Название: Глобализация: политические аспекты - Сирота Н. М.

Жанр: Экономика

Рейтинг:

Просмотров: 1341

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 |




3. ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ДЕМОКРАТИЯ

Глобализация многопланово воздействует на политическую сфе- ру, способствуя утверждению феномена «глобальной демократии». Представляются вполне правомерными рассуждения американского политолога Ф. Шмиттера по поводу политических последствий гло- бализации: «Если все измерения коллективного существования – про- изводство, коммуникации, тождество и власть – сами собой движут- ся в сторону планетарного слияния, почему бы нам не поднять на тот же уровень (конечно, постепенно) и демократические институты? По- пытки противостоять этой динамике на национальном или <…> ре- гиональном уровне обречены на поражение, так что тот, кто первым примет эту динамику и заранее подготовиться к ней, установив у себя соответствующие глобальные нормы и институты, окажется во гла- ве наступающего тысячелетия» 1.

Грандиозные демократические сдвиги последних десятилетий, прежде всего ликвидация тоталитарных режимов в СССР и странах Восточной Европы, дали  мощный импульс исследованию демокра- тизации обществ и государств как глобального процесса. В течение этого периода возникли различные в содержательном и мировоззрен- ческом плане концепции – «конца истории» Ф. Фукуямы, «третьей волны» демократизации С. Хантингтона, «теледемократии» и «ки- бердемократии».

В опубликованной в 1989 г.  статье американского ученого

Ф. Фукуямы «Конец истории?» выдвинут тезис о завершении идео- логической эволюции человечества и универсализации либеральной демократии как окончательной формы правления. На этом основа- нии делался вывод  о том,  что с прекращением идеологического со- перничества международные отношения утратят конфликтный ха- рактер и установится новый мировой порядок, исключающий потря- сения глобального масштаба.

Действительность сравнительно быстро опровергла концепцию Ф. Фукуямы и заставила ее создателя существенно скорректировать чрезмерно оптимистический прогноз относительно торжества либе- ральных ценностей, знаменующих собой последнюю стадию истори- ческого развития человечества. В его последующих публикациях прогнозируется возможность изменения человеческой природы в ре- зультате прогресса науки, особенно биологии, и вступления истории в «постчеловеческую эру», абсолютно непредсказуемую в политиче- ском плане.

1  Шмиттер Ф. Будущее демократии: можно ли рассматривать его через  при- зму  масштаба? // Логос. 2004. № 2.  С. 143.

Значительно более  основательной в научном и реалистичной в политическом плане оказалась концепция «третьей волны» демок- ратизации, разработанная американским политологом С. Хантинг- тоном. В его  работе  «Третья волна. Демократизация на  исходе ХХ в.» даны периодизация и содержательная характеристика трех волн демократизации. Рассмотрим концепцию исследователя под- робнее.

Первая волна зародилась в США в начале ХIХ в. и достигла своей кульминации после Первой мировой войны. Она привела к образова- нию примерно тридцати демократических государств. Затем после- довала антидемократическая реакция – становление фашизма в Ита- лии, нацизма в Германии, сталинизма в СССР.

Вторая волна охватывает период с конца Второй мировой войны до 60-х годов ХХ в. и связана с победой над фашизмом, антиколони- альными революциями.

Третья волна началась с ликвидации авторитарных режимов в Греции, Португалии и Испании во второй половине 70-х годов, охва- тила Латинскую Америку, некоторые страны Азии (Турцию, Филип- пины и Южную Корею) и с конца 80-х годов – страны Восточной Ев- ропы и СССР. В ходе демократических преобразований возникло по- чти сорок демократий. Вне влияния «третьей волны» оказались лишь мусульманские страны и такие «коммунистические анклавы», как Северная Корея и Куба.

Содержание нынешнего этапа «третьей волны» демократиза- ции, согласно С. Хантингтону, составляет переход из фазы экс- пансии в фазу  консолидации: укоренение демократии, становле- ние демократических институтов и усиление их влияния, укреп- ление международных связей в сообществе демократических наций. Консолидация новых демократий требует усилий в разных направлениях – воспитания терпимости, обеспечения главенства законов, уменьшения власти военных и бывших коммунистиче- ских руководителей, повышения эффективности демократических институтов, предотвращения чрезмерной консолидации полномо- чий  в руках одной  из ветвей власти, оказания странами Запада всемерной помощи государствам, ставшим на демократический путь развития. Успешное завершение «третьей волны» демокра- тизации, полагает С. Хантингтон, заложит основы «четвертой волны», которая принесет демократию в незападные и более бед- ные регионы мира, где ее пока нет.

Концепция «третьей волны» демократизации базируется на сле-

дующих основных «посылах».

Во-первых, в связи с глобальным характером перехода к демокра- тии на форму и интенсивность демократических процессов в отдель- ных странах, возрастающее влияние оказывает международный фак- тор. Демократизация охватывает и сферу международных отноше- ний, снижая вероятность войн.

Во-вторых, демократия все чаще выступает как самоценность, не

связанная с прагматическими, инструментальными целями. Демо- кратические ориентации относительно устойчивы даже в условиях экономических кризисов.

В-третьих, действуют факторы как реверсивного движения (отка-

та ряда стран от демократического устройства), так и создания усло- вий для возникновения «четвертой волны» демократизации, появ- ления новых форм демократии.

Ученые, комментируя концепцию С. Хантингтона, отмечают, что

«третья волна» демократизации возникла в условиях растущей при- тягательности демократических моделей западного типа, но ее ре- зультаты не дают оснований для вывода о продвижении к единой и универсальной демократической модели. Обращается внимание на следующие обстоятельства. Обнаружились недостатки внутренней организации существующих демократий и противоречивость проте- кающих в них процессов. Не оправдал возлагавшиеся на него надеж- ды так называемый демократический транзит (переход от авторита- ризма к демократии), поскольку в ряде  стран возникли гибридные (полудемократические-полуавторитарные) режимы или даже вари- анты нового  авторитаризма (в частности, в Туркмении и Белорус- сии). Рост террористической угрозы снижает эффективность нена- сильственных способов разрешения конфликтов и, в связи с необхо- димостью обеспечения безопасности, негативно влияет на обеспечение демократических прав и свобод. Антидемократическими по своему характеру являются попытки «экспорта» демократии с использова- нием в качестве инструмента вооруженных сил. Эти обстоятельства нередко истолковываются как проявления кризиса демократии, за- тухание или даже завершение «третьей волны» демократизации.

В исследованиях современного этапа демократизации значитель- ное внимание уделяется условиям перехода к демократии. К их чис- лу ученые относят осознание элитой и обществом необходимости де- мократических преобразований, согласие элит по поводу правил уп- равления государством, влияние культурно-исторических традиций, рост экономики и благосостояния, повышение уровня грамотности и образования населения, развитие средств массовой коммуникации и др.

В формирующемся информационном обществе широкое распрост- ранение получают новые  трактовки народовластия, которые отра-

жены в концепциях теле- и кибердемократии. Их появлению пред- шествовали публикации 60–80-х годов, провозглашавшие наступ- ление новой электронной эры, когда благодаря СМИ будет обеспече- но массовое участие граждан в политике, позволяющее им самим принимать решения, не передоверяя эту функцию органам предста- вительной власти. Однако реальная практика этого периода принес- ла немало свидетельств использования информационных техноло- гий в целях примитивизации общественного сознания, искажения реальной воли масс.

Поэтому, наряду с надеждами на  выявление «демократизиру- ющего потенциала» информационных технологий, все шире распро- странялась тревога по поводу их использования для манипулирова- ния общественными настроениями, укрепления иерархических ин- ститутов власти и, в конечном счете, для усиления контроля над об- ществом.

Концепция теледемократии – первая из таковых, появившихся на волне новых ожиданий по поводу перспектив демократизации по- литики, создаваемых электронными технологиями. Она основыва- ется  на разработках ряда известных ученых (О. Тоффлер, Дж. Не- сбитт  и других) и исходит из  идеи  использования возможностей кабельного и спутникового телевидения для  выработки публично- властных решений.

Концепция пользуется наибольшей поддержкой в США, где еще в

начале 90-х годов интенсивно обсуждалось предложение кандидата в президенты Р. Перро  о проведении телевизионных городских со- браний. Некоторые исследователи даже предрекали превращение Соединенных Штатов в «электронную республику» с преобладанием элементов прямой демократии.

Концепция кибердемократии исходит из возможности использо- вания компьютерных сетей  для  интерактивного взаимодействия граждан, общественных организаций и органов власти. Согласно этой концепции, образование киберпространства изменит поведение и ментальность граждан, создаст условия для  появления принципи- ально новых форм демократии.

Утверждения политологов о новых горизонтах, открывающихся перед демократией благодаря Интернету, подхватываются полити- ками разных политических ориентаций. Вице-президент в админис- трации Б. Клинтона А. Гор, оказавший активную политическую под- держку развитию Интернета в своей  стране, в одном  из своих  вы- ступлений провозгласил: «Глобальная Информационная Инфра- структура  повсеместно распространит демократию участия.

В известном смысле эта Инфраструктура станет некоей метафорой самой демократии» 1.

При всей своей привлекательности обе концепции, конечно, пре- увеличивают роль  электронных технологий в развитии общества. В формирующемся информационном обществе прямая демократия существует и, видимо, будет существовать в ограниченных формах, адаптированных к представительному правлению.

Коммуникативные и информационные технологии, используемые в сфере  публичной власти, направлены главным образом на совер- шенствование представительной власти. Их  внедрение позволяет наладить прямой диалог между управленческими структурами и об- щественностью, повышает открытость власти, облегчает гражданам доступ к информации и т. д. Но право принятия властных решений остается за представительными и исполнительными органами и не делегируется народу.

Исследования роли новейших информационных технологий в по-

литической жизни европейских стран показали, что эти технологии как таковые не предопределяют общественную активность граждан и уровень их политического участия. Интернет, действительно, во многом упрощает проявление политической вовлеченности, но от- нюдь не формирует ее, не придает пассивным людям импульсы для долговременного участия в политике. Он может лишь способство- вать временному оживлению обычно пассивной части общества в связи с ее озабоченностью по поводу  какой-то конкретной социально- политической проблемы.

Справедлива констатация отечественных ученых: на фоне эмпи- рических данных о посещении гражданами развитых стран сайтов политических институтов оптимистические суждения сторонников технологического детерминизма о «революции политического учас- тия», «радикальном обновлении демократии», благодаря Интерне- ту, пока далеки от реальности 2.

За недолгое время существования киберпространства отчетливо выявилась следующая тенденция: участники интерактивного голо- сования «группируются» по профессиональным, возрастным, досу- говым интересам, как правило, игнорируя все,  что выходит за их рамки. Нет оснований полагать, что киберпространство станет фо- румом для граждан, озабоченных общественно-значимыми пробле- мами 3.

1   Цит. по:  Глобализация и  Россия: Проблемы демократического развития.

2-е изд. М.,  2005. С. 47.

2  Там  же. С. 50.

3   Руденко В.  Н.  Новые Афины, или  Электронная республика (О перспекти-

вах  развития прямой демократии в современном обществе) // Полис. 2006. № 4.

Действительная проблема демократии заключается не в отсут- ствии механизмов взаимодействия власти и граждан, а в отчужде- нии общества от политики, неудовлетворенности деятельностью по- литических институтов из-за их неспособности адекватно реагиро- вать  на  общественные запросы. Уровень политического участия может быть повышен прежде всего изменением содержания самой политики, а не переменами в сфере коммуникаций.

Все изложенное не подтверждает тезис сторонников электронной демократии о предстоящем наступлении эры прямого правления в результате развития информационных и коммуникативных техно- логий.

В условиях вызываемого глобализацией обострения соперниче- ства государств за достойное место в мировом сообществе будущее России во многом зависит от модернизации всех сфер – технико-эко- номической, политической, военной и др. Для прорыва в постиндус- триализм России необходимо оптимизировать не только экономи- ческий механизм, но и политический процесс, расширив ареал де- мократических институтов.

Перспективы российской демократии зависят от сроков и темпов формирования таких ее атрибутов, как законопослушность населе- ния, обеспеченность гражданских прав и свобод, полноценное разде- ление властей, эффективная многопартийность, независимый и компетентный суд. В современной России эти атрибуты демократи- ческого строя либо отсутствуют, либо декоративны и отвечают лишь прагматическим интересам элиты. Они смогут стать реальностью в будущем только при условии социального структурирования обще- ства и прежде всего консолидации среднего класса, по мере приобще- ния  большинства граждан к ценностям демократии как наиболее совершенной формы политического устройства.

Препятствием для  становления демократии в России является разрастание корпоративистских тенденций, проявляющихся в пря- мом или опосредованном навязывании обществу интересов кланов и мафиозных групп. Рост влияния корпоративных интересов и орга- низаций характерен для современного мирового развития и представ- ляет собой серьезную угрозу перспективам демократии. В демокра- тических странах крайние проявления корпоративизма нейтрализу- ются системой противовесов, создаваемых развитым гражданским обществом и правовым государством. В России же еще не сложилась социально-политическая среда, которая могла бы эффективно огра- ничить корпоративистские тенденции рамками демократического плюрализма.

Российскому обществу еще  нужно «повзрослеть» до осознания того, что демократия – это организованная свобода, т. е. обеспечен- ная индивидуальной и коллективной ответственностью. Свобода же, лишенная моральных ограничителей, – бо'льший враг демократии, чем любой государственный контроль. Она, как показывает новей- ший отечественный опыт, создает почву для проявления самых ди- ких и низменных инстинктов, которые не подавляются ни челове- ком, ни обществом, ни государством.

Интеграция России в сообщество цивилизованных государств рас- ширяет возможности адаптации к российским условиям опыта функционирования гражданского общества в странах Запада. Это и сфера коллективной, групповой собственности, и производственная кооперация, и деятельность органов местного самоуправления, по- литических партий, религиозных организаций, многочисленных новых социальных движений.

Модель  демократии должна не навязываться сверху, а «прорас- тать» снизу, оформляя процессы повседневности, развивая те ценно- сти и нормы, которые несут  в себе потенциал взаимного доверия и социальной интеграции.

Для политического самоопределения России актуален вопрос: от- вечает ли ее интересам создание модели представительной демокра- тии и соответствующей ей партийной системы? Эта модель постепен- но исчерпывает себя на Западе и превращается в декоративный фа- сад,  который скрывает рафинированные формы авторитарного правления, осуществляемого из анонимных центров власти, часто глобальных по своей природе. Кризис представительной модели сти- мулирует дебаты о «делиберативной» (размышляющей, рефлексив- ной) демократии, предполагающей включение всех активных граж- дан в политической процесс. Основой демократии должно стать  не представительство групповых интересов, а общественная рефлексия по ключевым проблемам жизнедеятельности социума. Это потребует укрепления институтов публичной сферы общественной жизни (СМИ, социальных движений, переговорных процессов и процедур) – арены обсуждения и реализации общих интересов граждан 1.

Наиболее вероятный сценарий политического развития России на ближайший период – функционирование  умеренно авторитарной власти. Ей предстоит обеспечить переход страны к инновационному типу развития, проводя энергичную и твердую политику, но в кон- ституционных рамках.

1   Горбачев М.  С. и  др. Грани глобализации:  трудные вопросы современного развития. М.,  2003. С. 507.

К этому готовы и общество, и элиты, заинтересованные в преодо- лении системного кризиса. К нему побуждают и потребности геопо- литического самоопределения России в глобализирующемся мире.

Утверждение эффективной демократии как альтернативы авто- ритаризму представляется возможным лишь в перспективе – по мере модернизации страны, становления институтов гражданского обще- ства и правового государства, интеграции России в сообщество циви- лизованных государств. Политика власти должна способствовать вызреванию демократии и ее адаптации к изменяющимся условиям, не допускать ни сползания в хаос, ни закостенения и омертвления институтов.

В общемировом масштабе воздействие глобализационных процес- сов на демократию противоречиво и проявляется прежде всего в сле- дующем:

1) формирование единых пространств – экономических, правовых, информационных, в которых доминируют высокоразвитые демокра- тические страны, – благоприятствует распространению и утвержде- нию демократических принципов и идеалов;

2) действие связанных с глобализацией факторов (обострение про- тиворечий между Севером и Югом, миграционное давление, превра- щение терроризма в транснациональное явление и т. д.) преимуще- ственно негативно влияет на  процессы демократизации.  Меры, призванные обеспечить стабильность и управляемость мирового со- общества, безопасность ведущих стран мира, могут существенно ог- раничить демократию даже там, где ее институты наиболее эффек- тивны.

Продвижение к демократии в условиях глобализации будет про- должительным и чревато неизбежными коллизиями. Культурная самобытность государств «третьего мира» отторгает западную мо- дель демократии, пока не имеющую альтернатив. Никакая вестер- низация не в состоянии уничтожить эту самобытность. Сложившая- ся  однополюсная система международных  отношений, генериру- ющая проявления «силового глобализма» с целью «распростране- ния свободы», дискредитирует ценности демократии и способна вы- зывать усиление национализма, подпитывающего авторитарные тен- денции.

Контрольные вопросы

1. В чем проявляется влияние глобализации на политические про- цессы?

2. Какие реалии современного этапа демократизации нашли отра- жение в концепциях Ф. Фукуямы и С. Хантингтона?

3. Раскройте содержание новых трактовок народовластия в кон- цепциях теле- и кибердемократии.

4. Какова реальная роль коммуникативных и информационных технологий в современном обществе?

5. От каких факторов зависят перспективы становления демокра- тии в России?

6. Каков наиболее вероятный сценарий политического развития России на ближайший период? Выскажите свое мнение по этому воп- росу.

7. Назовите основные аспекты воздействия глобализации на де- мократические процессы.

Рекомендуемая литература

Баранов Н. А. Трансформации современной демократии: учеб. по- собие.  СПб.,  2006.

Глобализация и Россия: Проблемы демократического развития.

2-е изд. М., 2005.

Грачев М. Н., Мадатов А. С. Демократия: методология исследо- вания, анализ перспектив. М., 2004.

Даль Р. Демократия и ее критики. М., 2003.

Джанда К. и др. Трудным путем демократии: Процесс государствен- ного управления в США / пер. с англ. М., 2006.

Красин Ю. А. Российская демократия: коридор возможностей // Полис. 2004. № 6.

Теория и практика демократии. Избранные тексты / под  ред. В. П. Иноземцева, Б. Г. Капустина. М., 2006.

Фукуяма Ф. Конец истории? // Вопросы философии. 1990. № 3.

Хантингтон С. Третья волна. Демократизация в конце ХХ  в. М.,  2003.




Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 |

Оцените книгу: 1 2 3 4 5

Добавление комментария: