региональных уровнях, тогда как на российском уровне их попытки не были удачны. Например, на выборах в Государствен- ную Думу Российской Федерации в декабре 1995 г. общероссийское мусульманское движение «Нур» получило всего 0,6% голосов изби- рателей, а Союз мусульман России даже не смог пройти регистрацию. На парламентских выборах 1999 г. религиозно-политические движе- ния вошли в состав разных общественно-политических блоков, и только таким образом смогли иметь своих представителей в высшем законодательном органе страны: общероссийское мусульманское движение «Рефах» выступило соучредителем движения «Отечество – Вся Россия» и получило 5 мест в парламенте.225 В-третьих, измене- ние позиции государства получило и определенное моральное изме- рение: был предпринят целый ряд шагов для исправления грубых ошибок, злоупотреблений и неправедных деяний прежних властей в отношении религиозных организаций, духовенства и верующих. На- пример, это указ Президента Российской Федерации о реабилитации жертв политических репрессий, который вернул доброе имя людям, пострадавшим в те годы за веру, за свое религиозное служение. Были освобождены из мест заключения и реабилитированы сотни людей, также осужденных за свои религиозные убеждения. Были приняты Распоряжение Президента и Постановление Правительства Россий- ской Федерации о возвращении религиозным организациям и верую- щим ранее изъятых у них церковных зданий, святынь и культового имущества. Своего рода актом покаяния государства стало выделение средств из бюджетов различных уровней на восстановление и рестав- рацию храмов и монастырей. Всенародным символом такого покая- ния стало восстановление в кратчайшие сроки храма Христа Спаси- теля в г. Москве.

Кроме того, за прошедшие годы российских реформ Церковь, как социальный институт, значительно расширила свои возможности влияния на развитие государства, общества, личности, укрепило со- циальную и духовную поддержку населения страны. Как сказал об этих изменениях Патриарх Московский и всея Руси Алексей II: «По- сле семидесятилетних репрессий и ограничений церковная жизнь на-

225 См.: Тузов Н.В. Северный Кавказ: этнос, религия, политика. Портал: «Со- циально-гуманитарное и политическое образование». 2.12.2003. http:// humanities. edu.ru /db/msg/48641.

чала возвращаться к своему нормальному состоянию, Церковь стала обретать искони присущее ей место в российском обществе».226

По словам зампредседателя комиссии по вопросам религиоз-

ных объединений при правительстве Российской Федерации Андрея Себенцова, органы власти должны более внимательно относиться к выяснению истинной идеологической направленности той или иной организации, а также к тому, кто является носителем экстремистских идей – отдельный человек или все объединение в целом.227

Как это реализуется на деле можно оценить по практике по-

следних лет, которая показывает, что проблема регистрации вновь образуемых религиозных объединений в целом перестала быть кон- фликтной во взаимоотношениях органов власти и верующих. Напри- мер, из действующих сегодня более 20 тысяч зарегистрированных объединений, более тысячи из них были зарегистрированы уже после

принятия закона 1997 г. Однако, если быть предельно искреннем, еще

имеют место случаи неправомерного отказа в регистрации верую- щим, которые обращаются с заявлением об этом. Причем очень часто инициатором конфликта выступают зачастую именно властные орга- ны. Так, например, было в г.Челябинске с регистрацией группы Сви- детелей Иеговы.228

Анализ современной российской истории показывает, что проблема перерегистрации религиозных объединений, проводимая в соответствии с требованиями закона 1997 г., обострилась по мере приближения срока ее окончания – 31 декабря 2000 г. На начало ок- тября 2000 г. прошли перерегистрацию около 600 общероссийских и межрегиональных религиозных центров и организаций. На законных основаниях было отказано в этом примерно 40 организациям.229

Сложнее положение было с перерегистрацией местных рели- гиозных объединений. По данным Минюста России, например, на октябрь 2000 г., т.е. за год до окончания срока регистрации, прошли

226 См.: Патриарх Московский и всей Руси Алексей II. Россия: духовное воз-

рождение. М., 1999. С.43.

227 См.: Лункин Р. Свобода веры под вопросом. http://www.religio.ng.ru.

228 См.: Одинцов М.И. Деятельность Уполномоченного по правам человека в

РФ по защите свободы совести. http://ekg.metod.ru/prj/odincov-svet-rj.html.

229 См.: Одинцов М.И. Деятельность Уполномоченного по правам человека в

РФ по защите свободы совести. http://ekg.metod.ru/prj/odincov-svet-rj.html.

перерегистрацию лишь 50% от их числа. Справедливости ради стоит отметить, что причин тут две. Первая, не все объединения изъявляли желание быть перерегистрироваными, т.е. сами не хотели изменить свой статус «религиозной организации» на статус «религиозной группы». Вторая, на местах еще встречаются случаи волокиты при рассмотрении заявлений религиозных организаций и необоснованных отказов. Как правило, это происходит в отношении т.н. новых или нетрадиционных религиозных движений и организаций. Так, напри- мер, Управлением юстиции по г. Москве было отказано в перерегист- рации московскому отделению Армии Спасения, ссылаясь на «воени- зированный характер организации» и наличие у нее неких намерений и планов, имеющих «антиконституционный характер». Верующие обращались в межрайонный и городской суды, но их жалоба не на- шла удовлетворения.230

Другие факты нарушений взаимоотношений государства с ре- лигиозными организациями можно найти в докладе американского посла по вопросам свободы вероисповедания Роберта Сейпла «О сво- боде вероисповедания в мире» (сентябрь 1999 г.). Здесь приводится много конкретных примеров о положении религиозных организаций

и верующих в России в 1998-1999 гг., в том числе факты нарушений

законодательства о свободе совести и религиозных объединений в ряде субъектов Российской Федерации. В числе наиболее «страдаю- щих» от произвола местных властей назывались такие организации: Свидетели Иеговы, харизматические общины, мормоны, Церковь Объединения, Церковь сайентологии и др. Подвергался критике всту- пивший в силу закон «О свободе совести и о религиозных организа- циях» (1997). Однако общий вывод все же сводился к тому, что Закон и действия федеральных органов власти в целом не ущемляют прав религиозных меньшинств. Имеющиеся факты рассматриваются как

«самодеятельность» региональных властей.231

Особо хотелось бы отметить, что современная фаза развития религи- озной ситуации в стране характеризуется также гражданским миром между религиозными объединениями, получившими сегодня всю полноту   прав   для   своей   деятельности,   поэтому   ее   ученые-

230 См.: Одинцов М.И. Деятельность Уполномоченного по правам человека в

РФ по защите свободы совести. http://ekg.metod.ru/prj/odincov-svet-rj.html.

231 См.: http://www.voltar.ru/black/vote.php3?_file=2225.

религиоведы рассматривают как фазу установления относительной стабильности религиозной ситуации и юридической урегулированно- сти отношений между традиционными конфессиями и легитимными новыми религиями. Последних теперь беспокоит исполнение и пра- вильное применение нормативно-правовых актов в сфере государст- венно-религиозных отношений, борьба за влияние на местную адми- нистрацию, не всегда считающуюся с общефедеральными установле- ниями232. Нетрадиционные религии стали, таким образом, признан- ными субъектами религиозного плюрализма, и уже одно это придает им статус социально-конформистских новых религий, а вместе с тем лишает актуальности их прежние заявления о неприятии существую- щей социальной действительности, догматические положения на этот счет отодвигаются теперь на задний план.

Религиозная ситуация характеризуется также неравноправным положением многочисленных новых религиозных объединений, не имеющих   15-тилетнего   «стажа»   своей   деятельности   в   стране. В особом положении определенного юридического дискомфорта ра- ботают те религиозные общины, которые принципиально отказыва- ются от юридической регистрации по причине свойственных им дог- матических установок. У другой группы религиозных объединений вовсе нет богослужебного культа, либо взамен этого у них опреде- ляющую роль играют медитационные и другие психосоматические практики, и поэтому они не могут быть зарегистрированы в качестве

«религий».

Как видим из приведенных выше результатов и мнений, отли- чительной чертой современной фазы религиозных отношений в Рос- сии является их конфессиональная разобщенность, поскольку каждое новое объединение стремится утвердить свои приоритеты в опреде- ленной сфере религиозной активности (например, оккультного враче- вания, восточного мистицизма или нового религиозного откровения), а также максимально эффективно использовать находящиеся в его распоряжении средства личностной идентификации и социализации верующего: специфические виды культовой практики, новое эзоте- рическое знание и проекты построения нового социума (сектантских

232  В научно-популярной литературе приводятся данные, что в 22 регионах страны регулирование деятельности религиозных организаций идет вразрез с принятым законодательством и Конституцией (Прим. автора).

коммун, социально-религиозных объединений и производственных единиц, основанных на совместном труде единоверцев).

Подведем промежуточные итоги исследования религиозной ситуации в современной России.

Во-первых, большинство населения позитивно оценивает ре- лигию, считает ее сегодня одним из устоев этнической и мировой культуры, признает значительный вклад традиционных религиозных институтов в сохранение нравственных ценностей человечества. Рей- тинг доверия населения к Церкви со стороны населения, как показы-

вает большинство исследований, значительно превышает 50%. На-

пример, в Пермской области он составляет 54,6% - это наивысший показатель среди всех остальных социальных институтов.233

Во-вторых, налицо резкое преобладание в общинах различ-

ных конфессий лиц, осознавших свою религиозность именно в по- следние годы. Отсюда высокий процент неофитов, что не может не влиять на жизнь общины и, особенно, на характер межрелигиозных отношений. В результатах проведенных учеными исследований фик- сируется качественный сдвиг в характере религиозности – число ве- рующих неуклонно растет и в настоящее время эта категория состав- ляет около трети всех религиозно ориентированных граждан.234

В-третьих, перед Российским государством все религии рав- ны. Теоретически этому принципу следует любая демократическая страна. Однако на практике некоторые религиозные организации подчас оказываются «равнее» других.

Наконец, в-четвертых, за минувшее десятилетие, отмечается прирост удельного веса верующих. Однако справедливости ради  хо- телось бы отметить, что анализ результатов оценки религиозной об- становки за последние десять лет показывает, что вполне возможно,

1998 год стал пиком подъема религиозности, за которым наступила стабилизация и некоторое снижение религиозно-мистических прояв- лений.

Таким образом, процесс формирования религиозного созна- ния граждан России далек от завершения. Налицо интерес граждан к религии,  стремление  самоидентифицировать  себя  с  определенной

233 Цитата по: http://www.fago.ru/23/ref-7660-20.html.

234  См.: Михайлов Г.А. Свобода совести в правовом государстве. М.: Сла-

вянский правовой центр, 1999.

конфессией, но в тоже время объем религиозных знаний у большин-

ства из них пока еще мал.

Если же рассматривать по каким позициям изменилось отно- шение общества к религии и церкви, то здесь ученые-религиоведы235 выделяют следующее. Во-первых, изменение в общественном созна- нии оценки исторической и современной роли религии и религиозных организаций, в первую очередь Русской Православной Церкви, рост их престижа, индекса доверия к религиозным организациям в глазах общественного мнения. Это, в свою очередь, породило определенные общественные ожидания, частично оправдавшиеся, частично – пре- увеличенные, о способности церкви236 содействовать преодолению кризиса российского общества. Подобные замеры общественного мнения неоднократно проводились различными социологическими службами, в частности регулярно проводятся Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ). Во-вторых, это измене- ние отношения общества к религии и церкви нашло свое выражение в обращении к религии, в смысле принятия веры, значительных масс населения.

235  См.: Кырлежев А. Религиозные итоги ХХ века. http://religion.russ.ru/ authors/kyrlejev.html; Материалы Международной конференции «Россия: тенденции и перспективы развития». (9-10 декабря 2004 г., Москва), 2004; Религиозные объединения Российской Федерации. М., 1996; Филатов С., Лункин Р. Статистика российской религиозности: магия цифр и неоднознач- ная реальность.//http://religion.russ.ru; Ванчугов В.В. Кто как верует в Рос- сии?   Портал   «Социально-гуманитарное   и   политическое   образование».

26.04.2003; Варзанова Т.О. О религиозной ориентации молодых россиян//

Русская мысль. 1998. № 4205. С. 18; Варзанони Т.И. Во что верят россияне //

«НГ-Религии» № 2 (27.02.1997); № 4 (24.04.1997); Герейханов Г.П. Религи- озная ситуация на Северном Кавказе и ее учет в управленческой деятельно- сти органов и войск ФПС России (философско-политологический анализ): Автореф. дис… . канд. филос. наук. М.: АФПС, 1999; Зуев Ю.П. Религиозно- конфессиональные отношения и общественная стабильность в современной России // Религия и политика. М. 1998; Костылев П. «Статистическое зазер- калье». Русский журнал, 2005; Щипков А.В. Во что верит Россия. http://www.religare.ru им др.

236 Религиозных организаций (прим. автора).

Здесь, по мнению Р.Лопаткина237, мы имеем два эмпирических показателя, неравноценных в социологическом плане для оценки ре- лигиозности населения. Один – это рост уровня религиозности, т.е. доли верующих в общем составе населения, и повышение степени религиозности, то есть глубины веры, интенсивности религиозных переживаний и культовых действий. Если в 80-х гг. ХХ века, как уже говорилось выше, уровень религиозности в городах составлял 10 –

20%238, а в сельской местности – 25 – 30% и выше, то есть в среднем где-то порядка 20%, то исследования начала 90-х гг. ХХ века показы-

вают рост уровня религиозности до 40 – 45%, а конца 90-х гг. ХХ ве-

ка – в диапазоне от 40 до 60% (например, по данным ВЦИОМ на но-

ябрь 1998 г. – 52%).

При интерпретации уровня религиозности населения следует сделать две поправки. Первая, в целом действия властей, СМИ носят прорелигиозный характер, поэтому самооценка респондентов более прорелигиозна, чем она есть на самом деле. Вторая, происходящий процесс воцерковления населения далеко не совпадает с полученным в ходе опросов уровнем религиозности. Так, по данным опросов Цен- тра социологии национальных и региональных отношений ИСПИ РАН, среди верующих (по самооценке) москвичей только 24% рес- пондентов всегда соблюдают религиозные предписания, 34% – регу- лярно посещают богослужения. Кроме того, конфессиональная само- идентификация человека зачастую может обосновываться этнокуль- турными, а не религиозными принципами.

В течение 90-х гг. ХХ века снизилось доверие населения к Церкви. Если в 1993 г. большинство респондентов доверяли Церкви, то в 2000 г. доля доверяющих снизилась до 28% опрошенных, а недо- веряющих – увеличилась до 46%.239

237  См.: Лопаткин Р. Конфессиональный портрет России: к характеристике современной религиозной ситуации. http://www.religare.ru/analytics181.htm.

238  Советско-американский опрос, проведенный в Москве в 1988 г., показал

43% неверующих и только 10% верующих (среди молодежи до 30 лет -

11%). Данные по: Воронцова Л.М., Филатов С.Б., Фурман Д.Е. Религия в современном      массовом            сознании,       2002.   http://www.i-u.ru/biblio/archive

/voroncova%5Freligvsovrmassozn.

239 По данным Аналитического центра ИСПИ РАН (прим. автора).

В начале 90-х гг. ХХ века, когда уровень религиозности со- ставлял примерно 40%, положительно на вопрос о доверии церкви, религиозным организациям отвечали 50-54% респондентов.240 Это означало, что церкви доверяют не только верующие, но и заметная группа из состава нерелигиозного населения. А данные конца 90-х годов ХХ века рисуют иную картину: при выросшем уровне религи- озности – до 52%,241  индекс доверия к церкви, религиозным органи- зациям снизился до 37–38%. Если даже всех свидетельствующих о доверии церкви считать верующими, то и в этом случае получается, что примерно треть верующих уже не оказывает ей полного доверия. Хотя справедливости ради надо отметить, что и этот снизившийся индекс доверия церкви по-прежнему остается одним из самых высо- ких среди всех общественных и государственных институтов. Но именно то, что церковь, религиозные организации какие-то надежды и ожидания общества по выводу его из глубокого кризиса не оправ- дали и к тому же оказались втянутыми в политические игры, и приве- ло к упомянутому снижению уровня доверия к ним.

На фоне сказанного важно отметить некоторые статистиче- ские показатели активности Русской Православной Церкви. На конец ХХ – начало  XXI веков Русская Православная Церковь имела 127 епархий и насчитывала 151 архиерея, не считая 8 заштатных. Количе- ство приходов Русской Православной Церкви составляло более 19

000; на этих приходах служили около 17 500 священников, около 2

300 диаконов, всего – около 19 700 священнослужителей (диагр. 19).

20000

 

15000

10000

5000

0

151

 

17500

2300

 

Архиереи Священники Диаконы

 

 

Диагр. 19. Численность священнослужителей в России

240 По материалам ВЦИОМ. http://www.vciom.ru.

241 По данным ВЦИОМ за 1998 год. http://www.vciom.ru.

Количество монастырей достигло 478, не считая 87 монастыр- ских подворий. При этом на территории России находится 299 мона- стырей, из них: 151 мужской и 148 женских, а также 74 монастырских подворья. Увеличилось количество Духовных школ, среди которых: 5

Духовных академий, 26 Духовных семинарий, 29 Духовных училищ,

1 Богословский институт, 2 Православных университета, 13 подгото- вительных пастырских курсов, 2 Епархиальных женских Духовных училища, 28 Иконописных школ. Кроме того, имеются регентские отделения и курсы, а также множество церковно-приходских школ. При  храме  Богоявления  Господня  б.  Богоявленского  монастыря г. Москвы в этом году открылась регентско-певческая семинария242 (диагр. 20).

 

 

300

250

200

150

100

50

0

299

74        5

26    29   13   28

Монастыри

Монастырские подворья

Духовные академии

Духовные семинарии Духовные училища Пастырские курсы

Иконописные школы

 

 

Диагр. 20. Состав Русской Православной Церкви

В этих статистических данных, прежде всего, обращает на се- бя внимание тот факт, что до сих пор количество приходов значи- тельно превышает количество священников (на 1500). Если учесть старых, больных и тех священников, которых следует заменить уже сегодня, это число заметно возрастет. Второй важный момент – воз- росшее количество духовных учебных заведений. Сам по себе этот весьма отрадный факт заставляет задуматься о профессорско- преподавательских кадрах, подготовка которых, увы, давно уже не является приоритетным делом Русской Православной Церкви, хотя и должна была бы быть таковым. Предпринятая в последние два года

242 Данные взяты из выступления Святейшего Патриарха Алексия II на еже-

годном московском епархиальном собрании в декабре 1998 г.

Учебным комитетом при Священном Синоде реформа семинарского и академического образования решает эту проблему лишь отчасти. Подготовка достойных и квалифицированных педагогических и на- учно-богословских кадров требует особой миссионерской стратегии. Любая ошибка в подготовке профессорско-преподавательского со- става умножается на количество школ и студентов в них.

Конфессиональный состав населения России за последнее де- сятилетие существенно изменился. Возобновили свою деятельность некоторые конфессии, запрещенные при советской власти. Появились и некоторые новые деноминации.

Тем не менее, подавляющее большинство верующих России, как и прежде, придерживаются православия. Хотя православие в на- шей стране, в первую очередь, ассоциируется, конечно, с русскими, его исповедуют также основная часть карел, вепсов, ижорцев, саамов, коми, коми-пермяков, удмуртов, бесермян, марийцев, мордвы, чува- шей, нагайбаков, осетин, цыган, кумандинцев, телеутов, чулымцев, хакасов, якутов, камчадалов. Православными считаются и большин- ство ненцев, манси, ханты, селькупов, кетов, тубаларов, шорцев, на- найцев, ульчей, ороков, орочей, алеутов, ительменов, юкагиров, чу- ванцев, однако православие обычно сочетается у них с пережитками родоплеменных верований. Православия придерживаются и бoльшая часть живущих в России украинцев, белорусов, молдаван, грузин, болгар, гагаузов, греков. Православными являются многие западные буряты, часть калмыков, татар (кряшены), кабардинцев (моздокские), долган, чукчей, коряков, алюторцев, нивхов. Общая численность пра- вославных в стране составляет, по разным оценкам, 70 – 80 млн. чел. Подавляющее большинство из них относятся к самой многочислен- ной деноминации России – Русской Православной Церкви, представ- ленной практически во всех регионах страны.243

Одним из вариантов, характеризующим религиозную жизнь современной России является классификация конфессий не по веро- исповедным, а по социологическим характеристикам. Здесь ученые- религиоведы244  выделяют четыре основных группы религиозных ор-

243 Цитата по: Казьмина О.Е. Конфессиональный состав населения России. http://www.cbook.ru/peoples/obzor/konfess1.shtml.

244 См.: Материалы Международной конференции «Россия: тенденции и пер-

спективы развития». (9-10 декабря 2004 г., Москва), 2004; Религиозные объ-

ганизаций: 1. Русская Православная Церковь Московского Патриар- хата, нередко называемая «Церковь большинства», объективно свя- занная с ключевыми моментами культурно-исторического становле- ния и национальной самоидентификацией наиболее многочисленного этноса России.

2. Религиозные организации, глубоко укорененные в россий- ском обществе, связанные с национальной самоидентификацией раз- личных народов России. Это старообрядчество, исламские объедине- ния, традиционный буддизм, иудаизм. Сюда же можно, с некоторыми оговорками, отнести католицизм и лютеранство. Данные объединения во многом напоминают по социологическому типу Русскую Право- славную Церковь, для них, если исключить радикально- экстремистские группировки, обычно не характерен прозелитизм, они имеют длительный опыт существования на одной территории с «Цер- ковью большинства». Вместе с тем, универсалистское самосознание Римско-Католической Церкви может порой выражаться и в действи- ях, напоминающих прозелитизм.

3. Религиозные объединения, имеющие достаточно длитель- ный исторический опыт деятельности в России. Это религиозные ор- ганизации, которые не связаны с национальной самоидентификацией людей, но действуют в России на протяжении в среднем столетнего периода либо имеют предшественников с длительной историей дея- тельности в стране: евангельские христиане-баптисты, христиане- адвентисты седьмого дня, традиционные пятидесятники. По класси- ческой религиоведческой классификации они обычно относятся к де- номинациям со всеми соответствующими чертами: сознательное вступление в организацию во взрослом возрасте, принцип прямого членства и его последствия, нацеленность на интенсивную миссио- нерскую деятельность, определенные настроения избранничества, рациональная проповедь, протестантская установка на привлечение новых членов, не чуждость прозелитизму.

единения Российской Федерации. М., 1996; Варзанони Т.И. Во что верят россияне // «НГ-Религии» № 2 (27.02.1997); № 4 (24.04.1997); Зуев Ю.П. Ре- лигиозно-конфессиональные отношения и общественная стабильность в со- временной России // Религия и политика. М. 1998; Костылев П. «Статисти- ческое зазеркалье». Русский журнал, 2005; Щипков А.В. Во что верит Рос- сия. http://www.religare.ru и др.

4. Новые религиозные течения или те направления, которые объективно воспринимаются обществом как таковые, поскольку они по-настоящему получили возможность развернуть в стране свою дея- тельность лишь с начала 1990-х годов. Это чрезвычайно разнородная группа, к которой можно причислить Свидетелей Иеговы, Церковь Саентологии, Церковь Иисуса Христа Святых Последний Дней (мор- монов), Международное Общество Сознания Кришны, сторонников Виссариона (Церковь Последнего Завета), Ассоциацию Святого Духа за Объединение Мирового Христианства (мунисты), различные тече- ния в стиле new age, неопятидесятнические группы, Свидетелей Уит- несса Ли и многих других. Объективно к данной группе можно отне- сти и группировки «альтернативного православия» (различные тече- ния Истинно-Православной церкви», «катакомбников»). По социоло- гическому типу они относятся к сектам или деноминациям. Для них, как правило, характерен прозелитизм, склонность к парадигме «мы- они», космополитизм, недостаточная адаптированность к российским социокультурным условиям, нередко – идейная и финансовая под- держка из-за рубежа, особая «мобильность», необычность для массо- вого сознания, сильное эмоциональное воздействие, современный язык проповеди, зачастую – агрессивное миссионерство. Ряд из них имеет репутацию «тоталитарных сект», «деструктивных культов» (следует, однако, отметить, что данные термины отсутствуют в рос- сийских юридических актах и более характерны для общественного, журналистского употребления), их обвиняют в манипулировании, лишении людей свободы выбора, разрушении родственных и соци- альных связей людей.

В дополнение к приведенным выше мнениям хотелось бы до- бавить еще один показатель, характеризующий перемену отношения общества к религии и церкви. Это изменение позиции и настроений нерелигиозной части населения, которая, по данным ряда исследова- ний, в последние годы составляет устойчивую группу – в среднем

40% населения (разброс от 30 до 50%).245  Определенная часть пред- ставителей этой категории населения при опросах положительно от- вечают на вопрос о доверии церкви (религиозным организациям), вы- соко оценивают роль религии в духовно-нравственной сфере, в разви- тии российской государственности и культуры, в процессе консоли-

245 См.: http://www.religare.ru/article181.htm

дации российского общества. Эту категорию населения характеризует растущая толерантность в отношении религии. Если учесть, что в го- ды советской власти нетерпимость неверующих по отношению к ре- лигии, к религиозным ценностям, а часто и к верующим, была весьма высока, культивировалась средствами пропаганды, то это изменение в сознании нерелигиозной части населения надо признать очень су- щественным показателем изменения отношения к религии и церкви общества в целом.

Следует также обратить внимание и на изменение позиций средств массовой информации к религии как выразителя, в известной мере, состояния общественного сознания и общественных настрое- ний. Здесь также существует теперь полная свобода для публикаций по религиозной проблематике, в том числе и выражающих взгляды и мнения церковной иерархии, богословов, религиозно и конфессио- нально ориентированных авторов из числа деятелей культуры, уче- ных, журналистов и др. Возникли и быстро выросли как по количест- ву изданий, так и по тиражам конфессиональные СМИ. Религиозные организации различных конфессий широко используют светские СМИ, включая радио и телевидение, для пропаганды своего вероуче- ния, религиозных нравственных ценностей.

Таким образом, совместные усилия государства и Церкви бла- гоприятно, с точки зрения религии влияют на массовое сознание, но религиозного бума, о котором было много сказано в годы «пере- стройки» пока не произошло, несмотря на резко возросшее количест- во храмов и религиозных объединений. Тем не менее, конфессии имеют устойчивые социальные перспективы, в частности за счет уси- ления их позиций среди молодежи: уровень религиозности молодых людей, по социологическим данным, выше аналогичного показателя среди старших возрастных групп.

Помимо стабилизации уровня религиозности населения, в на- стоящее время в религиозной жизни российского общества прояви- лись и другие важные тенденции.

Противоречия между государством и большинством конфес- сий не усиливаются. Исключение составляют некоторые нетрадици- онные религиозные объединения, которые испытывают ущемление своих интересов со стороны государства.

Усиливаются противоречия между конфессиями. Обострение взаимоотношений происходит по поводу определения и защиты «ка-

нонических» территорий, между традиционными и нетрадиционными объединениями, между православием как «главной» среди равных конфессий и некоторыми другими вероисповеданиями.

Религиозное сознание многих россиян носит незавершенный,

«колеблющийся» характер. Например, москвичи склонны к мистиче- ским верованиям, суевериям. Такая мировоззренческая маргиналь- ность облегчает возможность манипулирования массовым сознанием в конфессиональных, политических и других целях.

Таким образом, обобщив мнения ученых-религиоведов и ре- зультаты социологических исследований и статистических отчетов, которые мы приводили и анализировали выше, можно утверждать, что в современной России выделяются следующие характерные чер- ты религиозной ситуации.

Во-первых, действие названных выше факторов и внутренние процессы в самой религиозной среде породили насыщенность и раз- нородность конфессионального пространства России, что находит выражение в многоконфессиональности состава населения России и большинства субъектов Федерации. Это, естественно, приводит к столкновению интересов различных конфессий, к их противостоянию на миссионерском поле. Тем более, что российское законодательство предоставляет всем религиозным организациям, не нарушающим за- кон, свободу религиозной деятельности и пропаганды своего веро- учения. Речь идет, прежде всего, о распространении своего влияния на ту массу нерелигиозных людей, которые выросли в советских семьях, не связанных с религией уже в двух или даже трех поколени- ях. Неверующими были их родители, а часто и дедушки и бабушки. Сами они получили в советской школе нерелигиозное воспитание и образование, основанное на материалистическом подходе к действи- тельности, но после крушения привычной социалистической системы ценностей и массированной атаки в СМИ на материализм и атеизм оказались в растерянности, в поиске для себя иной надежной духов- ной, идейной и нравственной опоры, основания для новой самоиден- тификации в непривычных условиях. И часть этих людей в поисках новой идентификации пошла по традиционному пути – обратилась к религии, причем прежде всего к религии предков: «мы из православ- ных – значит это моя религия». Но у многих людей и такая семейная традиция была уже утрачена. Преимущественно именно они находят- ся в ситуации выбора религии. Многие из них за короткий период

времени сменили несколько конфессий, как бы сравнивая, выбирая, где им будет комфортнее, на чем остановиться. Именно эта часть не- верующих, обратившихся к поискам веры, и составила в основном тот резерв, который стал базой быстрого скачка уровня религиозно- сти в 90-х гг. ХХ века.

Во-вторых, религиозную ситуацию в современной России ха- рактеризует достижение высокого уровня религиозной свободы, сво- боды вероисповедного самовыражения граждан. Религиозные органи- зации свободно, без вмешательства и контроля со стороны государст- венных органов, выполняют свою религиозную и общественную функцию в своей среде и в обществе, свободно пропагандируют свое вероучение.

В-третьих, отличительной чертой современной религиозной ситуации является высокий уровень общественного престижа и ре- альной роли религии и религиозных организаций в общественных процессах. Правда, в этом отношении есть и определенные издержки. Это, прежде всего, исходящие с разных сторон попытки политизиро- вать религию, использовать ее авторитет и моральную силу в полити- ческих целях, для увеличения своего электората и т.п. Для церкви это чревато опасностью снижения сегодняшнего высокого уровня обще- ственного доверия, что, собственно, в последнее время уже происхо- дит.

В-четвертых, сегодняшняя религиозная ситуация отличается фактической исчерпанностью резерва для быстрого дальнейшего рос- та уровня религиозности населения, который происходил в начале 90- х гг. ХХ века. Кто хотел, уже пришел в церковь, в религиозные объе- динения других конфессий. Доля нерелигиозной части населения уже в течение нескольких лет сохраняет стабильный показатель на уровне примерно 40%.

В-пятых, видимо, дальнейшее пополнение религиозных орга- низаций будет идти главным образом за счет семей самих верующих, а не за счет притока извне, из среды бывших неверующих. Изменения степени и характера религиозности скорее возможно в направлении усиления, углубления религиозности сегодняшних неофитов, при- ближения их нормам воцерковленности. По мнениям, высказывае- мым некоторыми религиозными деятелями, многие конфессии стоят сейчас перед дилеммой: продолжать ли стремиться расширять свое влияние, привлекая новых последователей, или же сосредоточиться

на том, чтобы сначала «переварить» ту массу новообращенных, кото- рая нахлынула в церковь за последнее десятилетие. Но это, естест- венно, забота самих религиозных организаций.

В-шестых, сужение резерва пополнения религиозных органи- заций за счет нерелигиозной среды может вызвать обострение их конкурентной борьбы за паству, рост взаимной нетерпимости.

В-седьмых, осознание того факта, что около половины или, по крайней мере, 30-35% населения сделало свой нерелигиозный миро- воззренческий  вывод,  требует  внимания  к  обеспечению  реальной

свободы совести для этой большой части населения – как в плане за-

щиты их свободного выбора, так и в плане их права на пропаганду и распространение своих убеждений.

В-восьмых, в межконфессиональных взаимоотношениях Рус- ской Православной Церкви присутствует широкий спектр  форм от- ношений - от сотрудничества до конфликта и полного неприятия. Смена общественного строя и идеологии обусловили простор религи- озного возрождения традиционных для России религий и экспансию западных миссионерских организаций, стремящихся сделать своими приверженцами россиян и граждан других стран СНГ. Проникнове- ние в Россию зарубежных религиозных организаций значительно ус- ложнило религиозную ситуацию в стране. Все эти религии имеют исторические причины и обусловлены ведущим в обществе, где они возникли, типом культурной парадигмы. В зависимости от условий возникновения и существования религиозные организации принима- ют монархический (католицизм, православие), парламентско- королевский (англиканство), республиканско-демократический (каль- винизм, баптизм) и иной вид». Межконфессиональные отношения с зарубежными религиозными организациями у Русской Православной Церкви осложняются не только конфликтом культур, нося исключи- тельно доктринальный характер, но, как правило, имеется реальная социальная база конфликта – борьба за паству. Сепаратистские на- строения в самой Церкви, в постсоветский период имеют как церков- ный характер, так и спровоцированный обострением межнациональ- ных, межэтнических отношений и политическими пристрастиями.

В-девятых, распад СССР, идеологическая переориентация постсоветского общества привели к освобождению религиозных ор- ганизаций из-под жесткой опеки государства. Активный процесс су- веренизации субъектов бывшего СССР и аналогичные тенденции в

некоторых регионах Российской Федерации в сочетании с обострени- ем межнациональных противоречий стимулировали усиление кон- фессиональной нетерпимости. Православные верующие в отличие от некоторых религиозных руководителей не соглашаются с идеей ис- ключительности одной религии.

Можно ли как-то измерить и систематизировать эту изменчи- вую и аморфную реальность? С.Филатов и Р.Лункин считают, что при желании можно, но главное помнить о её изменчивости, неорга- низованности и несерьёзности (никто за такую веру не согласится поплатиться чем-то серьёзным). И это тоже религиозная культура, охватывающая в большей или меньшей степени большинство росси- ян.

Итак, по мнению С.Филатова и Р.Лункина, самые общие пока- затели культурной религиозности (т.е. численность людей считаю- щих себя представителями данного религиозного движения) выглядят следующим образом (диагр. 21):

Православных- 75 - 85 млн.чел. Католиков- до 1 млн.чел. Протестантов- 1,5 - 1,8 млн.чел. Староверов - менее 1,5 млн.чел. Христиан всего: 85 - 95 млн.чел. Мусульман – 6 - 9 млн.чел. Иудаистов – до 50 тыс.чел. Буддистов – около. 550 тыс. чел.

Жестко организованных НРД (т.н. «тоталитарных сект») -

не более 300 тыс. чел.246

В заключение, еще раз обратимся к мнению А.Щипкова247, по поводу религиозности России и посмотрим его глазами на религиоз- ную карту России: Европейскую часть России от Пскова до Самары и от Архангельска до Краснодара можно считать «оплотом правосла-

вия», поскольку здесь наиболее полно сохранилась православная ре-

лигиозная традиция. Развивающееся угро-финское лютеранство окаймляет «православный» центр с севера (Карелия, Ленинградская область, Республика Коми) и спускается по Каме и Волге через Уд-

246 См.: Филатов С., Лункин Р. Статистика российской религиозности: магия цифр и неоднозначная реальность. http://religion.russ.ru.

247 См.: Щипков А.В. Во что верит Россия. http://www.religare.ru.

муртию, Мари Эл, Мордовию, где плавно соединяется с немецким лютеранством Нижнего Поволжья (Саратов, Волгоград).

 

 

0,3

85        Православные Католики Протестанты Староверы

Мусульмане Иудаисты Буддисты Секты

1

 

0,55

0,05     9

1,5

1,8

 

 

Диагр.21. Показатели культурной религиозности России

(в млн. чел.)

Прикаспийская низменность, освоенная калмыцкими будди- стами, и ислам Северного Кавказа блокируют православный центр с юга. От Азии он отделен двумя «меридианами» с ярко выраженными религиозными характеристиками. Речь идет о связке поволжских республик – Удмуртия, Марий Эл, Чувашия, Мордовия, – в которых христианство подавляется активно возрождающимся национальным язычеством. С востока к ним примыкают магометанские Татария и Башкирия.

Вдоль шестидесятого меридиана с севера на юг протянулись Уральские горы с крупнейшими промышленными центрами: Пермь, Екатеринбург, Курган, Челябинск, Оренбург. Уральский регион в наибольшей степени подвергся процессу секуляризации и породил своеобразную духовную традицию, к которой легче адаптируются культы нового века и труднее традиционные, культурообразующие религии. Урал славится обилием местных аутентичных сект. В ре- зультате христианский центр и христианская Сибирь разделены дву- мя поясами: исламо-языческим и «секуляризованным».

Ханты, манси, ненцы, эвенки и другие народы, населяющие север Западной и Средней Сибири, сохраняют укоренившееся двое-

верие и поклоняются как христианским святыням, так и родоплемен- ным божествам. В силу невероятно низкой плотности населения, они практически не влияют на религиозную жизнь Сибири. Восточнее, в значительно более цивилизованной Якутии, идут, как мы уже говори- ли, сложные религиозные процессы. Конкурентная борьба между якутами-православными и якутами-шаманистами набирает силу.

Самая интенсивная религиозная жизнь за уральским хребтом отмечена по южным оконечностям Западной, Средней и Восточной Сибири, Дальнего Востока и Приморья.

Нехристианские религиозные течения представлены шама- низмом горно-алтайцев и хакасов, а также тувинским и бурятским буддизмом. Сложный узел национальных проблем, приведший к рус- скому погрому в начале 90-х годов, вызвал массовую эмиграцию рус- ских из Тувы. На всю республику существует всего три православных

прихода (данные на 1996 год). В Бурятии этноконфессиональные от-

ношения гораздо уравновешеннее.

Если сравнивать Сибирь с европейским центром, Правосла- вие, представленное Русской Православной Церковью Московского Патриархата, в этом регионе заметно слабее. Солидную конкуренцию ему составляют старообрядцы, приходы которых раскиданы по всей Сибири, а также приходы Русской православной Церкви Заграницей, которая пользуется у сибиряков большим признанием, чем у жителей Центральной России.

Благодаря активности Римско-Католической Церкви практи- чески во всех крупных городах восстановлена стабильная приходская жизнь. Крупные католические центры располагаются в Красноярске, Иркутске, Хабаровске, привлекая к себе по преимуществу образован- ные слои населения. Наибольшим успехом в Сибири пользуются раз- личные протестантские Церкви. Вокруг Омска и Кемерово распро- страняется лютеранство, завезенное в Сибирь ссыльными немцами. В результате долгой изоляции это лютеранство сохранило пиэтистскую традицию, а богослужебная практика приближается к баптистской.

Из традиционных протестантских деноминаций сильны бап- тисты, адвентисты седьмого дня и особенно пятидесятники. Однако наибольшее количество новообращенных у харизматических церквей, один из главных центров которых расположен в Абакане. Абаканский центр готовит миссионеров не только для работы в Сибири, но также в Монголии и Китае.

Как итог, хотелось бы еще раз напомнить, что сегодня в на- шей стране в основном все конфликты в религиозной сфере носят не межрелигиозный, а внутрирелигиозный характер.




Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 |

Оцените книгу: 1 2 3 4 5

Добавление комментария: