Название: Общая и прикладная политология - В.И. Жукова

Жанр: Политология

Рейтинг:

Просмотров: 942

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 |




ГЛАВА VI. ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА

Взаимодействие политики и экономики играет решающую роль в развитии любого общества. Политика глубоко опосредована экономической сферой, экономическими отношениями, экономическими интересами. В то же время, вместе с увеличивающимися масштабами экономической сферы, усложнением и углублением экономических отношений в обществе возрастает и воздействие политики на экономическую жизнь общества. Особую остроту проблема взаимоотношения политики и экономики приобретает в периоды глубокой ломки общественных отношений, социальной структуры, представлений и ценностей общественного сознания. Наше общество сейчас находится именно в таком состоянии и различные политические и общественные силы ищут пути, разрабатывают и предлагают концепции выхода из кризиса. [c.81]

1. Взаимосвязь политики и экономики

Взаимосвязь политических и экономических проблем постоянно обнаруживается даже на поверхности событий. Мы уже привыкли, что экономические дискуссии всегда тесно связаны с политическими дебатами и они ведутся не только в учебных аудиториях, на теоретических конференциях, но и в средствах массовой информации. При этом граница между политикой и экономикой очень подвижна.

Приступая к рассмотрению этой сложной и многогранной темы, необходимо определиться в понятиях.

Политика (от греч. polites – искусство управления государством) – деятельность государственных органов, политических партий, общественных движений, организаций и их лидеров в сфере отношений между большими социальными группами, нациями и государствами, направленная на мобилизацию их усилий с целью упрочения политической власти или завоевания ее специфическими методами. (Подробнее смотри соответствующий раздел настоящего пособия).

К этому следует добавить, что предназначение политики не только в том, чтобы быть инструментом реализации тех или иных социально-классовых интересов, но и выполнять функцию обеспечения урегулированности [c.81] и порядка социальных процессов и отношений, условий материального общественного производства, совместного труда. “Регулярность и порядок сами суть необходимый момент всякого способа производства, коль скоро он должен приобрести общественную устойчивость и независимость от простого случая и произвола. Урегулированность и порядок являются именно формой общественного упрочения данного способа производства и потому его относительной эмансипации от простого случая и просто произвола” (1). Очевидно, что эта функция наиболее непосредственно связана с экономикой.

Экономика (от греч. oikonomike – искусство ведения домашнего хозяйства) – исторически определенная совокупность общественно-производственных отношений. Определяющим элементом экономики являются отношения собственности на средства производства и зависящие от них положение и отношения людей в процессе производства, их взаимный обмен деятельностью, отношения распределения. Под экономикой подразумевается также совокупность отраслей народного хозяйства.

Отсюда, экономика страны – это единый народно-хозяйственный комплекс, охватывающий все звенья общественного производства, распределения и обмена.

Иначе можно сказать, что экономика, экономическая деятельность есть сфера материального самообеспечения человеком и обществом своего существования, жизни.

Люди живут не изолированно, а в сообществе, где они зависят друг от друга, когда занимаются экономической деятельностью. Существует три главных фактора производства: труд, капитал и природные ресурсы. Положение людей в обществе и их взаимоотношения в значительной степени определяются их отношением в этим различным факторам производства. У тех, кто имеет капитал, иное общественное положение, чем у тех, кто продает свою рабочую силу. Во все времена большая часть политических и экономических дискуссий и анализов была посвящена как раз этому вопросу: как владение и использование средств производства разделяют людей на различные общественные классы.

Взаимосвязь политики и экономики определяется и формируется классовыми и вообще социальными интересами [c.82] и взаимоотношениями людей. В этом существо проблемы. Сами политические проблемы, связанные с влиянием на государственную власть разных социальных слоев и групп, политических и общественных организаций и движений, партий, с конкуренцией между ними – все это, в конечном счете, сводится к взаимоотношению экономических интересов. В действительности различные “факторы производства” – это люди из плоти и крови. Собственник капитала и наемный работник могут противостоять друг другу. Для многих людей с малыми доходами и ничтожной властью все разговоры о “свободном выборе” кажутся издевательством.

Понимание экономических взаимосвязей дает возможность изменить условия нашей жизни, добиваться ее улучшения. Наша повседневная жизнь, хотим мы того или нет, наше собственное положение, наша жизненная ситуация, зависят от заработной платы и цен, квартирной платы и налогов, прибылей и инвестиций, безработицы и инфляции. Именно эти явления называются макроэкономикой. Если мы не влияем на эти явления и не понимаем их, то принимать решения всегда будет та или иная небольшая группа так называемых “экспертов”-экономистов. И здесь вновь актуально звучат слова: “Люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов” (2).

Но и очевидно также, что экономисты представляют интересы различных групп, социальных слоев, классов и обычно спорят друг с другом. Одни хотят сократить бюджет, в то время как другие – наоборот. Одни хотят снизить налоги, другие утверждают, что мы не можем себе этого позволить. Одни считают, что нужно как-то противодействовать дефициту платежного баланса, а другие не видят в этом никаких причин для беспокойства. И так далее.

Эти разногласия не новы. Еще почти сто лет назад Бернард Шоу говорил: “Даже если собрать всех экономистов на свете, они не смогут договориться”. Дело в том, что экономисты часто исходят из теорий и абстрактных моделей действительности, которые они же [c.83] впоследствии и интерпретируют разными способами. Хотя многие правомерно утверждают, что экономический анализ действителен лишь для определенной страны и в определенное время. Экономика каждой страны отличается от другой в разных аспектах. Общество – чрезвычайно сложный феномен, который постоянно развивается и изменяется. Общество состоит из тысяч предприятий и миллионов домашних хозяйств, где постоянно принимаются разнообразные решения и тем самым постоянно изменяются предпосылки анализа. Поэтому, если мы ведем речь о макроэкономике, эксперимент – когда человек сам контролирует условия и наблюдает сравнимые процессы – не годится. Здесь приходится не экспериментировать, а применять модели (упрощенные описания действительности). Примером такого упрощения является предположение, что все потребители или все предприятия ведут себя одинаково. Но эти предположения нереалистичны и рассуждения экономистов подвергаются критике за оторванность от жизни и их выводы также далеки от действительности.

Тем не менее, моделирование, в известной мере, необходимо и экономистам приходится “отвлекаться” от действительности, так как “нет ничего более практичного, чем хорошая теория”.

Процессы и явления, происходящие в макроэкономике, решения и действия влияющие на них, имеют прямые политические последствия. Политические деятели и политические движения заинтересованы в том, чтобы дать экономическое объяснение своей политики и оснастить ее “научной” аргументацией. Экономическая постановка вопроса – как производятся и распределяются материальные блага – затрагивает основы жизненных отношений. И здесь вопросы и ответы на них по разному оцениваются людьми, классами, социальными группами поскольку затрагиваются их жизненные интересы.

Итак, проблема взаимосвязи политики и экономики наиболее полное свое содержание раскрывает в понятии экономическая политика. Экономическая политика – это система экономических мероприятий государства; совокупность целей, средств, задач, мероприятий по направленному воздействию на развитие экономики. [c.84]

Последовательность и эффективность экономической политики детерминируется действием разнообразных факторов. Будучи атрибутом политической власти и одним из способов ее осуществления, она формируется на пересечении экономики и политики, определяется социальной структурой общества, интересов, ценностных ориентаций субъектов и организаций, принимающих решения, зависит от состояния общественного сознания, уровня политической культуры, структуры власти (отношения между законодательной и исполнительной властью, правительством и профсоюзами, различными партиями) и распределения сил внутри иерархии власти. [c.85]

2. Основные идеологии в экономике

Стратегической целью экономической политики является формирование и развитие динамичной и эффективной экономической системы. Это требует глубокого теоретического обоснования и изучения накопленного практического опыта осуществления экономической политики. Поэтому представляется полезным и необходимым вкратце рассмотреть основные идеологии в экономике, которые и сегодня имеют большое число своих сторонников и критиков.

Уже более 200 лет столпом либеральной идеологии в экономике остается Адам Смит (1723-1790 гг.). Принято считать, что именно он был основателем политической экономии как самостоятельной науки. Его главный труд, изданный в 1776 г. “Исследование о природе и причинах богатства народов” (М.: Прогресс, 1989 г.). Здесь он приходит к выводу, что благосостояние общества порождается благодаря повышению производительности труда, которое возможно на основе разделения труда. Для нормального функционирования разделения труда необходимо, чтобы все факторы производства и готовые продукты были взаимосвязаны. Это происходит на рынке, который является великим координатором. Выполнять эту роль в рыночной экономике заставляет конкуренция. В условиях конкуренции выживают только лучшие производители, которые снабжают потребителей тем, что они хотят иметь. То есть, заинтересованность в прибыли, а в сущности простой эгоизм, наилучшим образом служит [c.85] всем. Благодаря этому экономика “как бы невидимой рукой” рынка направляется к лучшему результату.

Вывод Смита заключается в том, что рыночной экономике необходимо предоставлять как можно больше свободы. Государство должно проводить политику “пусть идет само собой” и не ограничивать конкуренцию. Однако Смит не защищал и анархию. Он обращал внимание на то, что частный капитал, капиталисты имеют “дурную привычку” сговариваться и создавать монополии и картели и тем самым выводить из игры саму конкуренцию. Поэтому перед государством стоит задача защищать конкуренцию от капиталистов.

Марксистская экономическая теория. Ее основатель Карл Маркс (1818-1883 гг.) считал, что экономическое развитие играет решающую роль в политическом развитии общества. Сердцевиной марксистской экономической теории, развитой прежде всего в знаменитом “Капитале” (1867 г.), является учение о стоимости, которое гласит, что все новые стоимости создаются трудом. В то же время и сама рабочая сила является товаром, который покупается и продается на рынке. Этот товар обладает особым свойством – его собственная стоимость меньше, чем стоимость тех товаров, которые он создает. Разницу между этими двумя стоимостями, которую Маркс назвал “прибавочная стоимость”, присваивает себе капиталист благодаря собственности на средства производства. Учение о стоимости есть одновременно и учение об эксплуатации труда, и основа предсказаний Маркса об обреченности капитализма.

Дело в том, что конкуренция заставляет капиталистов рационализировать производство и заменять рабочую силу машинами. Но тем самым капиталист попадает в “капкан” – когда доля живого труда в совокупных вложениях капитала снижается, то и доля прибавочной стоимости также имеет тенденцию к понижению (поскольку только труд может создавать новые стоимости). Чтобы поддерживать норму прибыли, необходимо усиливать эксплуатацию. Заработная плата должна сдерживаться, а это снижает покупательную способность потребителей и ведет к кризисам перепроизводства. Кризисы будут повторяться и обостряться до тех пор пока капиталистическая система не распадется под давлением своих внутренних [c.86] противоречий. Поэтому сделал вывод, что в будущем социалистическом обществе необходима плановая экономика, чтобы исключить “анархию” и “хаос” рынка.

Вплоть до 30-х годов среди западных политэкономов господствовало мнение, что с помощью механизмов свободного ценообразования экономика автоматически стремится к равновесию – когда совокупный спрос равен совокупному предложению. Согласно такому мнению, никаких затяжных экономических кризисов в сущности не должно было бы и быть.

Однако, в 30-е годы на фоне массовой безработицы, существовавшей ряд лет в период великой депрессии, стало все труднее утверждать, что эта проблема может быть решена сама собой (за счет снижения заработной платы).

Стало приобретать все большее влияние альтернативное объяснение, выдвинутое Джоном Мейнардом Кейнсом в Лондоне и так называемой Стокгольмской школой в Швеции. По их мнению, традиционная теория не принимала во внимание того, что заработная плата определяет также и покупательную способность рабочих. Отсюда следует, что снижение зарплаты сокращает совокупный спрос в обществе и тем самым грозит сузить для предприятий возможности сбыта и вызвать еще большую безработицу. Указывая таким образом на значение спроса и на опасность того, что низкая покупательная способность может привести к кризисам перепроизводства, кейнсианский анализ был близок важным элементам марксового анализа кризисов. Но, если выводы Маркса состояли в том, что проблема кризисов является неразрешимой и поэтому капитализм обречен на гибель, то Кейнс и шведские экономисты сделали другой вывод: капитализм может и должен быть преобразован.

Джон Мейнард Кейнс (1883-1946 гг.) посвятил внимание главным образом теории денег. Его главная работа “Общая теория занятости, процента и денег” (1936 г.) содержит вывод о том, что только активная финансовая политика, стимулирующая спрос могла бы справиться с массовой безработицей.

В послевоенные годы эта точка зрения завладела практически всем Западным миром. [c.87]

Суть кейнсианского анализа состоит в том, что экономика предоставленная сама себе может попасть либо в ситуацию безработицы, либо инфляции и что она не сможет своими силами выбраться из этих проблем. Поэтому государство должно вмешиваться и проводить экономическую политику в целях ликвидации безработицы и инфляции. Государство может воздействовать на общую величину спроса. За счет повышения покупательной способности может уменьшиться безработица, а путем снижения покупательной способности может смягчаться давление инфляции.

Государство может повысить спрос в экономике проводя так называемую экспансионистскую политику расширения, то есть увеличивая государственные расходы или снижая налоги. Рост государственных расходов – путем расширения государственного сектора или за счет увеличения дотаций частным потребителям (пенсий, пособий на детей, стипендий на образование) – повышает покупательную способность в экономике, а следовательно и общий объем спроса. Это приводит к тому, что предприятия начинают больше продавать, поэтому им требуется больше людей – после чего покупательная способность еще больше растет. И так далее. В конечном счете определенное стимулирование спроса вызывает больший рост производства. Этот эффект называют “эффектом мультипликатора”, поскольку первоначальный стимул “умножает сам себя”. Это хорошо видно на графике:

[c.88]

Эффект мультипликатора выражается в том, что общий рост национального дохода больше, чем увеличение спроса (прирост от N1 до N2 больше, чем прирост от E1 до E2).

Снижение налогов также означает повышение покупательной способности. Другой путь воздействия на экономику – стимулирование инвестиций, например, с помощью снижения ставки процента, что делает кредит на расширение производства более дешевым.

Рецепт против инфляции будет в точности противоположным.

Одним из ведущих поборников рыночного мышления в экономике в XX веке был Фридрих Август фон Хайек (1899-1984 гг.). Он критиковал экономистов, в том числе Кейнса, которые стояли за государственное вмешательство в рыночную экономику. По его мнению, решающую роль при принятии решений в экономике играет система цен. Поэтому он резко выступал против всяких попыток путем регулирования или других видов вмешательства посягать на свободное рыночное ценообразование. В своем полемическом произведении “Дорога к рабству” (1944 г.) он утверждал, что всякое отступление от этого основополагающего принципа в перспективе ведет к диктатуре.

В последние десятилетия вновь стали завоевывать популярность его тезисы о превосходстве рыночной экономики над смешанной. Хайек стал чем-то вроде культовой личности в экономике для так называемых “новых либералов”, которые хотят радикально отказаться от регулирования экономики. “Рынок – это единственный доступный способ получить информацию, позволяющую индивидам судить о сравнительных преимуществах того или иного употребления ресурсов”; “...передовая цивилизация обязана своим существованием именно развитию духа индивидуализма”; и наконец “сама возможность занятости создана капитализмом. Он создал условия, при которых люди, не унаследовавшие от своих родителей орудий труда и земли, нужных для поддержания их жизни и жизни их потомков, получают все необходимое от чужих, и это выгодно для обеих сторон. Благодаря этому процессу живут (пусть и в бедности) и растят детей те, кто в противном случае... вряд ли дожили бы до зрелого возраста и произвели потомство, миллионы людей [c.89] обязаны этому процессу и самим своим существованием...” (3). Эти высказывания достаточно характеризуют взгляды Хайека и его сторонников.

Но все же думается, что модель “чистой” рыночной экономики, которую отстаивают “новые либералы” основана на недостатке реализма. Нереалистично уже само упование на так называемую “совершенную конкуренцию”. В действительности рынок отнюдь не отличается совершенной конкуренцией: там существует преимущество для крупного производства, что ведет к монополии или олигополии (рынок контролируется небольшим числом предприятий); в ряде случаев предприятия организуют картели, то есть заключают более или менее тайные соглашения для ограничения конкуренции и удержания цен; новым предприятиям, как правило, очень трудно утвердиться на рынке и так далее.

Милтон Фридман (род. в 1912 г.) долгое время был бесспорным лидером так называемой Чикагской школы, которая характеризуется очень сильной верой в свободный рынок, а рыночная экономика, по их мнению, функционирует наилучшим образом, когда ее оставят в покое. В своей книге “Монетарная история Соединенных Штатов” (1965 г.) Фридман попытался по новому описать историю крупных депрессий. Он утверждал, что массовая безработица 30-х годов была результатом плохой денежной политики, а не следствием нестабильности рыночной экономики.

Именно Фридман в послевоенные годы воскресил монетаризм, то есть школу полагавшую, что рост денежной массы определяет инфляцию и поэтому экономическая политика, в первую очередь, должна быть направлена на ограничение и стабилизацию денежной массы. С 70-х годов монетаризм стал получать все большее научное признание и занимать все большее место в политике.

Оправданным и целесообразным считают вмешательство государства в хозяйственную жизнь сторонники школы промышленной стратегии. Этот термин более всего распространен в США, хотя сама стратегия – в Западной Европе и Японии. Близкие по содержанию термины: индикативное планирование и, пожалуй, физическая экономика. [c.90]

По мнению экономистов этого направления, рынок, помимо всего прочего, дает сбои и в том, что касается долгосрочного хозяйственного развития, ибо неспособен эффективно размещать невоспроизводимые природные ресурсы, плохо обеспечивает концентрацию усилий на перспективных направлениях научно-технического прогресса, не стимулирует достаточных вложений в фундаментальную науку и так далее. Более того, они считают, что само дальнейшее существование человечества зависит именно от научного и технического прогресса. Поэтому правительство должно дополнять рыночные механизмы специальной политикой. Известный американский экономист, сторонник физической экономики Линда Ларуш высказывается более резко: “...Никогда более деньги не должны быть чем-то большим, чем средством для стимулирования производства и физического распределения вновь созданных реальных товаров” (4).

Итак, мы увидели, что в сегодняшнем мире рыночная экономика и плановая экономика сочетаются различным образом. Хотя многие и сегодня употребляя понятия “капитализм” и “социализм” подразумевают прямую связь: капитализм – рыночная экономика или социализм – плановая экономика. Но все не так просто. Система, в которой есть и частная собственность и рыночная экономика – это частнокапиталистическая экономика (например, в США). Система с общественной собственностью и с рыночной экономикой называется социалистической рыночной экономикой (например, Югославия, Китай, Вьетнам). Система с частной собственностью и сильными чертами плановой экономики есть капиталистическая плановая экономика (например, Германия во время войны). Система с общественной собственностью и плановой экономикой – социалистическая плановая экономика (например, в СССР).

На практике границы довольно расплывчаты, в зависимости от степени рыночного управления и государственного регулирования, а также от смешения различных форм собственности.

Часто забывают, что собственность играет решающую роль в том, каков тип экономической системы. Именно собственность на средства производства находится в центре проблемы. Сегодня в большинстве развитых [c.91] стран свободная конкуренция между множеством капиталистов сменилась крупными предприятиями, монополиями и государственным сектором. Силы рынка изменили свой характер или вовсе, в ряде случаев, выводятся из игры. Но частная собственность продолжает существовать, значит капитализм не исчез, а лишь изменил свой облик.

Сам же государственный сектор экономики сегодня достаточно внушителен и в ряде капиталистических стран достигает от 30 до 60 процентов в промышленности и в непроизводственных сферах. При этом замечена закономерность, что государственный сектор, если он начал расти и достиг определенных размеров, может далее развиваться на основе внутренней логики политического механизма принятия решений. То есть люди, принимающие решения в области экономической политики исходят часто не только из желания стабилизировать экономику, но и ставят также цели политические. Это значит, что они принимают решения исходя не только с точки зрения “чисто экономической”, но и для того, чтобы укрепить и расширить свою власть. Деятели правительства могут направить политику в такое русло, которое облегчит им победу на выборах. Это может, например, выразиться в том, чтобы допустить расширение спроса за некоторое время до выборов и обеспечить свое политическое существование за счет возможного экономического подъема. Значит увеличиваются ассигнования и это способствует расширению государственного сектора.

Достаточно широко распространена также и критика в адрес государственного сектора, которая в общем сводится к тому, что он вообще уступает в эффективности частному сектору и поэтому в значительной мере должен быть приватизирован, то есть передан в частные руки. Думается, что здесь часто путают разные вопросы. Конечно, если нет прямой связи между индивидуальным трудовым вкладом и вознаграждением, то такое производство становится менее эффективным. Но более важен здесь уровень конкуренции, то есть существует ли возможность для потребителя выбрать другого производителя и то, насколько это ограничит возможности худшего производителя платить зарплату своим работникам. Таким образом, степень эффективности производства товаров и услуг едва ли определяется непосредственно отношениями собственности, то есть является ли [c.92] деятельность государственной или частной. Поэтому, если есть желание повысить эффективность производства, в первую очередь следует принять меры против ненужных монополий, как в государственном, так и в частном секторе, вместо того, чтобы исходить только из отношений собственности. [c.93]

3. Российская модель реформирования экономики

Анализ опыта проведения реформ 1992-1996 годов в России показывает, что у политических сил, находящихся у власти, практически отсутствует обоснованная стратегия социально-экономических преобразований, не определены конечные цели реформ, национально-государственные интересы России и приоритеты ее экономической, научно-технической, структурной и инвестиционной политики. В явном загоне оказались вопросы социального развития общества. В последнее время заметно усилилась импульсивность принимаемых решений, подмена последовательных действий методом “латания дыр”.

В большой степени это является следствием некритического восприятия некоторых идеологических догм и априорных представлений сторонников неоклассицизма, неолиберализма, монетаризма в экономике, а также упования на “невидимую руку рынка”.

Сегодня уже не требует особых доказательств, то обстоятельство, что вместе со стимулирующей прогрессивное развитие конкуренцией усиливаются и заключенные в ней негативные силы. Сиюминутные, текущие выгоды конкурирующих на рынке субъектов обостряют элементы неконтролируемого стихийного развития. Поэтому на Западе уже достаточно давно государство развивает многообразные функции экономического действия, направленные на обуздание негативных факторов стихии конкуренции. Вместе с такими старыми формами внесения начал экономической организованности, как государственное регулирование рабочего дня, условий найма рабочей силы, социального страхования, таможенно-пошлинные системы, сегодня все больше применяется в тех или иных формах индикативная и дирижистская деятельность государств, чтобы конкурентно-рыночные силы заключить в организованные рамки. Разрабатываются кратко-, средне-, и долгосрочные планы и реализуются при помощи различных мер стимулирующего характера – [c.93] квоты производства, политика налогов, цен, финансово-кредитные и денежные рычаги воздействия на производство, субсидии и обязательные экономические нормативы, такие как ускоренная амортизация, регулирование экспорта и импорта капиталов и товаров, инвестиционная политика, нормативные формы рыночных отношений и т.д. Кроме того используется прямое планомерное регулирование общественного (государственного) сектора экономики. И, наконец, политика перераспределения общественного продукта и национального дохода, которая охватывает от одной трети до трех пятых общего объема.

Все это убедительно подтверждает, что и в стратегию российских реформ на современном этапе необходимо закладывать не либерально-утопические проекты обвального ухода государства из экономики, а вариант экономических реформ адекватный требованиям времени и условиям страны.

В этой связи, представляет несомненный интерес аналитический доклад Института экономики РАН “Стратегия реформирования экономики России” (6), в котором ставится вопрос о необходимости другой концепции реформирования.

Концепция долгосрочной стратегии и экономического реформирования должна основываться на новых принципах и механизмах взаимодействия социальной и экономической эффективности. Приоритетное место в ней следует отвести именно социальным целям. Среди них – качество и продолжительность жизни, защита и улучшение среды обитания людей; социальные гарантии и социальная справедливость; сохранение и умножение культурных и духовно-нравственных ценностей с учетом традиций и национальных особенностей страны.

Особенно очевидной становится несостоятельность противопоставления социальных целей и экономической эффективности. Социальные расходы – не безвозвратные затраты, не вычет из экономических ресурсов, а общественно-необходимые вложения в человеческий капитал, в высшей степени эффективные не только в социальном, но и в экономическом смысле. Достижение большего социального равенства и социальной справедливости должно рассматриваться не только как политический принцип, желательный сам по себе, но и как фактор, способствующий [c.94] большей экономической эффективности. Одним словом должно быть осознано, что социальная сфера не нахлебник экономики, а активный участник экономического роста.

Нужна максимальная целенаправленность на технологическое обновление экономики. Это имеет значение не только как фактор повышения продуктивности производства, но и социально-психологическое, так как технологическая база сейчас определяет перемены в самом укладе жизни людей.

Необходимо создание действенных стимулов предпринимательской и трудовой активности людей. В развитии отношений собственности приоритет должен быть отдан эффективности ее различных форм в тех или иных конкретных условиях. Отсюда – плюрализм собственности и многоукладность экономики. При этом, безусловно, должны учитываться российские особенности – коллективизм и общинность, государственность, необходимость экономических скреп для столь многообразной и обширной страны.

Государство, являясь политическим институтом, должно быть и инструментом выполнения общих экономических и социальных функций. Государство должно быть активным субъектом рыночных отношений, а не только “ночным сторожем”.

В связи с этим функции государства в реформировании экономики должны быть следующими:

– создание общих законодательных и правовых предпосылок, своего рода правил игры для субъектов рыночной экономики; – прямое государственное владение и управление основными компонентами инфраструктуры народного хозяйства, естественными монополиями, особо важными производствами (оборонная продукция, драгметаллы, алкоголь); – разработка и проведение активной промышленной политики, участие в ключевых инвестиционных программах путем полного или частичного финансирования, предоставления экономических гарантий, льготных кредитов и других видов финансовой помощи; – участие в распределении и перераспределении ВВП через госбюджет, активное использование таких [c.95] инструментов макроэкономического регулирования как налоги, акцизы, тарифы, пошлины, банковский процент, антимонопольный контроль над ценами, управление денежным обращением; – проведение гибкой внешнеэкономической политики, в частности, защита основных очагов национальной экономики с помощью протекционистских мер, перенесение центра тяжести с импорта товаров на импорт капитала, предотвращение утечки национального капитала; – проведение социальной политики и управление социальными процессами (политики в области доходов и их дифференциации, социальные трансферты, программы развития отраслей производства нематериальных форм богатства – науки, культуры, образования, здравоохранения и т.д.).

Изменение экономической роли государства в рыночной экономике, усложнение его функций придают чрезвычайную остроту и актуальность борьбе с бюрократизмом и разложением государственного аппарата, коррупцией, сращиванием с теневой экономикой и мафиозными структурами.

Главные средства борьбы с этими опасными явлениями – преодоление авторитарных тенденций в государственном строительстве, повышение роли выборных, представительных органов, всемерная поддержка и развитие различных форм общественного контроля за деятельностью государственного аппарата на всех уровнях. [c.96]

Глава VI.

Основные понятия: политика, экономика, экономическая политика, идеологии в экономике.

Вопросы для размышления и самопроверки, учебные задания:

1. В чем на Ваш взгляд предназначение политики и экономики?

2. Обоснуйте, почему взаимосвязь политики и экономики определяется и формируется социальными интересами и взаимоотношениями людей.

3. Назовите основные идеологии в экономике и их основателей.

4. Какова российская модель реформирования экономики? [c.96]

Литература:

1. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.25, ч.II, с.356-357. 2. Ленин В.И. ПСС, т.23, с.47. 3. Хайек Ф. фон. Пагубная самонадеянность. М., “Новости”, 1992 г., с.136, 175, 212. 4. Ларуш Л. Вы на самом деле хотели бы все знать об экономике? М., 1992, с.5. 5. Свободная мысль. – 1996. – № 4. – С.3-19. 6. Рузавин Г.И. Основы рыночной экономики. М., 1996.

Кроме того использованы:

Основы политологии. Курс лекций. Ч. I. М., АОН, 1991. Кронрод Я. Очерки социально-экономического развития XX века. М.: Наука, 1992. Эклунд К. Эффективная экономика. М., Экономика, 1992. [c.97]




Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 |

Оцените книгу: 1 2 3 4 5

Добавление комментария: