Название: Общая и прикладная политология - В.И. Жукова

Жанр: Политология

Рейтинг:

Просмотров: 895

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 |




ГЛАВА XLIX. АНАЛИЗ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ. МЕТОД СЦЕНАРИЕВ

Политическая ситуация схватывает особо значимые явления, процессы, события политической жизни страны, региона, мира в определенный отрезок времени их развития.

Структурными компонентами политической ситуации выступают: а) условия и обстоятельства политической жизни (объективная ситуация); б) количественные и качественные характеристики субъектов-участников; в) масштаб действия, временной интервал, социальное пространство, которое она охватывает; г) отражение ситуации в общественном сознании и психологии людей через призму потребностей, интересов, концепций и программ (“понимаемая” ситуация как непосредственная социально-психологическая основа ориентации субъектов); д) уровень решаемых задач, степень их влияния на функционирование политической системы; е) результаты политической деятельности по решению этих проблем (1).

Политическая ситуация во всякой точке своего движения противоречива, а следовательно, проблемна. Любое политическое действие, движущее ситуацию, предполагает, как правило, выбор одного из “веера вариантов”, сценариев поведения, одного из способов решения проблем. Этот выбор может быть сделан на однозначной или компромиссной основе. Однозначный выбор – это безусловный выбор одного варианта одного сценария из серии противоречивых вариантов. Противоречивость между вариантами может достигать в своем развитии альтернативности, требующей выбирать одну из двух или нескольких взаимоисключающих возможностей по принципу “или – или”. Компромиссный выбор – это действие на основе соединения позитивных моментов ряда близких или даже альтернативных вариантов, позволяющее найти оптимальный выход из ситуации, альтернативное решение которой грозит существованию целого.

Любая ситуация на уровне политической системы выражает противоречие между стабильными и динамическими тенденциями в ее границах. Ее хронологическими рамками выступают политические события, означающие начало или конец данного состояния системы,

Политическая ситуация есть прежде всего всякое новое по сравнению с предшествующим состоянием [c.805] политической системы, представляющее в то же время этап в ее движении. Политический процесс может быть представлен как смена различных политических ситуаций, через которые проходит в своем движении политическая система, ее отдельные институты и другие компоненты. В этом аспекте можно утверждать, что политика движется от ситуации к ситуации, а ситуация – элементарный “шаг” политического процесса.

Политическая ситуация может развиваться по нескольким сценариям.

Сценарий – это способ установления логической последовательности событий с целью определения альтернатив развития больших систем типа международных отношений, национальной экономики, области политики, социальных отношений и т.п.

Следует заметить, что рассматриваемый метод является в нынешних условиях наиболее эффективным при анализе политической ситуации в России. Подтверждением этого являются исследования: С. Кургиняна – “Седьмой сценарий”; Института социально-политических исследований РАН – “Реформирование России: мифы и реальность”; русских теологов, например, “Сценарии смуты” в книге “Выбор судьбы”; Л.И. Абалкина “К самопознанию России” М., 1995 и др.

В сценарии описание обычно совершается во временных координатах. Значение сценария – определение основной цели развития объекта исследования. В сценарии используются заранее подготовленные аналитические материалы. Сценарий должен быть написан так, чтобы после ознакомления с ним стала ясна генеральная цель проводимой работы в свете политических задач на определенный период времени.

Поэтому сценариями и называют различные (воображаемые, но правдоподобные) последовательности действий и вытекающих из них событий, которые могут произойти в будущем с исследуемой ситуацией. Эти последовательности имеют общее начало (настоящее состояние), но затем возможные состояния различаются все сильнее, что и приводит к проблеме выбора.

Как же конкретно выглядит анализ политической ситуации и составление сценариев? [c.806]

Для примера возьмем оценку политической ситуации внутри страны к 1997 г. Назовем факты и факторы, описывающие формирующуюся на наших глазах новую политическую реальность.

Анализ многочисленных документов (послания Президента РФ Федеральному собранию, выступления депутатов Государственной Думы, предвыборные программы кандидатов в президенты РФ и др.) позволяет сделать вывод о том, что цена рыночных преобразований оказалась для общества слишком велика.

• Российская промышленность становится рыночной, но примитивной и малоэффективной.

• В ряде отраслей идет настоящая деградация и разрушение производства.

• Качественные показатели состояния здоровья населения в последние 10 лет неуклонно снижаются.

• Негативно развиваются демографические процессы...

• Сокращается ожидаемая продолжительность жизни, увеличивается смертность.

• Безудержный рост преступности создает серьезную угрозу для государства и общества, жизни, здоровья и имущества граждан.

• Воспроизводится экономическая база коррупции.

• Тревожат проявления дезинтеграции страны, внутренние тенденции, угрожающие ее территориальной целостности.

• Демократические принципы организации власти все больше и больше дискредитируются.

• Неспособность Президента активно участвовать в управлении страной в связи с болезнью вызывает усиление напряженности между центром и региональной элитой.

• В общественном сознании крепнет мысль, что демократическая власть не в состоянии навести порядок.

• В повестку дня поставлен вопрос об исламском факторе в российских делах.

Эти оценки ситуации свидетельствуют о том, что вследствие реформирования российское общество достигло предельного порога “социального шока”. [c.807]

В то же время несмотря на очевидный провал выбранного варианта преобразований, 1994-1996 гг. были относительно спокойным периодом социально-политического и экономического реформирования России. Отличительной особенностью его стало повышение устойчивости формируемой в стране политической системы. Усилился режим президентской власти. Принятие новой Конституции, избрание Государственной Думы, Совета Федерации создали политико-правовые предпосылки для стабилизации ситуации. Прекращение конфронтационного противостояния исполнительной и законодательной ветвей власти объективно укрепило политические позиции Центра. Наметился отход от насильственных форм борьбы к политическим. Национально-патриотические лозунги стали чаще встречаться в заявлениях партий и лидеров самых разных политических ориентаций. В экономической сфере удалось снизить темпы инфляции, завершить чековую приватизацию.

Однако, эти позитивные изменения носят крайне противоречивый характер. Внесение президентскими структурами и правительством некоторых корректив в курс реформ не смогло переломить ситуацию к лучшему. Системный кризис социума неуклонно углублялся. Продолжали расти разочарование и протест основных социальных групп результатами реформирования.

Внешне, в социально-политической жизни страны в 1994-96 гг. наблюдалось временное затишье, некое тактическое перемирие политических сил при латентном усилении социально-политических факторов их стратегического противоборства в дальнейшем.

Движение к хаосу замедлилось, но оно не остановлено и тем более не изменено на противоположное направление. Во второй половине 1996 г. в основном завершилась перегруппировка политических сил.

Социально-политическая ситуация в ближайшем будущем может развиваться по нескольким сценариям. Вероятность осуществления того или иного варианта развития будет зависеть от степени обострения ситуации и ответной реакции на него руководства страны, а также от выбора политической элитой той или иной тактики.

1. Реформаторы могут сделать ставку на насильственные методы решения противоречий. Это наиболее [c.808] рискованный и наименее предсказуемый вариант развития ситуации. Возможно использование нескольких форм закрепления авторитарного режима. Во-первых, через реставрацию монархии. Во-вторых, путем введения чрезвычайного положения в отдельных регионах, объясняемого борьбой с сепаратизмом или мафией. В-третьих, через укрепление “указного” порядка управления государством и придание ему абсолютистского характера, игнорирующего принцип разделения властей. Тотальная криминализация общественных отношений делает возможным установление режима криминократии, когда политическое руководство страной мафиозными структурами сделается открытым и достаточным.

Существующий политический режим не устраивает большинство россиян. Реформаторам, стоящим у власти, если они не хотят уходить в отставку и не могут изменить курс реформ, остается действовать, все в большей мере опираясь на силовые структуры и авторитарные формы управления. Важным фактором успеха подобных действий является разочарование многих граждан в демократических способах управления и усиление стихийного стремления к порядку.

2. Руководство страны, вынужденное реагировать на настроение электората, еще раз попытается скорректировать курс реформ для придания ему социальной привлекательности. Поскольку в политической, экономической, социальной сферах добиться серьезных улучшений в ближайшие годы представляется затруднительным, то основные изменения политического курса коснутся кадров и идеологического обеспечения. В результате торгов с оппозицией правительство будет постепенно обновляться за счет привлечения новых людей, не запятнавших себя шоковой терапией. В официальной пропаганде усилятся популистские обещания и патриотические призывы.

3. Существует вариант проведения досрочных президентских выборов, но это было бы реальным только в случае экстремального ухудшения ситуации к середине года. Оппозиционность россиян политическому режиму не имеет единого основания. Общественное мнение расколото по вопросу выбора радикальной или эволюционной смены стратегии реформ. Учитывая скептическое отношение к политическим партиям, лидерам, институтам [c.809] демократии, непоследовательность социально-политических ориентаций массового сознания, единое организационное оформление потенциала оппозиции вызывает сомнение. Сложилась ситуация неустойчивого равновесия, которая обычно носит кратковременный характер. Ее развитие во многом зависит от того, продолжится ли процесс делегитимации власти, или властные структуры найдут способ расширения своей социальной базы.

4. Шанс социально-политического примирения общества к 1997 году не был использован. Вероятная дестабилизация социальной и социально-политической ситуации в 1997 году будет стимулировать принятие жестких, авторитарных решений. Однако, опыт политического конфликта 1993 года, возможно, поможет противоборствующим сторонам удержаться в рамках правоприемлемых акций протеста и политического диалога в “единой лодке”.

Вектор социально-политических ориентаций населения, сместившийся от правых радикал-демократов к правым национал-демократам, в 1994 году продвинулся к правоцентризму, и, возможно, к концу 1997 года перейдет в сторону левоцентризма. Однако, дальнейшее снижение уровня и качества жизни большинства граждан сохранит социальную базу для правых и левых радикалов. Политический центр будет вынужден искать тактического объединения с крайними силами.

5. Политики, думающие о своем будущем, попытаются остановить социальную компрометацию реформ. При смене стратегии реформ следует учесть социальную цену преобразований. Применение метода “проб и ошибок” при социальном реформировании представляется преступным.

Реализация корпоративных интересов возможна только радикальными средствами, которые дестабилизируют социально-политическую ситуацию. Но парадокс заключается в том, что поиск врага и потребность в дестабилизации не могут стать постоянной доминантой политических действий устойчивого общества. Между тем, статистические и социологические данные показывают, что общество, напротив, поляризовалось и приняло крайне неустойчивую социостратификаиионную структуру.

Радикально-корпоративный реформизм продолжает создавать объективные условия для социальной конфронтации. Размышления о том, что после передела [c.810] собственности его новые владельцы установят эффективный и справедливый социально-экономический порядок, представляется, по крайней мере, наивными. Если не найдется обобщающий вектор интересов большинства населения, то у российского общества впереди или диктатура, или всеобщий конфликт. Эти варианты развития политической ситуации никому в России не нужны.

Такова суть внутриполитической ситуации и возможных сценариев ее развития.

Другой пример касается внешнеполитической ситуации, сложившейся к 1991 году. На этом примере читатель может убедиться насколько верно эксперты оценили и составили варианты (сценарии) ее развития.

Геополитическая ситуация (1991 г.) и возможные сценарии ее развития (по материалам экспертной группы С. Кургиняна). На протяжении нескольких лет говорилось о том, что события в нашей стране имеют самое серьезное значение для судеб мира. Теперь это уже очевидно, и нам хотелось бы знать, где находится сегодня пресловутая стрелка часов, так трагически демонстрировавшаяся в предшествующую эпоху специалистами Римского клуба?

Мы говорим также о том, что процессы, порождаемые в СССР (речь идет о 1991 года) могут создавать своеобразные геополитические волны, которые, распространяясь, окажут воздействие не в той точке, где они создавались, а совсем в других узлах геополитической сетки. И с этой точки зрения мы рассматривали и рассматриваем процессы в СССР как некий фактор глобальности, искусственно вызываемой нестабильности.

В связи с этим мы рассматриваем окончательное отделение стран Прибалтики, обострение обстановки в Грузии, Молдавии, Нагорном Карабахе, Средней Азии, Татарстане, Чечне и других регионах именно с точки зрения их роли в сложном раскладе геополитических сил.

В соответствии с этим мы называем новые факты и факторы, описывающие формирующуюся на наших глазах новую геополитическую реальность. Политикам различных ориентаций необходимо учесть, что даже в отсутствие прямой связи между этими факторами и так называемой злобой дня при внимательном рассмотрении именно эти факторы уже сегодня определяют очень многое в [c.811] судьбе страны и, практически все, будут определять в самом ближайшем будущем.

Фактор первый. Дальневосточный. Речь должна идти о неблагоприятной для нас оценке КНР того, что происходит в СССР после 21 августа, и, главное, об изменении взаимоотношений Японии и Китая. Эксперты считают, что в скором будущем мы будем иметь мощный геополитический узел на Дальнем Востоке, в рамках которого резко возрастут вложения Японии в китайскую экономику, и прежде всего в военный сектор.

Фактор второй. Исламский или тюркский, или исламо-тюркский. В геополитике всегда приходится выбирать наименьшее из двух зол. Этим она отличается от прекраснодушных разговоров на интеллигентских кухнях. Поставка оружия в Афганистан – это зло? Безусловно. А прекращение этих поставок? Еще большее зло в том случае, если за этим последует исламский пожар на юге СССР, а то и в центре России. В любом случае с юга уже начинает “припекать”, и, между прочим, вполне ощутимо.

Фактор третий. Кавказский. Получен мощный толчок к эскалации северокавказской и закавказской напряженности. Возникла новая геополитическая “воронка”. Эксперты не исключают, что в ближайшее время (год, максимум – два) в эту “воронку” окажется втянут весь ближневосточный мир, включая Иран, Турцию и Ирак.

Фактор четвертый. “Балканский”. Югославский вопрос, напрямую увязываемый экспертами с теми геополитическими сдвигами, которые вызвало разрушение СССР, по сути, развязывает “Балканский мешок”. Эксперты считают, что эта “развязка” обнажила углубление американо-европейских противоречий, что станет, по-видимому, новым суперфактором, определяющим геополитику на все ближайшее десятилетие.

Фактор пятый. “Балтийский”, в котором собственные вопросы Прибалтики, как это ни парадоксально звучит, сами по себе сегодня никого не интересуют. Вопрос – в ориентации Балтийских государств, в типе их интеграции в поле чьих-либо политических интересов. На первый план выдвигаются в связи с этим проблемы Кенигсберга и Восточной Пруссии, Карелии угро-финский вопрос, вопрос о статусе Санкт-Петербурга. В этом плане геополитический контекст достаточно определен. [c.812]

Фактор шестой. Мировым сообществом осознана принципиальная нереформируемость советской экономики либеральными методами и масштаб затруднений, связанных с осуществлением после путча модернизационных проектов.

Фактор седьмой. Негативные сдвиги в общемировой финансово-экономической ситуации, дальнейшее развитие которой приведет к тому, что “им” вскоре будет окончательно не до нас.

Фактор восьмой. Стремительный рост сепаратистских тенденций в самых различных регионах земного шара, находящихся далеко за пределами СССР.

Рассматривая все это в совокупности, как системный процесс, мы вновь констатируем, что речь идет о последовательном выполнении той стратегической установки, которая всегда была нацелена на создание “Срединной Европы”, которая всегда строила свою политику на противостоянии двум супердержавам – СССР и США, как ялтинским хищникам”.

Хорватско-сербский конфликт не имеет иной цели, кроме как обеспечить выход к теплым морям европейского гиганта – объединенной Германии. Модель объединенной Европы, по Тэтчер, можно считать уже принадлежащей истории. На повестке дня только “Срединная Европа” под руководством германских народов. Таким образом, мы движемся в сторону становления новых супердержав, которые способны разрешить свои новые геополитические противоречия лишь в ходе третьей мировой войны. Это – первый сценарий снятия новых геополитических антагонистических противоречий, порожденных распадом СССР.

Вторым сценарием является снятие демократических режимов в Западной Европе под воздействием нестабильности и “варваризации” народов, проживающих на территории бывшего СССР. Как бы мы ни называли этот новый мировой порядок, нетрудно убедиться в том, что он будет далек от демократии, и крайне трудно предположить, что он будет основан на полной гегемонии США.

Скорее всего, “Миддл Юэроп” вынудит США встать на позиции американского изоляционизма, которые сейчас начинают активно прорабатываться в этой стране [c.813] впервые за многие десятилетия, т.е. в каком-то смысле отказаться от статуса сверхдержавы.

Но к чему мы идем в ситуации, если такой политический субъект будет и дальше наращивать поле геополитических притязаний? Мы идем к реализации югославского сценария уже на территории шестой части земного шара, начиненной ядерными боеприпасами, и, через серию геостратегических и технологических катастроф, – к реализации наихудших сценариев развития событий для демократии далеко за пределами СССР.

Третий сценарий, альтернативный тирании и мировой войне, является сценарием, осуществимым лишь в случае наличия мощного государства на территории бывшего СССР. Лишь в случае наличия супердержавы. Этой супердержавой может стать Россия, и в этом случае она в очередной раз сыграет роль стабилизатора глобальных процессов. Этот единственный приемлемый для народов СССР и для России геополитический вариант блокируется. По его поводу нет однозначного мнения даже в лагере победивших демократических сил. Для нас этот сценарий – императивен. Все остальное следует расценивать по тому, способствует это его реализации или нет.

У России нет постоянных друзей. У нее есть лишь постоянные интересы. И эти ее интересы пока что совпадают с интересами мирового сообщества и будут совпадать с ними столь долго, сколь долго Россия будет иметь шанс на существование в виде великой державы (2).

Это первый вариант сценариев. Другие эксперты в ином плане дают развитие политических ситуаций.

После анализа политической ситуации, сложившейся к 1991 году, авторы работы “Выбор судьбы” пришли к выводу, что события будут развиваться по следующим двум сценариям (3).

Сценарий первый. Эпиграфом к нему могут послужить два высказывания видных мировых политиков. Одно принадлежит Генри Киссинджеру, бывшему государственному секретарю США, заявившему в прошлом году: “Я предпочту в России хаос и гражданскую войну тенденции воссоединения ее народов в единое, крепкое, централизованное государство”. Автором другого является Збигнев Бжезинский, бывший помощник президента США по национальной безопасности. Он так определил [c.814] цель русской политики мирового сообщества: “Россия будет раздробленной и под опекой”.

Этот сценарий можно назвать жестким, силовым или революционным. Он предполагает поэтапный развал Советского Союза, затем – России (возможно, по югославскому варианту), провоцирование экономического и политического хаоса, межнациональных конфликтов, социальных столкновений и гражданских войн. Давно разрабатываемая теория “вялотекущих социальных катастроф” в сочетании с изощренной политической практикой должна при этом обеспечить сценаристам стратегический контроль над ситуацией, исключающий перерастание локальных конфликтов в ядерные столкновения. Но в оптимальном варианте Россия должна выгореть дотла, так и не взорвавшись. То, что от нее останется, будет легко встроено в объединенную всемирную политическую конструкцию.

Именно по такому сценарию развивались события в России после Октябрьской революции. То, что он тогда не сработал до конца, не меняет дела. Вспомните экономические, политические и духовные последствия революционного хаоса – возможно, это хоть немного поколеблет наше безмерное благодушие, дав понять, что нас ждет в случае успешной реализации жесткого варианта антирусской политики.

Сценарий второй. В сравнении с предыдущим его можно назвать мягким или эволюционным. Он предполагает захват политической власти в стране сторонниками “интегрирования в мировое сообщество” и последующее активное реформирование государственной, экономической, военной и демографической структуры общества с целью внутреннего перерождения России, ее полного и окончательного отрыва от своей духовной и культурной исторической традиции. В конечном итоге это должно привести к превращению страны в плацдарм “нового мирового порядка”, когда весь ее сохранившийся потенциал будет направлен на ускорение международных интеграционных процессов под негласным руководством мирового правительства.

Историческим аналогом такого сценария является осуществление Февральской революции. Его развитие было прервано радикальным Октябрем. [c.815]

Надо, конечно, отдавать себе отчет, что эти гипотетические сценарии – всего лишь грубая схема. Действительность всегда много сложней и разнообразней. На практике обе вышеописанные стратегии могут осуществляться одновременно, причудливо переплетаясь и дополняя друг друга. Возможно, что “мягкий” вариант служит всего лишь прелюдией для “жесткого” продолжения, как это случилось в России в начале века. В любом случае, их рассмотрение дает обильную пищу для размышлений и хотя бы приблизительно показывает степень реальной опасности, нависшей ныне над нашей Родиной.

Конечно, даже краткий анализ современного положения с этой точки зрения выходит далеко за рамки данной темы. И все же, говоря о событиях последних лет, можно с высокой степенью достоверности утверждать, что по отношению к России параллельно реализуются оба сценария ее устранения с геополитической арены. Оба они не новы и уже применялись при разрушении Российской империи в начале века. [c.816]

Глава XLIX.

Литература:

1. Философия политики. Под. ред. Бессонова Б.Н. – М., 1993. Книга II.

2. Кургинян С. Седьмой сценарий. – М., 1992. Ч.1.

3. Выбор судьбы. – М., 1995.

4. Реформирование России: мифы и реальность. – М., 1994.

5. Социальная и социально-политическая ситуация в России: анализ и прогноз. М.: РАН, 1995.

6. Проблемы социально-экономической ситуации в стране. / Национальная доктрина России. М., 1994. № 5-8.

7. Сценарии: Может ли Россия вернуться? Можно ли вернуть Россию? Может ли Россия измениться? // Независимая газета. 1996. 21 ноября. [c.816]




Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 |

Оцените книгу: 1 2 3 4 5

Добавление комментария: