Название: Глобализация: политические аспекты - Сирота Н. М.

Жанр: Экономика

Рейтинг:

Просмотров: 1343

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 |




6. ВОЙНА В КОНТЕКСТЕ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Глобализация воздействует на военно-политическую ситуацию в мире и развитие военного дела, которое и в ХХI столетии не утрачи- вает своего значения в жизни человечества, оставаясь одной  из ос- новных сфер деятельности подавляющего большинства государств. Сотни  миллиардов долларов расходуются на военные нужды, по- скольку фактор военной силы занимает важное место в системе меж- государственных отношений.

В условиях глобализации видоизменяется сама сущность войны как социального явления. Она нередко перестает быть рациональ- ным  средством достижения политических и экономических целей вследствие разрушительной силы современных видов оружия.

К войнам ближайших десятилетий не всегда будет применима тра-

диционная типологизация по политическому содержанию (справед- ливые и несправедливые) и используемым военно-техническим сред- ствам (с применением обычных вооружений или оружия массового уничтожения). Различие между справедливыми и несправедливыми войнами все труднее поддается объективному анализу. Грань же меж- ду видами вооружений достаточно условна, поскольку современные высокотехнологичные вооружения по причиняемому урону сопоста- вимы с оружием массового уничтожения.

После  окончания холодной войны вооруженные конфликты по-

рождались не стремлением к территориальным захватам, а перепле- тением этнических, религиозных и идеологических факторов, поли- тическими амбициями элит и лидеров. Они велись в основном внутри государств, унесли жизни миллионов людей и вызвали потоки бе- женцев.

Активные боевые действия проходили на территории Индии, Шри

Ланки, Афганистана, Ближнего Востока, более полутора десятков африканских государств (Ангола, Эфиопия, Сомали, Уганда и др.). Наряду со старыми очагами конфликтов, возникли новые – на про- странстве бывшего СССР и Югославии. Военные конфликты стали одним из важнейших факторов политической нестабильности в мире.

В условиях общепризнанного военного превосходства Соединен-

ных Штатов можно констатировать существенное снижение вероят- ности применения военной силы в межгосударственных отношениях без учета позиции единственной сверхдержавы. В настоящее время Соединенные Штаты являются  ключевым регулятором внешне- политических процессов.

Представляется, что в ближайшие десятилетия наиболее вероят-

ны следующие разновидности войн, как классических, так и нового типа.

Во-первых, войны самих Соединенных Штатов, возглавляемых ими коалиций или их союзников, против слаборазвитых государств с целью: а) обеспечения экономических интересов Запада и прежде всего контроля над энергетическими ресурсами; б) устранения режи- мов, чей политический курс не вписывается в стратегию Запада, спо- собствует усилению террористической угрозы или распространению оружия массового уничтожения.

Во-вторых, межгосударственные войны, вызываемые региональ- ными противоречиями, конфессиональным соперничеством, борьбой за контроль над природными ресурсами, необходимыми для жизне- обеспечения. К этой категории могут быть отнесены реальные и по- тенциальные вооруженные конфликты на Ближнем Востоке, Кавка- зе, Балканах и в других регионах.

В-третьих, внутригосударственные войны, в том числе граждан- ские, вызываемые обострением социальных противоречий, этнокон- фессиональными факторами.

В-четвертых, в целях сохранения и восстановления территори- альной целостности государств (Китай, Индия).

В-пятых, «гуманитарные интервенции», осуществляемые с целью или под предлогом защиты демократии и обеспечения прав человека.

В ближайшие 10–15 лет проблемы военного характера на Евра- зийском континенте могут возникнуть в случае резкого обострения американо-китайских противоречий, вызванного, например, попыт- кой Китая силовым путем решить тайваньскую проблему, из-за внут- ренних неурядиц в Российской Федерации и ее дезинтеграции, деста- билизации внутриполитической ситуации в Средней Азии.

Антиправительственная деятельность экстремистов в Централь- но-Азиатском регионе, возможно, потребует военного вмешательства развитых государств с целью предотвратить возникновение нового центра воинствующего фундаментализма и экстремизма. В этом слу- чае применение вооруженных сил не носило бы характера классиче- ской войны и, скорее, представляло бы собой противоповстанческую операцию против иррегулярных формирований приверженцев вах- хабизма, использующих в основном партизанские методы борьбы с элементами террористических действий.

В условиях однополярности наибольшая опасность дестабилиза- ции международных отношений, видимо, связана с возможностью распространения внутригосударственных вооруженных конфликтов в слаборазвитых странах на межгосударственные отношения. В то же время потенциальные войны между государствами могут успеш- но предотвращаться дипломатическими усилиями ведущих мировых

держав на стадии, предшествующей классическим боевым действи- ям. Внутригосударственные конфликты, способные принимать фор- му гражданских войн, менее поддаются воздействию извне, посколь- ку порождаются комплексом внутренних социально-экономических и политических причин.

Войны в традиционном понимании маловероятны в Европе, где

доминируют государства с демократическими режимами, в большин- стве стран бывшего социалистического содружества взят курс на по- строение демократического общества, а в рамках Европейского Со- юза действуют эффективные механизмы экономической интеграции и разрешения межгосударственных противоречий.

Усиление взаимозависимости государств, вызываемое глобализа-

цией производства и финансов, само по себе отнюдь не служит гаран- тией стабильности международных отношений. Более того, взаимо- зависимость таит  в себе потенциальную опасность всеобщей деста- билизации в случае возникновения серьезных внутриполитических или  социально-экономических проблем в одной  из системообразу- ющих стран. Особенно катастрофические последствия для всей сис- темы межгосударственных отношений имел бы внутренний кризис в США, порожденный обострением социально-экономических и меж- этнических проблем.

В условиях доминирования единственной сверхдержавы, облада-

ющей  неоспоримым военным превосходством, для  подавляющего большинства государств война как продолжение политики становит- ся возможной в том случае, если  она вписывается в американский

«сценарий» мирового развития или непосредственно не затрагивает интересы США.

Контроль над природными ресурсами, прежде всего энергетичес- кими и водными, сегодня становится одной из главных причин воен- ных конфликтов. В осуществлении военной акции против Ирака ад- министрация США исходила не столько из опасений относительно связей багдадского режима с террористическими организациями или исследований в области оружия массового уничтожения, сколько из намерения поставить под контроль иракскую нефть. По признанию первых лиц  американской администрации, «доступ в Персидский залив с его колоссальными запасами нефти имел исключительно важ- ное значение для экономики и безопасности Соединенных Штатов» 1.

Глобальное обострение ситуации с нефтедобычей может привести к возобновлению конфликтов из-за богатейших пластов нефти и газа в шельфовой зоне  архипелага Спратли, расположенного в Южно-

1  Буш Дж., Скоукрофт Б. Мир  стал  другим. М.,  2004. С. 273.

Китайском море. Объявление КНР и Вьетнамом этого  архипелага своим приводило к вооруженным столкновениям между государства- ми. На часть  островов претендуют также Малайзия, Тайвань, Бру- ней и Филиппины.

Фактор наличия пресной воды уже сегодня играет важную роль на

Ближнем Востоке в отношениях между Израилем, Иорданией и Си- рией, которые делят воды реки Иордан. В результате строительства Турцией дамб в верховьях Ефрата не только сократится количество воды, получаемой Сирией, но и произойдет ее загрязнение из-за про- хождения через  ирригационные системы Турции. Нехватка воды, чреватая сокращением сельхозугодий и экологической катастрофой в городах, может вынудить то или иное правительство к применению военной силы.

Объектом потенциального конфликта могут быть воды Голубого Нила, в использовании которых заинтересованы прежде всего Су- дан, Египет и Эфиопия. Последняя контролирует верховья Нила и, в связи с быстрым ростом населения, намерена существенно увеличить водозабор и развернуть строительство ГЭС, что вызывает естествен- ную озабоченность в Египте. Эксперты полагают, что в среднесроч- ной перспективе Египет может применить против Эфиопии военную силу.

Несмотря на растущую значимость экономических мотивов, при

использовании военной силы важную роль в вопросах войны и мира продолжает играть идеологический фактор. Стремление способство- вать внедрению той или иной мировоззренческой системы может вы- ступать если  не причиной, то, по крайней мере, фактором, способ- ствующим принятию решения о начале войны. Влиятельные круги в США, вдохновленные победой над социализмом, привержены идее

«экспорта либерализма и демократии» и реализуют ее в регионе Ближ- него и Среднего Востока. На этой идее основываются гуманитарные интервенции в обход решений ООН.

Многовековой опыт свидетельствует о бесперспективности попы- ток распространения тех или иных идеологий и общественных сис- тем, сколь бы привлекательными и прогрессивными с точки зрения их адептов они ни были. Это вызывает сопротивление народов, дви- жимых стремлением сохранить свою самобытность, и, в конечном счете, отторжение чуждых идей и форм общественного устройства. Демократия должна утверждаться в каждой стране на собственной национальной почве и на правовой основе.

Развитие военно-политической ситуации в мире во многом будет зависеть от политики США, которые де-факто превратились в госу- дарство имперского типа, располагающее огромными возможностя-

ми влияния на содержание международных отношений, исходя из своих национальных интересов. Готовности Соединенных Штатов к использованию любых средств и методов сохранения лидерства, вклю- чая военно-силовые, способствует нынешнее соотношение военных потенциалов основных субъектов мировой политики. Налицо возра- стание разрыва в уровнях военных возможностей США и остального мира. Увеличивается военно-технологический отрыв США даже от большинства своих союзников. Вооруженным силам последних, как показывают совместные военные акции западных стран, становится все сложнее взаимодействовать с американской армией из-за разни- цы в техническом уровне.

В обозримом будущем вооруженные силы США будут оставаться вне конкуренции, что предоставит американской элите свободу вы- бора стратегии и возможность монополизации права на насилие за пределами своей  страны. Несопоставимость военных потенциалов подавляющего большинства государств с американским потенциа- лом серьезно ограничивает их возможности в качестве самостоятель- ных внешнеполитических игроков.

В ближайшие годы у многих государств не появится возможность оказывать вооруженным силам США успешное сопротивление (преж- де всего из-за усиливающегося американского военного превосход- ства). Вместе с тем решение чисто военных задач автоматически не ведет к достижению Соединенными Штатами политических целей войны, что подтверждают события в Ираке.

В целом для американской военной стратегии не характерна став- ка на непосредственные вооруженные столкновения для достижения победы. Соединенные Штаты стремятся по возможности избегать военных действий с использованием сухопутных сил, предпочитая стратегию «непрямых войн» – комплексного использования мето- дов экономического и информационного воздействия на противника в сочетании с операциями спецслужб, военными угрозами и демонст- рациями силы. Осуществляя эскалацию конфликта, американцы стараются не доводить дело до боевых действий, особенно операций сухопутных войск. В той же военной кампании 1999 г. против Юго- славии американское руководство предпочло добиваться капитуля- ции сербов без широкомасштабного наземного наступления.

Став  государством имперского типа, доминирующим в между- народных отношениях, в том числе в военно-политическом плане, Соединенные Штаты вносят изменения в конфигурацию своего воен- ного присутствия за рубежом. Не встречая сколько-нибудь серьезно- го противостояния со стороны потенциальных геополитических кон- курентов, они проводят курс на обеспечение военного присутствия во

всех политически и экономически важных районах мира, стремясь обрести способность оперативно реагировать на любую ситуацию.

После  окончания холодной войны США,  помимо геополитиче- ских соображений (закрепление в Евразии), руководствуются стрем- лением использовать доминирующее положение в мире для обеспече- ния беспрепятственного доступа к нефтегазовым ресурсам Централь- ной Азии, Каспийского региона, Среднего и Ближнего Востока, кон- троля над маршрутами их транспортировки. Поскольку в каждом из этих районов сталкиваются интересы многих государств и положе- ние нестабильно, они могут  стать  зонами потенциальных военных конфликтов с участием США.

Осуществление гегемонистской глобальной стратегии в перспек- тиве чревато опасностью истощения их экономической мощи, а сле- довательно, и существенного сокращения военного потенциала. Но в обозримой перспективе вооруженные силы США будут представ- лять собой действенный инструмент политики своего государства, способный эффективно решать военно-политические задачи в любом регионе планеты.

В сложившейся ситуации России необходим трезвый учет  гео- политических реалий и собственных возможностей. Существующее соотношение численности населения (3 % мировой), объема ВВП (по- рядка 1,5 % мирового), территории (13 % территории Земли) и на- личия природных ресурсов (примерно 40 % мировых) представляет несомненную угрозу для страны ввиду неизбежности обострения борь- бы за ресурсы 1. Партнерские и союзнические отношения с ведущими державами Запада, близкими России по культурно-цивилизацион- ным  признакам, являются наиболее разумным путем решения ее внешнеполитических проблем и сохранения территориальной цело- стности страны.

Реализации такой стратегии благоприятствует зреющее в амери- канской элите осознание ограниченности возможностей Соединен- ных Штатов воздействовать на мировые процессы и в одиночку про- тивостоять вызовам глобализирующегося мира. Патриарх американ- ской  международно-политической науки Зб.  Бжезинский в книге

«Выбор: мировое господство или  глобальное лидерство» (2004) ха- рактеризует мировые реалии как эпоху небезопасности и один из спо- собов нейтрализации угроз Соединенным Штатам видит в сотрудни- честве с другими странами, использовании их заинтересованности для поддержания международной стабильности.

1   См.:  США  – Канада: экономика, политика, культура. 2006. № 7.  С. 107

Под влиянием глобализации и научно-технической революции изменится характер будущих войн, трансформируются привычные представления о них. Возможность нанесения ударов с больших рас- стояний по группировкам и объектам государственного управления изменит принципы ведения военных действий и позволит отказать- ся от ряда традиционных форм вооруженной борьбы.

Во-первых, уже в недалеком будущем цели войн и вооруженных конфликтов будут  заключаться не столько в захвате и удержании территории противника, сколько в подрыве его оборонного и эконо- мического потенциала, внесении хаоса в управление страной, вну- шении отчаяния и безысходности войскам и населению противника. Только после этого станут возможными наступательные наземные операции.

Борьба за территории уступает место соперничеству за контроль над важными объектами мировой экономики. Победа, достигнутая путем полного разрушения промышленного потенциала противни- ка, теряет привлекательность.

Во-вторых, происходит размывание граней между миром и вой-

ной как двумя состояниями общества. При подготовке современной войны информационное противоборство становится ее первой стади- ей, когда решаются задачи достижения превосходства над объектом предстоящего нападения. Этому  благоприятствует формирование глобального медиа-пространства, открывающего качественно новые возможности для ослабления готовности противника к сопротивле- нию, завоевания на свою сторону симпатий мировой общественнос- ти,  психологической подготовки своего  населения к предстоящей военной кампании. Информационное обеспечение военного нападе- ния может продолжаться от нескольких недель до многих месяцев.

В-третьих, войны нового поколения будут бесконтактными, с при- менением высокотехнологичных систем вооружений и без ведения широкомасштабных наземных боевых действий. Это позволит ми- нимизировать людские потери, которые крайне болезненно воспри- нимаются обществом и могут вызывать внутриполитические кризи- сы.  Преимущества бесконтактной войны продемонстрированы во- оруженными силами Соединенных Штатов в Персидском заливе, Югославии и Афганистане.

Массированное применение высокоточного оружия (беспилотные самолеты, крылатые ракеты) позволяет максимально ослаблять про- тивника еще до начала наземных операций и делает возможной побе- ду без оккупации его территории.

Изменится характер и наземных операций. Боевые действия в них

будут рассредоточены по глубине и вестись без образования сплош-

ных фронтов. Широкое применение в этих действиях найдут мобиль- ные войска.

Системообразующим компонентом войн нового поколения стано- вится космос. В нем будут находиться обеспечивающие системы, и из него будут наноситься высокоточные удары по объектам на Земле.

Можно прогнозировать скоротечность протекания бесконтактных войн с применением высокоточного оружия, поскольку исчезает не- обходимость широкомасштабных наземных операций с участием крупных контингентов сухопутных войск.

Кроме того, существует вероятность применения ядерного оружия, прежде всего малой мощности. В настоящее время ядерное оружие рассматривается как практически применимое, мощное и эффектив- ное средство ведения победоносных войн. В военные доктрины США и России включены положения о возможности при определенных ус- ловиях применения ядерного оружия первыми, причем как на стра- тегическом, так и на тактическом уровнях.

В начале ХХI в. во взглядах военно-политического руководства США на роль ядерного оружия отчетливо проявляются две взаимо- связанные тенденции: с одной стороны, постепенное стирание грани- цы между стратегическим и тактическим оружием, а с другой – стрем- ление снизить порог применения ядерного оружия 1, особенно в ло- кальных конфликтах.

Для России при существующем в настоящее время крайне неблаго- приятном соотношении сил на всех стратегических направлениях ядер- ное оружие остается важнейшим и наиболее эффективным средством сдерживания внешней агрессии и обеспечения безопасности.

Особенностью войн эпохи глобализации будет ассиметричность действий воюющих сторон. Невозможность противостоять армиям западных стран стимулирует остальные государства и политические акторы искать такие ответы, которые нельзя парировать чисто воен- ными средствами.

Одним из видов «ассиметричной войны» против превосходящих по боеспособности и оснащенности сил  вторжения может явиться широкое использование партизанской тактики. Например, в Афга- нистане Соединенные Штаты так  и не сумели добиться стабилиза- ции внутриполитической обстановки, несмотря на разгром главных сил талибов в конце 2001  г.

Ассиметричный ответ на массированное применение крупных вой- сковых соединений и современных вооружений может принять фор-

1   См.:  Корсаков Г. Б.  Эволюция ядерной политики США  (2001–2005 гг.)  // США  –  Канада: экономика, политика, культура. 2006. №  6.

му широкомасштабных действий террористического характера, по- добных тем,  которые произошли 11 сентября 2001  г. Возможно пе- реплетение повстанческих действий иррегулярных  вооруженных формирований с организацией террористических актов, как это про- исходит в Ираке.

Оружием «ассиметричной войны» считаются компьютерные тех-

нологии, способные нарушить функционирование систем обеспече- ния жизнедеятельности противника.

В связи с тем, что на подготовку к ведению войн нового поколения у многих ядерных государств еще долго не будет средств, прогнозиру- емо их стремление модернизировать ядерный арсенал. Неравенство военных возможностей стимулирует появление новых ядерных госу- дарств. В результате возрастет угроза применения оружия массового уничтожения.

Действующие в настоящее время международные договоры и со- глашения заключены с учетом наличия у государств оружия преды- дущих поколений. Отсутствуют договоры и соглашения, связанные с применением высокоточного оружия и ведением бесконтактных войн. Использование этого оружия может разрушить существующую договорную базу в сфере ограничения вооружений и разоружения. Поэтому мировому сообществу предстоит создать договорную базу для глобального контроля процессов, вызванных очередной револю- цией в военном деле.

Для  понимания природы современных войн  необходим учет  не только причин и условий их возникновения, характера протекания, но и блокирующих факторов. Ими являются прежде всего стремле- ние мирового сообщества уберечь себя от самоуничтожения, форми- рование единого, взаимосвязанного и взаимозависимого мира, утвер- ждение в общественном сознании приоритета общечеловеческих цен- ностей по  отношению к ценностям классовым, групповым и национальным.

В условиях глобализации одна из первостепенных задач мирового сообщества – предотвращение конфронтационности и проявлений силовой политики. Этой цели служит разработанная ООН в 90-х го- дах миротворческая концепция перехода от современной культуры войны к культуре мира и согласия.

Согласно документам ООН и ЮНЕСКО, культура войны основы-

вается на недоверии, подозрительности, нетерпимости и неспособно- сти взаимодействовать с другими людьми, а культура мира и ненаси- лия должна определяться принципами гуманизма, демократии, толерантности, сотрудничества и диалога. Эта новая культура необ- ходима как для отдельных граждан, так и для сообществ и государств.

Методологически ключевое положение концепции «культуры мира» состоит в том, что мир – это динамичный процесс устранения причин конфликтов, разоружения и военной конверсии, воспитания людей в духе диалога, утверждения принципов демократии, формирования социально ориентированного общества, в центре которого находится человек. В концепции «культуры мира» акцентируется необходимость не столько вмешательства в уже развернувшиеся конфликты и осуще- ствления миротворчества, сколько предотвращения насилия. Реали- зация этой концепции возможна при условии органического сочета- ния универсальных прав человека, демократии, социальной справед- ливости с самобытным опытом и традициями каждого народа.

Одна из наиболее сложных задач в формировании культуры мира – ее укоренение в сознании людей. Для этого предусматривается вос- питание на индивидуальном уровне навыков диалога, посредниче- ства  в урегулировании конфликтов, формирования консенсуса. Преобразование ценностей, взглядов и форм поведения должно соче- таться с мерами дипломатического характера, разоружением и кон- версией, преодолением бедности и более справедливым распределе- нием благосостояния и знаний.

Углублению миротворческого процесса способствовало бы обнов- ление и развитие правовой базы международных отношений по следу- ющим проблемам: определение четких критериев применения силы; взаимодействие в профилактике, предупреждении и урегулировании международных конфликтов; сочетание юридических, экономических и моральных санкций к нарушениям права; разработка юридических параметров «гуманитарной катастрофы»; взаимодействие основных принципов международного права (уважение прав и свобод человека и невмешательство во внутренние дела государства; право  народов на самоопределение и территориальную целостность и др.).

Контрольные вопросы

1. В чем проявляется видоизменение сущности войны как соци- ального явления?

2. Какие разновидности войн  наиболее вероятны в ближайшие десятилетия?

3. Раскройте роль экономических и идеологических факторов как побудительных мотивов к войнам эпохи глобализации.

4. Охарактеризуйте цели военной стратегии Соединенных Шта- тов в современных условиях.

5. Какие перемены в облике и способах ведения военных действий возможны в ближайшие десятилетия?

6. Раскройте содержание концепции «культуры мира».

Рекомендуемая литература

Каверин В. Терроризм и война: общее  и различия // Власть.

2002. № 5.

Капто А. От культуры войны к культуре мира. М., 2002.

Конышев В. Н. Война как средство политики: современные амери- канские подходы // Общественные науки и современность. 2004. № 5.

Попов И. Войны будущего (обзор взглядов военных специалистов

США) // Власть. 2001. № 6.

Сличенко В. И. Войны шестого поколения: оружие и военное ис- кусство будущего. М., 2002.

Фененко А. Войны шестого поколения // Международная жизнь.

2004. № 2.




Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 |

Оцените книгу: 1 2 3 4 5

Добавление комментария: