Название: Глобализация: политические аспекты - Сирота Н. М.

Жанр: Экономика

Рейтинг:

Просмотров: 1191

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 |




5. ГЛОБАЛЬНЫЙ МИРОПОРЯДОК

В условиях глобализации возрастает потребность в новом поли- тическом устройстве мира, удовлетворяющем характеру и масштабу проблем, встающих перед человечеством. Поэтому принципиальное значение приобретает уяснение параметров складывающегося миро- порядка, состава и функций главных акторов мировой политики, характера взаимодействия между ними.

Под  мировым порядком понимается совокупность принципов, норм и институтов, регулирующих поведение субъектов мировой по- литики (прежде всего государств) и обеспечивающих международ- ную стабильность. Устройство международных отношений опреде- ляет форму организации, протекания и воспроизводства политиче- ского процесса.

В связи с расширением круга участников международных отно- шений, усилением взаимозависимости мира, стимулируемым науч- но-техническим прогрессом и обострением глобальных проблем, все более широкое распространение получает термин «глобальный ми- ровой порядок».

Мировой порядок сочетает в себе элементы устойчивости, стабиль-

ности, т. е. собственно порядка и переходности как накопления пред- посылок для  продвижения к более  высоким формам организации международных отношений, соответствующих усложняющейся об- щественной жизни. Исторически начало очередного мирового поряд- ка было связано либо с итогами войн и следовавшими за ними внут- ренними переменами в ведущих странах, либо с распадом некоторых крупных государств. Как следствие, в сравнении с предшествующим миропорядком, менялись состав  наиболее влиятельных субъектов международных отношений и конфигурация связей между ними.

В ХIХ–ХХ вв. организация международных отношений осуще- ствлялась в рамках последовательно сменявших друг друга мировых порядков:

– Венского (в чистом виде в 1815–1825 гг., а с учетом попыток его восстановить – до создания Германской империи в 1871 г.);

– Версальского (1918–1938);

– Ялтинско-Потсдамского (1945–1991).

Распад Ялтинско-Потсдамского миропорядка не привел к хаосу в международных отношениях, что связано с их структурированием в течение второй половины ХХ в. Окрепли позиции наиболее крупной универсальной организации – ООН – и действующих в ее рамках орга- низаций – МВФ,  МАГАТЭ, ЮНЕСКО  и др.;  возникло множество

специализированных межправительственных организаций; на всех континентах успешно функционируют региональные интеграцион- ные объединения. Существенно увеличились объемы международно- го права, масштабы его приложения и реальная роль в мировой по- литике и экономике. Подписан целый комплекс договоров и согла- шений, регулирующих процессы в международных масштабах (например, договоры о запрещении испытаний ядерного оружия и его нераспространении, Конвенция ООН по морскому праву, Конвен- ция ООН по устойчивому развитию). Действует ряд неформальных, но влиятельных и авторитетных институций, среди которых особое место занимает «большая восьмерка».

Важнейшим последствием завершения холодной войны стало рас- ширение демократического пространства в международных отноше- ниях. Это позволяет придать позитивное содержание процессу их дальнейшей трансформации, ограничить возможности применения фактора силы, особенно военной.

Вместе с тем с начала 90-х годов мир живет в условиях отсутствия системообразующего объединяющего начала, каким была, например, конфронтация СССР и США в 60–80-х годах. Для современных между- народных отношений характерна невысокая степень их упорядочен- ности и управляемости. В настоящее время трудно предвидеть, будут ли события развиваться в сторону становления и укрепления нового мирового порядка или в направлении неупорядоченности и хаотиза- ции международных отношений.

Будущий миропорядок по критерию легитимности может быть формальным, т. е. закрепленным в международных актах, или не- формальным, держащимся лишь на согласии его основных участни- ков. По критерию организации (структуры) он может быть автори- тарным, олигархическим или  демократическим. В любом  случае, сложившийся глобальный миропорядок означал бы появление по- литической мироцелостности.

Для формирующейся многополярности оптимален мировой поря- док, регулируемый принципами приоритета общечеловеческих цен- ностей, равной безопасности для всех народов и государств, мирного разрешения спорных вопросов и конфликтов, уважения целостнос- ти и суверенитета государств, их невмешательства во внутренние дела друг друга. В таком миропорядке заинтересовано подавляющее боль- шинство членов мирового сообщества.

Новый мировой порядок будет утверждаться в процессе конкурен-

ции силовых потенциалов великих держав и региональных центров влияния. Эти потенциалы следует рассматривать как совокупность

компонентов «мягкой» и «жесткой» силы 1. Прочные позиции необ- ходимы не только для  соперничества, но и для  равноправного со- трудничества.

Наибольшее влияние на глобальные геополитические процессы, очевидно, окажут Соединенные Штаты, Европейский Союз и Китай. Если США и ЕС уже сейчас являются факторами мирового значения, то Китай может стать таковым в ближайшие десятилетия.

Ведущая роль в формировании основ глобального миропорядка будет принадлежать Соединенным Штатам как наиболее могуще- ственному государству, доминирующему в международных отноше- ниях. США «оторвались» от остального мира по всем показателям национальной мощи, за исключением разве что культурного потен- циала. Они стали мировым центром инноваций, располагая возмож- ностями развивать новые технологии практически на всех направле- ниях научно-технического прогресса. Запас прочности в нынешнем положении глобального доминирования США настолько велик, что в обозримом будущем не просматривается возможность быстрой эро- зии этой ситуации или угрозы со стороны конкурентов.

Соединенные Штаты будут стремиться закрепить свои позиции единственной сверхдержавы, прибегая и к силовым методам. Победо- носная война в Ираке должна была продемонстрировать способность США применять подавляющую военную мощь в любой части мира.

В долгосрочной перспективе авторитарная моноцентрическая мо- дель мироустройства не имеет будущего 2. Ни одно государство, ка-

кой  бы мощью оно ни обладало, не в состоянии справиться со всей совокупностью глобальных проблем.

Парадокс сложившейся ситуации в том,  что в противостоянии анархическим тенденциям в международных отношениях американ- скому лидерству объективно нет альтернативы. Поэтому в ближай- шие  десятилетия продвижение к демократическому миропорядку представляется маловероятным.

1  В международно-политической науке под «мягкой» силой понимается при- влекательность ценностей и идеалов, политического курса страны, под  «жест- кой» –  принуждение с использованием военных и экономических ресурсов.

2  Неизбежность трансформации однополюсного мира в многополюсный про- гнозируется ведущими западными аналитиками различных направлений. По мнению «реалиста» Ч. Капчана, «полагать, что  международный порядок мо- жет  бесконечно покоиться на  американской  гегемонии безосновательно и опас- но»  (цит. по:  Баталов Э. Я.  Мировое развитие  и  мировой порядок (анализ со- временных американских концепций). М.,  2005. С. 161). Эту же  мысль он раз- вивает в  связи с  американским  вторжением в  Ирак:  «Вашингтон вступил на путь, который может привести к закату американского величия, к закату Аме- рики» (Капхен Ч. Закат Америки: уже  скоро. М.,  2004. С. 13).

Усиливающееся воздействие на процесс становления нового миро- порядка окажут и другие реальные или  потенциальные «центры силы», особенно объединяющаяся Европа. К началу ХХI в. совокуп- ный экономический потенциал Европейского Союза вплотную при- близился к американскому и достиг высокой степени самодостаточ- ности. Он дает Европейскому Союзу немалую свободу маневра в отно- шениях с Соединенными Штатами, что наглядно проявилось в связи с иракским кризисом.

Соединенные Штаты, очевидно, и впредь будут играть существен- ную роль в формировании баланса сил внутри Евросоюза. Многие его члены заинтересованы в сохранении американского присутствия в Европе. Великобритания видит в отношениях с Соединенными Шта- тами свой основной внешнеполитический  ресурс, а малые страны Европы заинтересованы в них  как в противовесе доминированию крупных европейских держав.

Объединенная Европе уступает Соединенным Штатам по парамет- рам «жесткой силы» (прежде всего военной), но она формирует но- вый тип влияния на внешний мира – более глубокого и всеобъемлю- щего, чем американское. Это влияние проявится в масштабе дли- тельного времени и будет носить трансформирующий характер, меняя само общество присоединившихся к ЕС государств, внедряя в прак- тику межгосударственного общения апробированные ценности и стан- дарты поведения. Средствами реализации такого влияния будут не высокотехнологичные виды  оружия, а договоры, соглашения и за- коны, обеспечивающие интеграцию пространства Евросоюза.

Выработанные европейцами демократические ценности, с одной стороны, цементируют европейское единство, а с другой – притяги- вают к интегрирующейся Европе многие государства. Укрепляются связи стран Средиземноморья и Северной Африки с европейским по- люсом. Усиливается притягательность Европы для государств пост- советского пространства. Встраивание в Европу является одним  из важнейших геополитических приоритетов России и условий ее мо- дернизации.

США и Европа придерживаются диаметрально противоположных взглядов на будущее мироустройство. Американская элита представ- ляет себе будущий мир как однополярный, в котором Европа (как, впрочем, и другие партнеры США) выполняла бы функцию обслужи- вания интересов единственной сверхдержавы. ЕС выступает за плю- ралистический миропорядок, в котором влияние США было бы урав- новешено региональными великими державами. Характер отноше- ний  между США  и Европой во многом определит архитектонику нового миропорядка.

Одним из лидеров формирующегося миропорядка потенциально является Китай с его растущим экономическим и военным потенци- алом, гигантским ресурсом населения. Последнее обстоятельство в перспективе способно обеспечить Китаю решающее воздействие на глобальные демографические и миграционные процессы.

Стране, занимающей ведущие позиции в Азиатско-Тихоокеан-

ском регионе, предстоит пройти долгий путь для достижения статуса мировой державы. Ее промышленная инфраструктура во многом ус- тарела, не ясно, сможет ли существующая политическая система адаптироваться к росту социального плюрализма и появлению мно- гочисленного среднего класса.

Главная тенденция военно-политической стратегии США в АТР –

возрастающее внимание к «китайскому фактору». Несмотря на воз- ражения части экспертного сообщества против излишней демониза- ции Китая, американское военное строительство ориентировано на его сдерживание, в котором ключевая роль отводится контролю за энергоресурсами и путями их транспортировки.

С учетом имеющихся прецедентов, можно прогнозировать попыт-

ки Запада внедрить в качестве норм международного права три но- вых регулирующих принципа – «гуманитарные интервенции», «ин- тервенции возмездия» или «пенитенциарные интервенции», «пре- вентивное вмешательство». Гуманитарные интервенции обычно аргументируются необходимостью реакции мирового сообщества на нарушения прав человека и национальных меньшинств, закреплен- ных в соответствующих международных актах. Мотивом «интервен- ций возмездия» обычно служит намерение «наказать» и одновремен- но побудить «исправиться» страну – объект вторжения. «Превен- тивные интервенции» должны осуществляться в целях «профи- лактики опасности».

Вмешательство Запада по гуманитарным мотивам имело место в Боснии (1996) и в сербском крае Косово (1999). «Интервенцией воз- мездия» была война против режима талибов в Афганистане (2001–

2002), обвинявшихся в укрывательстве главаря террористов Усамы Бен Ладена. Превентивным вмешательством является война против Ирака, поводом для которой послужили подозрения в производстве и накоплении оружия массового уничтожения. Вышеизложенные принципы не вполне легитимны и вызывают острую дискуссию в ми- ровом сообществе. Объекты полемики – правомерность, содержание и инструментарий гуманитарных акций, статус и полномочия осу- ществляющих их государств. Предстоит создать механизмы воени- зированного гуманитарного вмешательства и «принуждения к миру», своего рода силового миротворчества.

Миротворческие операции, предотвращающие и урегулирующие вооруженные конфликты, были элементом международных отноше- ний и в период холодной войны. После ее окончания появилась воз- можность перейти от обеспечения перемирия к многоплановым опе- рациям по поддержанию мира и миростроительству.

Переход к новому миропорядку будет сопровождаться возраста- нием свободы действий большинства политических акторов и неус- тойчивостью связей между ними, частыми изменениями конфигура- ции  геополитических сил.  Деструктивное влияние на  мировые процессы окажут обскурантистские и экстремистские силы, государ- ства-«изгои», готовые к применению любых средств, включая терро- ристические, в борьбе за упрочение своих позиций и расширение сфе- ры влияния. Источниками нестабильности в мировой политике мо- гут стать  так  называемые «несостоявшиеся государства», неспособные контролировать внутриполитическую ситуацию и обес- печить удовлетворение основных потребностей населения страны. Возможности существующих международных структур интегриро- вать такие государства в мировое сообщество будут весьма ограни- ченными. Все это затруднит достижение упорядоченности в между- народных отношениях.

Эффективным способом нейтрализации угрозы безопасности, ис- ходящей от государств-«изгоев» и «несостоявшихся» государств, некоторые ученые считают проведение ведущими державами поли- тики «клиентелизма», не исключающей, однако, применение силы.

По мнению Ф. Фукуямы, трудности, которые всегда представля- ли для системы государств «слабые и несостоявшиеся», в эпоху гло- бализации превратились в «первостепенную мировую проблему», масштабы которой в полной мере еще не осознаны мировым сообще- ством. Набирающая темпы глобализация, прогнозирует он, обострит проблему, и ее масштабы будут нарастать. В тех случаях, когда внут- ренние институты «проблемных» стран окажутся слишком слабы- ми, единственную альтернативу для них Ф. Фукуяма видит в возвра- щении к неоколониальной или мандатной системе 1.

Для отражения глобальной террористической угрозы потребует- ся координация действий ведущих держав и всех членов мирового сообщества. Демократизация международных отношений, на кото- рую возлагались большие надежды в конце холодной войны, в нема- лой степени будет зависеть от обеспечения безопасности. Понадобят- ся постоянная корректировка содержания, форм и методов внешней

1  Fukuyama F. State Building, Govеrnance and  World Order in the  21st Century. Ithaca, 2004.

политики, учет ограничителей в осуществлении внешнеполитиче- ских планов.

Опасные тенденции для международной среды порождают демо- графические процессы в развитой части мира. В частности, массовая миграция в Европу выходцев из регионов Ближнего и Среднего Вос- тока привела к формированию крупных социально-этнических групп, находящихся в самом  низу  общественной иерархии. Дискримини- руемое экономическое положение мигрантов, накладывающееся на этноконфессиональные факторы и противоречия, потенциально спо- собно стать источником мощного очага социально-политической не- стабильности регионального и даже глобального масштаба. По мне- нию такого авторитетного исследователя, как американский ученый С. Хантингтон, в современном мире именно иммиграция представ- ляет собой важнейшую угрозу общественной безопасности 1.

Согласно распространенным представлениям, первые десятиле- тия ХХI в. будут периодом не менее, а может быть, и более опасным для  мирового сообщества, чем вторая половина ХХ в. В этой связи характерны суждения известного американского социолога И. Вал- лерстайна о вероятности прямых нападений маргинализированного Юга на страны «богатого» Севера, захватнических войн между госу- дарствами Юга с применением оружия массового уничтожения, уси- ления нестабильности в отношениях развитых государств. Главным источником опасности для стран Севера он считает массовые мигра- ции населения Юга, которые могут привести к разнообразным дест- руктивным последствиям. Алармистское видение будущего резюми- руется ученым в прогнозе: «На протяжении следующих пятидесяти лет мир обещает быть намного более жестким, чем во времена холод- ной войны, из которых мы вышли» 2.

Главную роль в предотвращении хаотизации международных про- цессов и обеспечении их управляемости способна сыграть неформаль- ная  подсистема развитых  государств, ядром которой является

«восьмерка» ведущих стран мира. Она объективно превратилась в управляющий центр, регулирующий процесс развития международ- ных  отношений. Принципиальное отличие «восьмерки» от Лиги Наций или  ООН состоит в том,  что она является результатом само- организации, а не продуктом «социальной инженерии» с характер- ными для нее статичной завершенностью и ограниченной адекватно- стью изменяющейся среде.

1  Хантингтон С.  Кто  мы?   Вызов   американской  идентичности. М.,   2004. С. 284.

2  Валлерстайн И. Конец знакомого мира. М.,  2003. С. 85.

Уже в настоящее время «восьмерка» решает две важные задачи создания единого мирового политического пространства – 1) ликви- дации существующих и предотвращения будущих региональных кон- фликтов; 2) стимулирования демократизации государств с автори- тарными режимами.

Перед сообществом цивилизованных государств, определяющих

параметры и направленность глобальных процессов, еще острее вста- нет проблема создания условий для преодоления отсталости бедней- ших стран. К этому их будут подталкивать не столько гуманитарные соображения, сколько страх перед неконтролируемой миграцией из регионов Юга, исходящая оттуда угроза наркобизнеса и терроризма. Действие этих  факторов, по всей вероятности, заставит развитые и богатые страны предпринять экстраординарные меры с целью обес- печить ускоренный экономический рост беднейших регионов Юга и повысить в них среднедушевой доход.

Подавляющее большинство государств – членов мирового сооб-

щества ориентировано на демократический миропорядок, базиру- ющийся на взаимоуважении национальных интересов, исключаю- щий гегемонизм и ограничивающий применение силы при решении международных проблем.

В начале ХХI  в. правомерно констатировать наличие долговре- менных противоречий: 1) между американоцентричностью мира, стремлением США повсеместно устанавливать приемлемые для себя порядки и пониманием в тех же Соединенных Штатах бесперспек- тивности курса на создание глобальной империи; 2) между привер- женностью Соединенных Штатов силовым методам утверждения сво- ей гегемонии и признанием мировым сообществом (включая и значи- тельную часть политико-академической элиты США) необходимости согласованных действий для обеспечения международной безопас- ности.

В международных отношениях обозримого будущего прогнозиру- емы следующие процессы:

– вероятно сохранение доминирующих позиций Соединенных Штатов, опережающих другие члены мирового сообщества в финан- сово-экономическом, научно-техническом, военно-политическом и иных отношениях;

– снижение роли военно-политических блоков и укрепление пози-

ции  региональных интеграционных объединений –  Евросоюза, АТЭС, НАФТА и др.; неминуема «экономизация» мировой полити- ки и дипломатии;

– возможно резкое увеличение количества государств вследствие

роста национального самосознания, стимулируемого глобализаци-

ей. После Второй мировой войны их было 50, в начале ХХI в. члена- ми ООН являлись 192 государства, через несколько десятилетий их могут быть сотни;

– вытеснение принципа нерушимости границ правом на самоопре-

деление;

– рост числа межэтнических и приграничных конфликтов; в на- стоящее время более 50 границ между государствами объявляются спорными, морских границ – более 150, островов – более 30 1;

– снижение роли ООН и рост влияния неправительственных орга- низаций, таких как «Гринпис», «Врачи без границ» и т. д.;

– преобладание не военно-политических вопросов, а проблем внеш- ней торговли, финансов, экологии, информационного обмена и др.;

– более явное, чем сейчас, доминирование проблем взаимодействия между Севером и Югом. Увеличивающийся разрыв в уровнях разви- тия  Севера  и Юга является почвой для глобализирующихся терро- ризма и преступности, которые начинают угрожать самим основам общества ведущих мировых держав.

Перспективы мирового развития и мирового порядка во многом

зависят от того,  будут ли найдены эффективные пути  разрешения обостряющегося противоречия между объективными потребностя- ми большинства государств в интенсивной модернизации и сокраща- ющимися возможностями Земли удовлетворять эти потребности.

В условиях, когда каркас нового  мирового порядка формируют наиболее мощные в экономическом и военном отношении государ- ства, прежде всего Соединенные Штаты, участие России в структу- рах, подобных «восьмерке» или  Совету  «Россия – НАТО», может стать  важным инструментом ее влияния на ход мировых событий. Задача внешней политики России – найти для страны оптимальное место в процессе сближения с Западом и закрепиться на нем посред- ством мер международно-правового и институционального характе- ра. При этом должно учитываться, что вхождение России в систему западных союзов – перспектива не близкая и отнюдь не предопреде- ленная, реальная лишь при условии последовательной и всесторон- ней модернизации.

Становление нового мирового порядка будет длительным процес- сом, изобилующим коллизиями. Представляется вполне резонным мнение известного американского ученого-международника и быв- шего госсекретаря США Г. Киссинджера: мировой порядок проходит период вызревания, и окончательные его формы станут зримыми в пределах ХХI в. 2.

1  Международная жизнь. 2003. № 1.  С. 126.

2  Киссинджер Г. Дипломатия. М.,  1997. С. 733–734.

Формирующееся мироустройство отличается высокой степенью структурной сложности. Хотя в глобальном масштабе оно склады- вается как многополюсное, на региональном и субрегиональном уров- нях возможно сохранение или возникновение иной полюсности – той или иной разновидности однополюсности или двухполюсности.

Контрольные вопросы

1. Сформулируйте определение понятия «мировой порядок».

2. Какие типы мирового порядка Вам известны?

3. В чем состоит современный переходный период международных отношений?

4. Какой миропорядок является оптимальным для формирующей- ся многополярности?

5. Назовите ведущих акторов мировой политики. Каковы спосо- бы их воздействия на международные отношения?

6. Охарактеризуйте основные угрозы и вызовы мировому сообще- ству.

7. Какие процессы прогнозируемы в международных отношениях обозримого будущего?

Рекомендуемая литература

Баталов Э. Я. Мировое развитие и мировой порядок (анализ со- временных американских концепций). М., 2005.

Бжезинский Зб. Выбор: мировое господство или  глобальное ли- дерство. М., 2004.

Валлерстайн И. Конец знакомого мира. М., 2003.

Горбачев М. С. и др. Грани глобализации: трудные вопросы совре- менного развития. М., 2003.

Кулагин В.  М.  Беждународная  безопасность: учеб.  пособие.

М.,  2006.

Хантингтон С. Столкновение цивилизаций / пер. с англ. М., 2003.

Этциони А. От империи к сообществу: новый подход к между- народным отношениям. М., 2004.




Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 |

Оцените книгу: 1 2 3 4 5

Добавление комментария: