Название: Общая и прикладная политология - В.И. Жукова

Жанр: Политология

Рейтинг:

Просмотров: 927

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 |




ГЛАВА XLII. ПОЛИТИЧЕСКАЯ СОЦИАЛИЗАЦИЯ

Среди множества факторов, способствующих сохранению политической системы, социализация индивида занимает важное место, поскольку ни одна система не сможет достигнуть достаточного уровня интеграции и стабильности, если ей не удастся выработать у своих членов определенной суммы общепринятых в обществе политических знаний, ценностей, установок. Эта проблема исключительно важна. Она является предметом изучения многих видных специалистов как отечественных, так и зарубежных. Рассмотрим, в чем же состоит суть политической социализации, каковы ее стадии, институты и средства. [c.714]

1. Понятие, особенности и стадии политической социализации

Термин “политическая социализация” является производным от более общего понятия “социализация”.

Под социализацией понимается, с одной стороны, освоение системы социальных норм, ценностей, элементов культуры и выработку на этой основе установок, ценностных ориентаций, социальных потребностей и т.д., а с другой стороны, реальное включение индивида в общественную жизнь, процесс наделения людей социальными свойствами. Социализация в целом означает процесс “цивилизации” членов общества.

В 50-60-е годы понятие “социализация” прочно вошло в обиход политологов. Оно стало широко использоваться в работах Г.Алмонда, С.Вербы, Р.Зигель, Д.Истона, Р.Гесса, П.Шарана, Г.Хаймена (в работе которого “Политическая социализация”, вышедшей в 1959 г., был введен этот термин). В 1969 г. Е.Даусон и К.Приуитт опубликовали книгу под тем же названием “Политическая социализация”.

В конце 60-х – начале 70-х годов в нашей стране также появились крупные исследования по вопросу социализации. Так, издательство Ленинградского университета в 1971 году выпустило в свет книгу “Человек и общество. Проблемы социализации индивида”, в которой рассматриваются социологические проблемы социализации и психологические эффекты социализации (1). В этом [c.714] сборнике приняли участие такие известные ученые, как Ананьев Б.Г., Дмитриев А.В., Федосеев А.А. и др.

В политической науке понятие социализации исследуется главным образом в двух аспектах. Во-первых, с точки зрения теории политической социализации, которая описывает и объясняет, как происходит социализация индивидов в политической среде. Это специфическая область общей теории социализации. И, во-вторых, с точки зрения политической теории политической социализации, менее всего разработанной в политической науке. Ее предметом является изучение возможностей применения категорий общей теории социализации к анализу политических систем.

Отметим, что большинство политологов придерживается первого подхода, обозначая термином “политическая социализация”, либо процесс передачи политических взглядов, идей, представлений и норм от одного поколения к другому, либо процесс политического созревания индивида, формирования его политического “Я”, развития собственного взгляда на политический мир, собственных политических ориентаций (позиция Р.Зигель).

В то же время Д.Истон и Р.Гесс рассматривают политическую социализацию как средство, с помощью которого члены политической системы приобретают три вида основных жизненных ориентаций: 1) определенную сумму общепринятых политических знаний, совместно разделяемых представлений о природе политического процесса, деятельности политических лидеров; 2) политические ценности, рассматриваемые как наиболее общие цели, к которым, по мнению индивидов, должна стремиться система; 3) установки, с которыми индивид подходит к политическим объектам (доверие, согласие, симпатии, почтительность или апатия, недоверие, враждебность). Исследования показывают, что согласие в системе достигается в том случае, если члены системы имеют совпадающие основания ориентации. Социализация индивида в этом случае должна происходить на всех уровнях политической системы. Главными объектами основных политических ориентаций могут быть различные элементы политической системы, формы правления и т.д. Некоторые авторы выделяют правительство, политический режим и политическую общность, т.е. уровни политической системы. [c.715] Изменения на всех, или на одном уровне, означают изменение системы, причем, наиболее важно совпадение ориентаций на политический режим. Вследствие этого Д.Истон и Р.Гесс предлагают изучать ориентацию на всех уровнях политической системы с точки зрения их преемственности, считая это главной проблемой социализации личности. Следует подчеркнуть, что Истон, исследуя политическую социализацию, делает упор на социально-психологоческий аспект анализа социализации.

Ряд политологов (особенно США) изучение политической социализации чаще всего сосредоточивали на проблеме голосования, партийной принадлежности и симпатии к правительству. Известна, например, работа Д.Рисмана “Лица в толпе”, в которой определяются детерминанты и способности личности принимать участие в политике, а также оказывать поддержку тем или иным лидерам. Рисман вводит в употребление термины “политическая апатия” и “политическая заинтересованность” и исследует взаимоотношения между типом характера и способом внутренней ориентации на активную политическую деятельность. В зависимости от ориентированности индивида на себя или на других, он определил два типа политического поведения – негодование и заглядывание за кулисы. Из этих предпосылок Рисман определял степень политического интереса.

В политической науке выделяются несколько типов политической социализации: гармоничный тип, отражающий складывание психологически нормальных отношений человека и институтов власти, которые порождают его рациональное и уважительное отношение к правопорядку, государству, своим гражданским обязанностям; плюралистический тип, свидетельствующий о признании человеком равноправия с другими гражданами, их прав и свобод и характеризующий его способность менять свои политические пристрастия, переходить к иным ценностным ориентирам; гегемонический тип, характеризующийся негативным отношением человека к любым социальным и политическим системам, кроме “своей”; конфликтный тип, формирующийся на основе межгрупповой борьбы и противостояния взаимозависимых интересов, и потому усматривающий цель собственной [c.716] политизации в сохранении лояльности к своей группе и поддержке ее в борьбе.

Политологи выделяют четыре стадии политической социализации: 1) ранняя (от рождения до поступления в школу); 2) обучение (с момента поступления в школу до окончания очных форм обучения общего и профессионального обучения); 3) социальная зрелость; 4) завершение жизненного цикла (прекращения постоянной трудовой деятельности в рамках официальной организации).

Институты социализации – это система специально созданных или естественно сложившихся учреждений и организаций, функционирование которых направлено на развитие индивидов, прежде всего путем образования и воспитания. В государственно организованном обществе подавляющее большинство таких учреждений и органов имеет правовой статус, хотя, в принципе, они могут быть как государственными, так и самодеятельными.

В первую группу входят институты первоначального развития природных свойств человека. Эту группу составляют семья и дошкольные детские учреждения (от рождения до 6-7 лет). Это период ранней социализации. Вторую группу институтов социализации образуют институты обучения (с 6-7 лет до, примерно, 18-25 лет). За это время люди достигают умственной зрелости, приобретают основные социальные качества, и в связи с этим признаются полностью дееспособными. Это подготовительная фаза жизненного пути. Поскольку основным видом предметной деятельности является учение, постольку индивид в процессе общеобразовательного и профессионального обучения, а также сопутствующего этому нравственного воспитания, выступает пока преимущественно в качестве созерцателя и меньше всего в качестве деятеля.

Третья группа институтов социализации схватывает период жизнедеятельности зрелых людей – уже личностей в полном смысле этого слова. Его границами можно считать, с одной стороны, начало практической деятельности, с другой – окончание ее.

Политологи уделяют большое внимание характеристике тех институтов, с помощью которых осуществляется политическая социализация личности, особо выделяя при этом такие, как семья и школа. Детские и юношеские годы считаются очень важными для политической [c.717] социализации. Ведь политический мир ребенка начинает формироваться еще до того, как он поступает в школу, а наиболее значительное развитие имеет место между 11 и 13 годами. Уже в детские годы ребенок спрашивает родителей о роли полицейских, солдат, президента. Он интересуется тем, кто собирает налоги и кто платит отцу, почему его отец и мать вынуждены подчиняться полицейскому, что такое флаг и герб страны и т.д. Исследование американских политологов показали, что “президент” и “полицейский” являются первыми терминами, которые ребенок четко определяет и осознает. Отсюда делается вывод, что персонализация политической власти имеет важное значение для привития ребенку чувства симпатии к политической системе в период перехода от детства к юности. Считается, что семья основная ячейка социализации ребенка. Она влияет не только на его политические ориентации, но и формирует активного или пассивного участника политического процесса. Большинство биографов американских президентов указывают, например, на влияние семьи в их воспитании.

В системе институтов политической социализации важное место отводится школе (средней и высшей). Например, школа в США по праву считается инструментом государственной политики. Школьные программы призваны “американизировать” подростка, т.е. привить ему чувство преданности американской политической системе, уважение к истории и традициям США. Впрочем, бывшая советская школа решала задачи воспитания подрастающего поколения в духе преданности Родине, народу. На первое место, правда, ставились “партия”, “дело революции”, “дело социализма”, в былые времена “преданность Сталину”.

Следует отметить и существование “неформального” обучения школьников политическим ценностям. Это т.н. внеурочная деятельность школьников: участие во всякого рода организациях, мероприятиях необязательного характера. Исследователи полагают, что такая деятельность вырабатывает определенные черты: ответственность, активность, веру в существующие ценности, необходимые для политического участия в будущем.

Исследования, проведенные в ряде школ России, показали, что, чем выше степень участия школьников во [c.718] внеурочной деятельности, тем развитее они оценивают правительство, партии, гражданство и т.п. При этом была выявлена следующая зависимость: 1) чем выше образовательный уровень родителей, тем чаще ученик участвует во внеурочной деятельности; 2) чем больше ученик участвует в такого рода деятельности, тем выше его сознание интегрировано со школьной системой; 3) чем больше ученик чувствует свое вхождение в систему школы, тем выше его социальная вера – ответственность; 4) чем выше его социальная ответственность, тем более положительно его отношение к политике.

Важным институтом политической социализации является высшая школа. По сравнению с прошлым, в Российской Федерации ситуация такова, что студенческое движение в наши дни оказывает значительное влияние на политическую жизнь страны. Нельзя не учитывать того обстоятельства, что в настоящее время идет процесс изменения социальной структуры студенчества.

В последние годы появились требования студентов изменить программу обучения, поставить ее под контроль самих студентов, предоставить им право участвовать в управлении университетами и институтами. Чрезвычайно важным является тот факт, что студенты требуют введения новых курсов под их контролем, курсов, которые бы давали ответ на злободневные вопросы, объективно освещали бы проблемы современности, политические события в стране.

Студенты не ограничиваются в своих требованиях лишь областью образования. Радикальное студенческое движение несколько лет назад бросило вызов существующей системе в целом и отвергло основные ценности, на которых покоились тоталитарное общество и требовало проведения социально-экономических и политических реформ. Однако, сегодня значительная часть студенчества отвергает и многие из основных ценностей, на которых базируется нарождающийся российский бизнес отношение между нанимателем и нанимаемым, погоню за наживой, несмотря на представления о привлекательности некоторых видов деятельности. Молодые люди приходят к убеждению, что бизнес слишком своекорыстен и слишком мало заинтересован в развитии общественного благосостояния. [c.719]

Важной стадией политической социализации является и период взрослости. Хотя основы политических ориентаций закладываются в детские и юношеские годы, тем не менее, и в зрелом возрасте человек не выключается из процесса социализации. Это связано с вполне объяснимыми обстоятельствами. Во-первых, изменения во всех сферах общественной жизни совершаются столь быстро, что человеку не представляется возможным предвидеть, каким же будет мир и его страна даже в ближайшие 20 лет. Во-вторых, общество становится настолько разнообразным, что создает все возрастающие трудности при определении человеком своего выбора. В-третьих, значительно увеличивается социально-политическая мобильность как географическая так и вертикальная. Например, ребенок (юноша), социализированный в одной общественной среде, может оказаться (и действительно оказывается) в совершенно ином социально-политическом окружении, будучи взрослым. В-четвертых, институты (учреждения), ответственные за политическую социализацию детей и юношей (семья, школа), являются более специализированными в других областях знаний и в то же время более ограниченными в своих знаниях о политической жизни, чем те, которые осуществляют политическую социализацию в период взрослости (например, политические партии).

В качестве средства социализации выступают социальные нормы. В самом общем виде действие социальных норм состоит: а) в установлении типов (образцов) общественно значимого поведения; б) в установлении границ, в пределах которых индивидуальное поведение служит осуществлению целей общества, а за пределами которых – противоречит им. Социальные нормы в качестве средства социализации не имеют и не могут иметь собственных функций.

Социальная норма может служить в качестве одного из удобных измерителей социализированности. Например, путем сравнения соответствия реального поведения индивида, занимающего определенную социальную позицию, требованиям социальных норм. Мы получаем возможность судить в определенной степени и об успешности социализации в отношении конкретного человека.

В политической социализации индивида существенную роль играют нормы права, это связано с тем, что право [c.720] опосредует важнейшие экономические, и моральные отношения, направляя их развитие и совершенствование в соответствии с объективными закономерностями функционирования общества. Оказывая воздействие на общественные отношения, нормы права тем самым в определенной мере предопределяют весь процесс социализации.

Далее нормы права оказывают на каждого гражданина и более непосредственное воздействие. Они определяют меру возможного поведения человека, предоставляя гражданам свободу творческой деятельности, возможность удовлетворения личных потребностей и интересов, гарантируют участие личности в формировании самих условий своей жизнедеятельности путем предоставления возможности включения ее в сложившуюся систему общественных отношений. Вместе с тем правовые нормы устанавливают одновременно меру обязательного поведения, которую каждый гражданин должен соблюдать для обеспечения нормального функционирования общества и каждого его члена. Совокупность основных прав и обязанностей закрепляется в конституции государства.

Непосредственное воздействие норм права на социализацию индивида происходит в различных формах: путем установления правового статуса личности, путем наделения кругом конкретных, субъективных прав и юридических обязанностей участников правоотношений и путем привлечения к юридической ответственности лиц, нарушающих правопорядок.

Огромную роль в политической социализации играют средства массовой информации. Они способны воздействовать на максимальное число людей в кратчайший промежуток времени.

Реализацию политической социализации в действиях, поступках и помыслах человека можно представить следующим образом: интерес к политической информации, реализуемый в поиске этой информации и потреблении ее; привычка к политическим оценкам происходящего в мире, стране, ближайшем окружении, требующие широты политического кругозора; потребность в систематизированных политических знаниях, реализуемые в образовании и самообразовании; стремление проникнуть в суть происходящих в мире политических процессов, восприятие этого как собственных исканий смысла жизни, своего [c.721] места в реальном политическом многообразии мира; стремление и умение защищать свою политическую гражданскую позицию.

Поскольку социализация предполагает известную “адаптацию” к изменившимся условиям жизни человека то: 1) процесс политической социализации протекает непрерывно на протяжении всей жизни индивидуума. По мере накопления социального опыта, происходит постоянное видоизменение или упрочение жизненных позиций индивидуума; 2) политическая социализация может принимать форму явной или скрытой передачи опыта. Она явная, если включает непосредственную передачу информации, чувств или ценностей в отношении объектов политики. Так, общественные дисциплины в школе и ВУЗах – пример явной политической социализации. Скрытая политическая социализация – это передача неполитических установок, которые влияют на отношение и подходы к соответствующим объектам и ролевым функциям в политической системе. [c.722]

2. Содержание и механизм политической социализации военнослужащих российского государства

Необходимо иметь в виду, что те проблемы политической социализации, которые были рассмотрены ранее, характерны в основном для стабильного общества – общества со сложившимися экономическим укладом, стабильной политической системой, зрелой и развитой социальной структурой и гражданским обществом, прочной государственностью. О государственности следует заметить особо, ибо упрощенным является взгляд на нее как форму правления или тип политического режима. Государственность – это прежде всего система общественного порядка, совокупность базовых общественных устоев. Прочная государственность характерна как для развитых демократических обществ, так и для тоталитарного общества. Нормальных [c.722] людей, как пишет С.Хантингтон, интересует больше всего не форма правления, а степень управляемости, способность управляемых навести порядок при любом повороте событий. Одним из важнейших показателей прочности государственности является статус и престиж армии в обществе, отношение общества к военнослужащим как к своим защитникам.

Кризис и ослабление государственности – неизбежное условие перехода от одного общественного строя к другому. Но формы проявления этого кризиса могут быть различными – от военно-конфликтного варианта в Югославии до мягко-эволюционного варианта в Венгрии и Китае. Ныне считается, что современной России, находящейся в условиях перехода к новому общественному строю, удалось избежать крайних форм социальных катастроф и полномасштабной гражданской войны. Разумеется, из этого не следует, что с затянувшимся кризисом следует мириться, что в процессе перехода не было допущено просчетов и ошибок.

На Западе подавляющее большинство ученых и политиков считают, что бывшие Советские Вооруженные Силы являлись самой политизированной армией в мире. Однако советские военнослужащие были закомплексованы на социалистических идеалах не более того, чем американские на своем образе жизни. И несмотря на мощь пропагандистской машины США, стандарты их образа жизни и стиля поведения не являются образцовыми для всего остального мира. Да и не могут ими никогда являться. Как и стандарты образа жизни других государств и народов. Если политическая система искренне разделяется людьми, то она порочна, стабильна и надежна и является основой общественного порядка. В такой системе срабатывают механизм и особенности политической социализации, о которых говорилось ранее.

Нынешнее российское общество находится на этапе становления новой формы государственности, то есть на стадии перехода от старой формы государственности к новой. Это значит, что в обществе идет смена не только экономического уклада жизни, но и социально-политической системы, политического режима, гражданских начал, ментальных основ жизнедеятельности людей. Иными словами, идет процесс социальной переплавки [c.723] устаревших ценностей и становление новых фундаментальных ценностей, без восприятия которых общество не впишется в фарватер развития современной цивилизации. Как специфическая социально-профессиональная общность – военнослужащие поставлены в те же условия, в которых находятся и другие социальные слои и группы. Но у них “свои” особенности и механизм политической социализации.

Что же характерно для современного состояния политической социализации военнослужащих российского государства? Какие тенденции преобладают в этом процессе?

Первое. Первоначальный этап становления российской государственности привел к возникновению крайней формы политической социализации военных – политизации кадровых военнослужащих, политизации общественного мнения в воинских коллективах. В основе этого процесса лежит закономерная реакция военных кадров на радикальное изменение их социального и государственного статуса, на неспособность государства компенсировать падение социального статуса в условиях либерализации экономики и изменения политических основ. Характерно, что как бывшие военные, так и кадровые военнослужащие не остались в стороне от политических баталий, но резко и активно проявили политические пристрастия. Доказательство этому – высокий процент военнослужащих в Государственной думе, активное участие генералитета в современной предвыборной кампании. Нынешнее военное ведомство не просто ожидает выборов, но активно к ним готовится. Количественное преобладание военных наблюдается в организациях и движениях национально-патриотической направленности, и это вполне объяснимо – офицеры ныне составляют единственную группу, в которой “образ государства и державы сохранил черты конкретности” (2).

Второе. Совпадение социально-экономических и военно-реформистских преобразований обусловило необходимость коренного изменения самого механизма политической социализации военнослужащих. Начался переход к армии правового государства.

Представляется важным, что в этом процессе предстоит преодолеть одну порочную в прошлом для общества тенденцию – перейти от армии, бывшей на службе у политического режима, к армии, находящейся на [c.724] службе у государства и Отечества. Именно в этих целях отношение военнослужащих к политике должно регулироваться конституционно-правовыми, государственными нормами и правилами. Основными условиями перехода к армии правового государства могли бы стать: ослабление радикализма в сфере собственно военных преобразований (продуманность сокращения, нефорсированные выводы войск с других территорий, гарантированная контрактность военной службы и т.п.); прекращение степени падения жизненного уровня военнослужащих; ограничение политического участия военнослужащих созданием условий, стимулирующих их политическую нейтральность; качественная переориентация политического образования и просвещения; структурно-содержательная переподготовка воспитательных органов, изменение их отношений с органами военного управления и другие.

Ныне с большой точностью нельзя сказать, каков будет политический облик будущей российской армии, но то, что это будет совершенно новый облик для воинов и россиян институт политической и гражданской социализации – это точно. Принципиальным здесь является способность армии быть институтом не только политической, но и гражданской социализации – такая тенденция характерна для армий современных демократических государств.

Третье. В системе мотивов политической социализации военнослужащих российской армии пока преобладают не профессиональные и нравственные мотивы, а материальные и собственно политические. В этом и состоит основная причина политизации воинских отношений и их коммерциализации. Государственно-патриотические ценности пока еще не стали господствующими в сознании военных кадров. Не достигает своего эффекта и чрезмерная культивация религиозных мотивов и канонов как регуляторов поведения военнослужащих. В целом же в настоящее время мы имеем дело с несоответствием мотивов военно-профессиональной деятельности назначению армии в обществе и государстве. Отсюда – слабость гражданской социализации и усиление социализации политической, а в конечном счете – падение у многих интереса к военной службе и военной профессии как таковой. [c.725]

Следует отметить, что интерес военнослужащих к деятельности политических партий ныне упал в сравнении с временем, когда КПСС разделилась на три платформы и когда продолжали еще действовать политорганы и партийные организации. Однако продолжает существовать тенденция организационного оформления политической активности военных – движение “Военные за демократию”, Союз офицеров, ветеранские организации и т.д. Их политическое влияние на современную армию России не столь масштабно, но и не столь слабо.

Постепенное развитие профессиональных и нравственных мотивов как приоритетных источников политической социализации станет параметром и показателем социального благополучия военнослужащих, причиной их умеренного, а в большинстве нейтрального отношения к многопартийному политическому спектру и к политике как таковой. Это и характерно для современных профессиональных армий, военнослужащие которых не нуждаются в политических средствах реализации своих интересов.

Четвертое. Мировой опыт преодоления тоталитарных режимов свидетельствует о том, что в процессе перехода к демократическому режиму и на этапе становления новой государственности закономерным является приоритет внутриполитических задач перед внешнеполитическими, существование внутренних источников военной опасности. Это значит, что внутриполитические противоречия могут разрешаться с использованием военной силы в случаях, оговоренных в Концепции национальной безопасности и Военной доктрине государства. Такие случаи предусмотрены, в частности, и в Основных положениях военной доктрины Российской Федерации. Первый опыт преодоления таких проблем поставили события в Чечне. Возникает вопрос: должны ли готовиться Вооруженные Силы к реализации военно-доктринальных положений о внутренних источниках военной опасности? Если должны, то тогда неизбежно решение вопроса об усилении политического воспитания, просвещения и информирования военнослужащих. Иными словами, нейтрализация военными средствами внутренних источников опасности требует либо внесения существенных корректив в имеющийся механизм политической социализации военных, либо создания собственного [c.726] механизма под задачи конкретной военно-политической ситуации.

Ныне этот вопрос является дискуссионным, но как показывают практические события – далеко не риторическим. И чем конфликтнее общество, тем настоятельнее его придется разрешать.

Как показывает конкретный военно-политический опыт, в том числе и отечественный, в чрезвычайных военно-политических ситуациях внутригосударственного значения обостряется проблема политического выбора военнослужащих под воздействием различных политических сил, идеологических течений, средств массовой информации, отдельных политических лидеров и т.п.

Пятое. Чем больше в обществе и армии объективных и субъективных условий, являющихся причиной политизации и идеологизации военнослужащих, тем острее потребность в высокой политологической подготовке военных кадров всех эшелонов. На основе отечественного военно-политического опыта мы давно должны осознать и принять к действию правило – лучшее средство деполитизации военнослужащих – их глубокие политологические знания, развитая политическая воля, подлинное политическое чутье и т.п.

В системе политологического образования вузов, общественно-государственной подготовки всех категорий военнослужащих, политического просвещения и информирования необходим тот уровень профессионализма, который соответствует глубине и масштабу политических задач, стоящих перед обществом и Вооруженными Силами. По-видимому, такие задачи, как связь с общественными организациями, политическое информирование офицерского состава, общественно-государственная подготовка офицеров и служащих и многие другие могут быть выполнены лишь профессиональными политологами.

Таковы особенности механизма и процесса политической социализации военнослужащих российской армии, обусловленные современными обстоятельствами развития общества, государства и личности.

Таким образом политическая социализация личности – важнейшее средство овладения политической культурой общества, фактор преемственности его поколений и источник социальной стабильности. Вводя параметры политики и политической культуры общества во внутренний [c.727] мир личности, она обеспечивает предсказуемое политическое поведение граждан и сохранение политической целостности всей нации. [c.728]

Глава XLII.

Основные понятия: социализация, политическая социализация.

Вопросы для размышления и самопроверки, учебные задания:

1. Назовите основные подходы к содержанию политической социализации, определите сущность этого явления и понятия.

2. Каковы основные задачи политической социализации?

3. В чем заключается взаимодействие социализации и политической культуры?

4. Объясните, почему принято выделять первичный и вторичный этапы политической социализации личности? Каковы механизмы политической социализации?

5. Сформулируйте особенности индивидуального и общественного уровней политической социализации.

Литература:

1. Человек и общество. Проблемы социализации индивида. Ученые записки ЛГУ. 1971. Вып. IX. 2. Либеральные ценности в сознании россиян. – Полис. 1994. № 1. С. 81. 3. Политическая социализация как категория политологии // Философия политики. М., 1993. Кн. IV. Рук. авт. колл. д.ф.н., проф. Бессонов Б.Н. 4. Поликарпов В.С. История нравов России. Восток или Запад. Ростов-на-Дону, 1995. [c.728]




Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 |

Оцените книгу: 1 2 3 4 5

Добавление комментария: