Название: Общая и прикладная политология - В.И. Жукова

Жанр: Политология

Рейтинг:

Просмотров: 694

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 |




ГЛАВА XLIV. О СИСТЕМНОЙ МЕТОДОЛОГИИ СОЦИАЛЬНО ПОЛИТИЧЕСКИХ ТРАНСФОРМАЦИЙ

1. Тайна общественной жизни и основное звено социально-политических преобразований

Стремление к изменениям и к переменам выражает саму суть человеческой природы. Не случайно И.Кант отмечал, что разум человеческий так склонен к созиданию, что много раз возводил башню, а потом сносил ее, чтобы посмотреть, крепко ли лежит фундамент (1). Однако человечество ныне уже в глобальных масштабах начало пожинать трагические последствия того, что составляет основную драму его истории, главную тайну, “сфинкса” общественной жизни. Речь идет о противоположности целей и результатов деятельности людей, о разнонаправленности субъективных процессов изменения реальности.

Жизнь как бы подтверждает правоту известной мысли о том, что до сих пор прогресс человечества был подобен тому языческому идолу, который не может пить нектар иначе, чем из черепов убитых. Человечество приближается к рубежу столетий в ситуации углубления кризиса традиционных форм мышления и действия, блокирующих способность людей понять прошлое, овладеть настоящим и предвидеть последствия в будущем. Угроза полной потери связей с миром, с его перспективой из-за отрыва от природы, социального раскола и отчуждения вызывает серьезное беспокойство у активной и сознательной части общества, усиливает стремление понять причины поражения политики и идеологии XX века. Цена этого банкротства – огромные человеческие жертвы, обесценение человеческой жизни, разрушение как внешней окружающей среды, так и деградация внутренних основ социального бытия. Отсюда и весьма негативное настроение в обществе, и многие апокалипсические пророчества, и пессимистические прогнозы относительно судьбы современной человеческой цивилизации.

“Трагизм нашей эпохи состоит в том, – пишет, например, А.А. Зиновьев, – что в качестве разумных мер преодоления зол современной общественной жизни навязываются такие, которые в реальном исполнении порождают новое зло и усиливают некоторые из прошлых зол, [c.738] придавая им лишь иные формы. Люди не имеют сил изменить общее направление эволюции общества. Все усилия имеют следствием ускорение движения в том же направлении” (2).

Главная общесистемная проблема человечества, следовательно, состоит в том, как противостоять его гонке к собственной гибели, направляя социальные знания и действия, а также построенные на их основе политику на организацию и созидание, а не на дезорганизацию и разрушение. Потенциал социального знания и действия при этом должен использоваться не только как непосредственное средство управления вещественными, энергетическими и информационными ресурсами, но и как возможность овладения своими собственными социальными силами. Все это требует разрешения противоречия между уже имеющимися огромными технологическими возможностями социального управления и его недостаточно разработанной методологической базой. Достоверное социальное знание превратилось в важнейший резерв позитивных общественных изменений, эффективной и конструктивной политики. Поэтому передовые страны сегодня стремятся к утверждению модели общества, основанного на знании (knowledge based society).

Размышляя над судьбами народов мира в преддверии XXI века, видные представители политических и интеллектуальных кругов Японии сходятся в едином мнении: “Разрыв между политикой и знаниями и их отчуждение – одна из многих бед современности, которую никак нельзя упускать из виду. В результате осуществляется лишенная взвешенного подхода политика и распространяется большое количество лишних знаний, причем это происходит с такой интенсивностью, что угрожает существованию цивилизации. Подобный разрыв, с одной стороны, ведет к тому, что политика дистанцируется от повседневной жизни людей, а с другой – к тому, что подлинные знания растворяются в пучине малозначительных фактов” (3).

Один из основных принципов системного подхода к анализу социально-политических процессов гласит: основные противоречия и проблемы данной системы неразрешимы, если оставаться в рамках только этой системы, не выходя за ее границы, не меняя способа ее [c.739] движения. Значит, надо идти в “другую” систему, менять способы мышления и действия.

Последние примеры попыток коренной трансформации общественной системы в рамках старого способа мышления и действия – это перестройка в СССР и радикально-либеральная реформа в России. Хождение по замкнутому кругу: “либерализация – приватизация – демократизация – идеологизация” в целях капитализации страны оказывается ныне нисколько не лучше столь же кругового движения: “ускорение научно-технического прогресса – экономическая реформа – политическая реформа -новое мышление” в рамках “социалистического выбора” в годы перестройки. Ядро всей совокупности преобразований, под определяющим воздействием которого только и могут проявить себя как выше указанные так и любые другие моменты, остается как бы неизвестным, вторичным фактором.

Соглашаясь с необходимостью определения иной перспективы, нового курса, многие видят “основное звено” изменения общественной системы в устранении политической и идеологической составляющих, порождающих -де глубокий экономический кризис, или наоборот, в преодолении пресловутого экономического детерминизма. Отсюда вывод: только избавившись от гнета экономических, политических и идеологических факторов, общественная жизнь в России в целом, наконец-то, обретет свои естественные очертания.

Дело не только в нереалистичности подобных устремлений. Тем более, что поиск путей решения важнейших общественных проблем до сих пор шел в одном направлении – за счет подчинения людских судеб экономике, политике и идеологии. И хотя только за последние несколько десятилетий мир претерпел более глубокую и быструю трансформацию, чем к моменту промышленной революции XVIII-XIX веков (изменилось все: средства производства, виды деятельности, социальная организация и структура, образы жизни, способы связи и сотрудничества, формы власти, типы мировоззрения), уязвимость человечества в целом возросла, а проблема его выживания стала чрезвычайно острой. Поэтому, не впадая в крайности идеологии, подчеркнем, что причины кризисов и катастроф в обществе, неудач в проведении реформ [c.740] лежат гораздо глубже. Они коренятся в социальной составляющей происходящих общественных изменений. Под ней понимается целостная, органическая система условий и отношений человеческой жизнедеятельности, проявляющихся в потребностях, интересах и ценностях как различных слоев и групп общества, так и отдельной личности и определяющих в конечном счете направленность и характер деятельности людей.

Отличие нового способа мышления и действия от старого и состоит в принципиальной ориентации на сохранение и развитие этой социальной составляющей изменения общественной системы, в реализации той истины, что возможности спасения и роста благосостояния человечества заключены не только вне, но и внутри него самого, что основными препятствиями общественного развития выступают ныне не только внешние воздействия и угрозы, но и так называемые “внутренние границы” социальной организации. Такой подход соответствует и природе общественных систем, и современным тенденциям их изменений. [c.741]

2. О новой социальной реальности, субъектах и критериях политических перемен

Новая социальная реальность пробивает себе дорогу под влиянием противоречивого взаимодействия следующих основных тенденций:

– расширения и углубления свободы индивидуальной деятельности; – нарастания сложности человеческих связей и отношений; – перехода от индустриального (“производства вещей”) к информационному обществу (“производству идей, знаний”), к обществу услуг (“производству людей”); – формирования человечества как целого, как субъекта и объекта собственной деятельности.

Действие названных тенденций все явственнее проявляет главную особенность изменения общественных систем – в них импульс движения исходит от человека. Он субъект и мера общественного развития. Этим социальные процессы качественно отличаются от природных и технических, где примат системы над элементом является аксиомой. В современных условиях любая концепция или [c.741] политика перестают быть конструктивными, если не способствуют переходу от “человекозатратной” к “человекосберегающей” и “человекоразвивающей” эволюции. В переходе от государственно-бюрократической к социально ориентированной системе организации общества и состоит основной смысл современных реформ, деформация которого приводит к потере импульса, потенциала, мотивов и стимулов общественных изменений, к лишению возможности участия людей в социальных и политических трансформациях, т.е. к утрате источника саморазвития общества.

Непонимание же характера этих тенденций, игнорирование в системе управления степени и особенностей их воздействия на жизнедеятельность общества обостряют противоречия между возрастающей сложностью проблем, требующих своего решения, и уровнем компетентности правящих политических элит, традиционными средствами политики, управления и контроля; между масштабами и глубиной происходящих социальных изменений и степенью подготовки и обоснования политических решений, предварительного инвестирования знаний, ориентации на инновации, качество и культуру, на предвидение и оценку последствий и результатов деятельности, на информированность и заинтересованность населения. В связи с этим нельзя не согласиться с вице-президентом США А. Гором, который в своей книге “Земля на чаше весов” пишет, что наилучший для государства способ принятия политического решения о будущем страны состоит в том, чтобы наделить всех граждан правами обладать всей политической информацией, касающейся их жизни.

Сказанное приводит еще к одному важному выводу: становление современного мышления и действия выдвигает на первый план наитруднейшую проблему формирования субъекта политики общественных изменений, адекватной новой социальной реальности. Вот почему особое значение сегодня приобретает изучение взаимопереходов объективного и субъективного в жизнедеятельности общества, ее осуществления на макро– и микроуровнях в их взаимосвязи. Поэтому современной науке и практике наиболее близки концепции цивилизованного подхода, устойчивого развития, открытого общества. Первый [c.742] сосредоточивает внимание на единстве прошлого, настоящего и будущего человеческой цивилизации; второе направление на сохранении достигнутого и заботе о новых поколениях; третье – на настоящем состоянии человечества, всемерном использовании его потенциала.

Методологическую сторону процесса реформирования общества выражает, с нашей точки зрения, следующий комплекс вопросов:

1. Какова объективная природа социальной реальности, подлежащей тем или иным изменениям? 2. Каковы наилучшие методы получения знания об этой реальности? 3. Каковы наилучшие способы действия по ее преобразованию?

Отсюда вытекают и системные критерии оценки различных моделей реформ:

1. Учитывают ли они исторические корни и традиции общества? 2. Учитывают ли они его современные потребности и основные проблемы? 3. Насколько предлагаемые пути и способы решения этих проблем используют идеальные возможности общества, учитывают реальный уровень его развития и уже имеющийся опыт преобразований?

Центральная проблема познания процесса утверждения новой социальной реальности и методологии социально-политического реформирования – это проблема системности, целостности общественного развития. Она поистине является “визитной карточкой” теории и практики человеческой деятельности на пороге XXI века. В противоположности одностороннего, “частичного” и системного, целостного подходов видится нам сегодня водораздел между старым и новым способами мышления, действия, старой и новой политикой.

С точки зрения системного, целостного мышления и действия, общество представляет собой самовоспроизводящуюся и самоорганизующуюся, открытую, антиэнтропийную живую систему, у которой, строго говоря, нет “частей” и “элементов” (вспомним гегелевское – части есть только у трупа!). У социального пространства нет “деталей” и “мелочей”, а социальное время необратимо. Потенциал социальной целостности составляют уникальные и неповторимые [c.743] способности субъектов человеческой деятельности. Отсутствие или недостаточная мера реализации этих способностей – безвозвратная потеря для общества.

У реформ в нашей стране, разумеется, были глубокие, реальные, объективные предпосылки. Это и глобальный кризис человеческой цивилизации в целом, и общий кризис технологии и идеологии индустриализма, и формационный кризис коммунизма, и результаты “холодной войны”, и тяжелое наследие тоталитарной системы.

Все эти исключительные исторические трудности и кризисные процессы под силу было преодолеть только зрелому социальному субъекту, заинтересованному в утверждении новых реальностей, в постиндустриальном развитии общества и способному осуществить созидательные реформы с опорой на благоприятную социальную структуру и широкую социальную базу. Такой субъект в стране не сформировался, и это обстоятельство оказалось для нее роковым. [c.744]

3. Открытое общество: социальная концепция и политика перехода

Консолидировать общество и вывести его из глубокомасштабного кризиса можно лишь на основе всесторонне обоснованной, системной концепции реформ и социально ориентированной политики, раскрывающих социальный смысл и содержание, социальные последствия и результаты изменений в обществе, определяющих приоритеты и критерии реформаторских усилий.

Системная концепция реформ, на наш взгляд, может быть построена не на одной универсальной идее, а на ассамблее идей. Она должна быть сориентирована не на одного национального политического лидера, а на профессиональную и авторитетную команду политиков; не на один социальный слой, а на формирование социальной структуры конструктивно-созидательного типа, т.е. на создание условий для свободной и активной деятельности высококвалифицированных работников материальной и духовной сфер жизни, на волю и социальную энергию гражданского общества. Разумеется, она не может быть рассчитана на одну партию, нужен союз общественно-политических сил, способных организовать реализацию этой концепции. Ее осуществление требует установления [c.744] тесного сотрудничества представителей науки, власти с самой широкой общественностью с целью интеллектуального наполнения реформаторского процесса, т.е. проведения необходимых исследований, моделирования, прогнозирования изменения ситуации в стране, разработки и обсуждения сценариев развития событий и различных вариантов решений.

Переход к открытому обществу, следовательно, предполагает развитую методологию самореформирования и участие в ее разработке и реализации активной и сознательной части общества, без чего оно нежизнеспособно.

Открытое общество как целостная социально-политическая система развивается в поиске наилучших вариантов общественного прогресса, стремясь обеспечить оптимальное взаимодействие различных типов социальных механизмов (имитационного, эволюционного, радикального, инновационного) и применение демократических социальных технологий (выборов, референдумов, изучения общественного мнения и др.), реализацию принципов социального партнерства и солидарности. Оно зиждется на свободной ответственности свободного человека.

Дело, таким образом, вовсе не в том, чтобы прекратить борьбу за жизненно важные ресурсы, конкуренцию за лучшие позиции, положение в мире. Это было бы нереально, даже реакционно. Проблема состоит в том, чтобы неодолимое стремление одних народов и государств “больше иметь” и “быть современными” не угрожало основам природного и общественного равновесия и не перекрывало пути к самореализации другим народам. Чтобы перемена строя жизни не вредила самой жизни, а решение национальных задач, проблем одних цивилизаций не подрывало сил общества в целом. [c.745]

4. Социально-политический анализ: системные основания и принципы

Давно и хорошо известно, что лучшая практика – это хорошая теория. Общую логику движения научной мысли можно представить следующей условной схемой 1:

Схема 1. Система науки как целое: РД – реальная действительность; О – объект науки; П – предмет науки; М – методы; Т – теория.

Таким образом к конкретному социально-политическому анализу событий, фактов, процессов и отношений, тенденций, имеющих место в обществе, можно приступать тогда, когда налицо три обязательных компонента: 1) объект (предмет) анализа; 2) субъект анализа; 3) идеи и концепции (теория).

Каковы основные методологические принципы социально-политического анализа?

Принцип 1: люди не только продукты социальной среды, но и сама социальная среда есть продукт взаимодействия людей.

Принцип 2: основным процессом в социально-политическом анализе выступает процесс человеческой деятельности (труда) – источник развития как отдельных общественных явлений, так и общества в целом. При этом фиксируется отличие человеческой деятельности (труда) в специфическом социальном его значении от работы, понимаемой в физическом смысле слова. Человеческой деятельностью (трудом) можно считать только целесообразную деятельность, т.е. такую, которая удовлетворяет общественную потребность и осуществляется в соответствии с заранее поставленной целью, а также предварительно принятым решением. Работа же может быть и бесполезной, и бессмысленной.

Принцип 3 фиксирует основное противоречие социально-политического развитая – противоречие между [c.746] темпом роста продуктивности человеческой деятельности (труда) и способами его общественной организации.

Принцип 4 требует анализа социальной структуры и расстановки общественно-политических сил.

Принцип 5 связан со следующим парадоксом и спецификой системного социального мышления и действия: человек, будучи элементом социальной системы и вселенной, может не только вместить в себя все общество и вселенную, но и потенциально привести к их изменениям. Это не согласуется с формальной логикой и здравым смыслом.

Принцип 6 провозглашает отсутствие в социальном пространстве жизни людей “неважных” деталей и мелочей, а также необратимость социального времени, в котором ничего нельзя “отремонтировать”, “заменить” или прожить заново. Игнорирование этого принципа приводит к ошибочным решениям, а значит, и к жертвам, трагедиям и драмам в судьбах людей.

Социально-политический анализ представляет собой разновидность интеллектуальной технологии, т.е. “работы головой”. Что включает в себя эта технология, направленная на повышение целесообразности деятельности?

Прежде всего она указывает на главные этапы поиска-1) исследование; 2) принятие решений; 3) реализацию (а также на составляющие эти этапы “шаги” – (см. подробно тему “Методы принятия политических решений”).

Следует иметь в виду, что социально-политический анализ должен всегда идти в двух направлениях.

Во-первых, он должен быть связан с сохранением и оптимальным использованием уже существующих форм деятельности людей, во-вторых, направлен на изменение существующих форм деятельности.

И в том, и в другом случае социально-политический анализ, с одной стороны, способствует закреплению и развитию всего того позитивного, нового, что ведет к росту продуктивности человеческой деятельности, научно-технологическому, экономическому и социальному прогрессу, формированию организованности и сплоченности людей, повышению их активности и сознательности, благосостояния и культуры. С другой стороны, он содействует выявлению и преодолению имеющихся недостатков, [c.747] устранению всего старого и отжившего, мешающего позитивным изменениям. [c.748]

* * *

Говорят, что цифра семь – это какая-то особая, магическая цифра. Семь цветов радуги, семь нот в музыке, семь положительных и семь отрицательных чувств, семь -Я – так говорят о полной семье... “Семь пядей во лбу”, “семь раз отмерь, один раз отрежь” – гласит народная мудрость об умном человеке или о разумном поведении. И у Белоснежки почему-то было именно семь гномов, помогающих ей совершать чудеса!

Видимо, какая-то фундаментальная, структурная закономерность строения мира заключена в этой удивительной семерке. По-иному не может быть устроена и любая интеллектуальная технология.

Фольклор, поэзия, социальные науки, телевизионные передачи, системы управления – повсюду, фиксируется (правда, в различном количестве и сочетании!) одна и та же совокупность позиций, характеризующих целесообразные действия людей.

Вспомним известное стихотворение Р.Киплинга:

                        Есть у меня шестерка слуг,                         Проворных, удалых,                         И все, что вижу я вокруг,                         Все знаю я от них.                         Они по знаку моему                         Являются в нужде.                         Зову их: Как и Почему,                         Кто, Что, Когда и Где.

Р. Киплинг не упоминает еще одного важного “слугу” – Сколько. А в целом названные слова – вопросы -потому и обладают исключительной волшебной силой, что за ними как бы “прячутся” основные философские категории. В самом деле, что значит ответить на вопрос: зачем, почему? Это значит раскрыть сущность происходящего. Ответ на вопросы – что? – связан с пониманием цели и содержания действия; кто? – субъекта и качества совершаемого действия; когда и где? – места и времени происходящего; сколько? – количества [c.748] используемых и производимых ресурсов; как? – “ноу-хау”, т.е. форму, способ действия.

Мир устроен диалектически. Таковым же должен быть и его анализ.

Эффективность и конструктивность социально-политического анализа значительно усиливаются при разработке следующих документов, отражающих, во-первых, возможности и ресурсы изучаемой системы; во-вторых, ее недостатки, дефекты; в-третьих, средства развития возможностей и ресурсов системы и, наконец, в-четвертых, критические пределы изменения системы в позитивную или негативную стороны.

Например, на основе обобщения практики международных, отечественных и своих собственных социологических исследований сотрудникам Института социально-политических исследований удалось создать систему предельно-критических показателей развития общества и их сопоставления с системой реальных показателей развития российского общества в 1995 г. Приведем некоторые из этих показателей (см. табл. 1).

Таблица 1

СООТНОШЕНИЕ ПРЕДЕЛЬНО-КРИТИЧЕСКИХ И РЕАЛЬНЫХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА В 1995 г. (БАЗА СРАВНЕНИЯ 1990 г.)

№ п /п

Название показателя

Предельно-критическое значение в мировой практике

Величина показателя в 1995 г. в РФ

Вероятные политические и экономические последствия

 

а

б

в

г

Экономические отношения

1.

Уровень падения промышленного производства

30-40 %

51 %

Деиндустриализация экономики, сокращение числа лиц, занятых в производственно продуктивной сфере

[c.749]

Социальная сфера

6.

Соотношение 10% самых богатых и 10% самых бедных групп на селения

10:1

14:1

Антагонизация социальной структуры, резкое противопоставление людей по имущественному и социальному положению

7.

Доля населения, живущего на пороге бедности

10 %

25-40 %

Люмпенизация значительной части населения

Политические отношения

20.

Доля граждан, выступающих за кардинальное изменение политической системы

40 %

43 %

Делегитимизация власти, противостояние государственной власти и человека

Таким образом, умелое применение системных оснований, критериев и принципов социально-политического анализа позволяет принимающим ответственные решения, во-первых, более четко определить конкретные цели и задачи субъектов предстоящих общественных действий;

во-вторых, обеспечить точный учет и обоснованное распределение имеющихся ресурсов и средств достижения поставленных целей, решения задач;

в-третьих, установить недостатки, дефекты в системе организации и управления, тормозящие позитивные изменения, а также причины появления этих недостатков;

в-четвертых, найти эффективные и оптимальные пути и методы устранения недостатков, дефектов и порождающих их причин;

в-пятых, разработать научно обоснованные стратегию и программу реализации этих путей и методов [c.750] политического анализа призвана избавить тех, кто ее применяет, от догматизма и односторонности. Она направлена на комплексный подход к решению сложных и противоречивых проблем изменения современных социально-политических систем. [c.751]

Глава XLIV.

Литература:

1. См.: Кант И. Пролегомены... М., 1993. С 9. 2. Зиновьев А.А. Коммунизм как реальность. М., 1994. С.24. 3. Накасонэ Я. и др. после “холодной” войны. М.. 1993. С.314. 4. Ядов В.А. Социологическое исследование методология, программа, методы. М., 1995. 5. Доган М., Пеласси Д. Сравнительная политическая социология. М., 1994. 6. История России. Часть III XX век: выбор моделей общественного развития. М., 1994. 7. Рузавин Г.И. Новая парадигма развития социально-экономических систем. // Логика, методология, философия науки. III Международная конференция. Москва. 8. Математические модели и методы в социальных науках. Сборник. МГСУ. 1994. [c.751]




Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 |

Оцените книгу: 1 2 3 4 5

Добавление комментария: