Название: Лексикология современного русского языка - О. Л. Рублева

Жанр: Русский язык

Рейтинг:

Просмотров: 2481

Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 |




2.1.2. Компоненты лексического значения

Понятие компонента ЛЗ. Макро- и микрокомпоненты смысловой структуры слова.. Денотативный компонент ЛЗ. Денотация и референция. Сигнификативный компонент ЛЗ. ЛЗ и понятие. Понятия обиходные и научные. Структурный (парадигматический и синтагматический) компоненты ЛЗ. Мотивирующий компонент ЛЗ. Понятие внутренней формы слова. Прагматический компонент ЛЗ. Эмоциональная, экспрессивная и стилистическая окраска слова. Понятие коннотации. Методы семантического анализа. Компонентный (семный) анализ. Понятие семы. Типология сем.

Если вернуться к определению ЛЗ, то мы увидим, что ЛЗ обусловлено целым рядом факторов, как лингвистических, так и экстралингвистических (неязыковых). К ним относятся,   в   первую   очередь,   реальная   действительность  (отношение   к   предмету), мышление (отношение к понятию) и языковая система (отношение к языку). Кроме того, в ЛЗ отражается и психическая, эмоциональная деятельность человека, его отношение к обозначаемому, или прагматика. Эта обусловленность разными факторами и составляет основу  структуры ЛЗ,  или  его  компонентного состава. Под  компонентом  понимается, таким образом, составляющая ЛЗ, обусловленная определенным фактором, или аспектом его рассмотрения. Эти компоненты можно считать макрокомпонентами, в отличие от более мелких, на которые они раскладываются, или микрокомпонентов, о которых поговорим чуть позже.

Каждое слово связано с определенными предметами и явлениями окружающего нас мира, т.к. называет их. Так в ЛЗ находит выражение предметная отнесенность слова: слово называет предметы, т.е. реалии окружающего мира, «кусочки действительности». Именно этот аспект ЛЗ В.В. Виноградов и называл «предметно-вещественным содержанием». Связь слова с предметом реального мира заключается в том, что в ЛЗ отражены основные признаки называемых предметов, наиболее существенные для отличия данного слова (и называемого им предмета) от других. По сути дела дефиниции в толковых словарях и представляют собой перечисление этих признаков реалий. Например: ДОМ — «здание, строение (со стенами, крышей, окнами и т.п.), созданное людьми и предназначенное для проживания человека или его деятельности». Называемый предмет может быть не только реально существующим, но и представляемым, воображаемым, даже «фантастическим конструктом» (русалка, кентавр), и это тоже находит (или должно находить) отражение в ЛЗ и его толковании. Например: ДОМОВОЙ — «по суеверным представлениям славянских народов: добрый или злой дух, живущий в доме». При этом «предмет» здесь понимается достаточно широко, т.е. как любая реалия: не только материальные вещи, но и приписываемые им признаки и совершаемые ими или с ними действия и т.п. Например: ДОМАШНИЙ — «относящийся к дому, предназначенный для дома или живущий в доме»; ДОМОВНИЧАТЬ   —   «заниматься   домом,   домашним   хозяйством».   Поэтому   слово

«предмет»   чаще   заменяют   термином   денотат    (лат.:   обозначаемое)   или    референт (обозначаемый предмет), или просто означаемое.  Соотнесенность слова с предметом, реалией (денотатом, референтом) называют в этом случае денотативной (референтной) отнесенностью, а соответствующий компонент (или аспект) ЛЗ — денотативным компонентом, или  денотативным значением.  Термины денотат и референт иногда при этом употребляют как синонимы, но иногда различают как общую (денотат — предмет как представитель класса предметов) и частную (референт — конкретный обозначаемый предмет речи) предметную отнесенность (см. выше — значение и смысл): ДОМ вообще и ДОМ, о котором я сейчас говорю; любой ДОМОВОЙ и ДОМОВОЙ А.С. Пушкина («Тебя молю, мой добрый домовой, храни селенье, лес и дикий садик мой»). Эту особенность слова  называть  одновременно  общее  и  частное  хорошо  выразил  Л.В. Щерба  в  своем

«Опыте...»: «Когда я говорю философ, то это может значить какой-нибудь философ (хотелось бы напечатать статью и философа), или всякий философ (философ привык ценить форму) или данный философ (философ подошел к собеседнику), последнее значение по

функции в речи более или менее синонимично имени собственному, вместо которого и сказано в последнем случае философ».

Предметную отнесенность имеют только знаменательные слова. Служебные слова и междометия, не называя предметов реальной действительности, т.е. не выполняя номинативной функции, денотативной отнесенности не имеют.

Однако слова и их ЛЗ соотносятся с реальным миром не непосредственно, а через понятие,  мышление (категории логики). Существенные признаки ряда однородных предметов обобщаются в нашем сознании в понятие о данных предметах (через посредство предшествующих ступеней познания человеком реальной действительности: восприятия и представления). По совокупности таких существенных признаков мы получаем представление и составляем понятие о каких-то реалиях, даже незнакомых. Понятие, таким образом, это обобщенный образ предмета, мысль о предмете, выделяющая его существенные признаки. Именно в таком обобщенном виде понятие и воплощается в слове, в его ЛЗ. Соотнесенность слова с понятием называют понятийной отнесенностью, а соответствующий макрокомпонент ЛЗ —  лексическим понятием, или  сигнификатом (реже

— десигнатом), или сигнификативным значением.

Сигнификативную отнесенность (сигнификативное значение) имеют все слова, даже не имеющие денотативной отнесенности, т.е. не только знаменательные, но и служебные, и междометия, и местоимения, хотя по этому поводу нет единого мнения (как и по поводу имен собственных, которые не обобщают). Тем не менее, ЛЗ данных категорий слов содержат пусть самые обобщенные, но понятия о связях и отношениях в реальной действительности. Их ЛЗ значения так же индивидуальны, как и у слов «полнозначных», поэтому  мы  всегда  отличим  по  их  ЛЗ  предлог  ПОД  от  НА  (и  даже  увидим  их семантическую противопоставленность, антонимию), союз А от И, частицу ЖЕ от ДАЖЕ, междометие АХ от ФУ, а местоимение ОН от ТОТ. То обобщенное понятие, которое они выражают, и есть их ЛЗ (не случайно в школьном учебнике русского языка для 5 кл. ЛЗ определяется просто как «то, что слово обозначает»). По этому поводу см., например, замечание Е.А. Стародумовой о частицах (в кн.: «Частицы русского языка», 2002): «Если исходить из универсального определения двусторонности языкового знака, то частица, как всякое слово, ... имеет собственное значение, отличающее каждую частицу от других ... Скажем, такие единицы, как именно, только,  даже,   ведь, разве и т.д. существуют для выражения разных смыслов и не могут использоваться в речи безразлично, без всякого выбора. Поскольку индивидуальный смысл отдельных частиц не вызывает сомнения, их значения следует определить как лексические...».

Понятия могут быть обиходными  и научными.  Обиходные понятия выражаются в первичных обобщениях, бытовых  представлениях людей  о  реальной  действительности. Они находят воплощение в обиходных значениях слов, в их лексических понятиях отражается наивная картина мира. На базе обиходного мышления развивается мышление научное, осуществляемое в форме научных понятий. Эти понятия выражаются терминологическими значениями слов. Так, в слове ВОДА в обиходном плане выделяются как существенные признаки «жидкость без цвета и запаха, которую можно пить, которой можно мыться». В научном же плане на первое место выступают такие признаки, как

«вещество, представляющее собой соединение двух атомов водорода и одного атома кислорода». Нередко это различие можно видеть на примерах описания слова в толковом словаре и терминологическом или энциклопедическом. Первый обычно описывает обиходные значения слов. Вторые — терминологические, или сами понятия. Обиходные значения более индивидуальны для каждого носителя, научные более объективны. В основе данного разграничения типов значений лежит рассуждение А.А. Потебни о «ближайшем» и

«дальнейшем» значении слова. Первое общенародно, оно обобщает только самые существенные признаки предмета, второе — все его признаки, оно-то и является базой для обиходного, индивидуального значения. «Из личного понимания возникает высшая объективность мысли, научная, но не иначе, как при посредстве народного понимания»

(А.А. Потебня. «Из записок по русской грамматике»). Другим «дальнейшим» развитием значений является образное мышление, формирующее художественные, или эстетические значения слов. Они еще более индивидуальны — у каждого автора (поэта или писателя). Сравним обиходное понятие, выражаемое словом БЕРЕЗА («Белая береза под моим окном принакрылась снегом, точно серебром»), научно-ботаническое (Береза распространена в средней полосе России) и индивидуально-авторское, например у С. Есенина («Улыбнулись сонные березы, растрепали шелковые косы»), впрочем, представление о березке-девушке является глубоко народным (вспомним загадку о березе: тонкий стан, белый сарафан).

Таким образом, ЛЗ — это в первую очередь предметно-понятийная (денотативно- сигнификативная) отнесенность слова, для краткости называемая чаще всего просто денотативным (или понятийным) значением.

Однако ЛЗ как языковая категория не может сводиться только к этому: оно обусловлено и самим языком, прежде всего его системой, вернее — его местом в системе языка.   Этот   аспект   ЛЗ   называют   структурным  значением.    Структурное  значение проявляется  в  особенностях  его  структуры,  т.е.  наличии  микрокомпонентов, обусловленных лексической системой языка (вспомним 3-ю часть определения ЛЗ).

Из курса «Введение в языкознание» вы уже знаете, что система языка представлена двумя видами отношений: парадигматикой (т.е. отношениями на основе сходства или противопоставленности понятий)  и  синтагматикой (т.е.  отношениями на  основе смежности понятий, сочетаемости слов). И то и другое определяет компонентный состав индивидуального ЛЗ каждого слова. Например, в ЛЗ слова ДОМ «строение для жилья человека» мы выделяем не только компонент «строение», но и компонент «жилище», т.к. есть слова, называющие строения не для жилья (сарай, овин), компонент «для человека», потому что есть слова, называющие жилище (и строение) для животных (коровник, конюшня). ЛЗ синонимов ДОМ, ЗДАНИЕ, СТРОЕНИЕ, ПОСТРОЙКА отличаются комнпонентами: вид сооружения, размер, материал, назначение и т.п. (ПОСТРОЙКА — небольшая, хозяйственная, обычно деревянная, ЗДАНИЕ — обычно большое, каменное, а ДОМ обычно жилой и может быть деревянным). Все эти компоненты выделяются в индивидуальном ЛЗ каждого слова благодаря их системным парадигмаимческим (в данном случае синонимическим) связям (Более подробно о лексической системе с точки зрения парадигматики и синтагматики будем говорить позднее, в следующей теме). Различаются данные синонимы и сочетаемостью: например, можно сказать здание театра, здание университета, но невозможны подобные сочетания со словом ДОМ (этому препятствует компонент «жилище» в ЛЗ последнего). И наоборот, невозможно употребление слова ЗДАНИЕ в составе адреса, только слово ДОМ, т.к. адрес в первую очередь предполагает проживание. (См.: «Новый объяснительный словарь синонимов русского языка», вып. 2).

Таким образом, мы говорим о структурном значении тогда, когда предполагаем, что ЛЗ — это структура микрокомпонентов, состав которых обусловлен парадигматикой и синтагматикой слова.

Так, обусловленность ЛЗ синонимическими отношениями выражается в распределении признаков одного понятия в ЛЗ семантически близких слов. Если слово в синонимических отношениях с другими словами не находится, все существенные признаки понятия сосредоточены в одном его значении. Особенно наглядно это можно продемонстрировать в сравнении соотносительных слов разных языков. Например, слово ОДИН в русском языке означает «без других, в отдельности от других, в одиночестве» и не имеет синонимов. В английском языке это значение распределено в ряде синонимов, различающихся компонентами общего смысла: интенсивностью состояния одиночества, подчеркиванием самого факта изолированности физической или духовной и т.п. (ALONE

—   «Сомс   опять   остался   один»;   SOLITARI   —   «Он   представлял,   как   отправится странствовать один в поисках удачи» (т.е. в одиночестве, наедине с собой); LONELY —

«Можно быть одному даже в толпе» (т.е. одиноким); и др.: LONESOME, FORLONE, DESOLATE (см.: «Англо-русский синонимический словарь»). Обратный пример: одному

чешскому слову HNEDY в русском языке соответствует ряд синонимов, различающихся оттенками смысла: КОРИЧНЕВЫЙ («темный буро-желтый, цвета корицы»), КОФЕЙНЫЙ («темно-коричневый, цвета жареного кофе»), ШОКОЛАДНЫЙ («темно-темно-коричневый, цвета шоколада»), КАШТАНОВЫЙ («светло-коричневый, цвета каштана»), ГНЕДОЙ («коричневый, о масти лошади», КАРИЙ («темно-коричневый», о цвете глаз) — последний компонент обусловлен синтагматически.

Именно системными связями между словами обусловлено образование однотипных переносных   значений   (по   аналогии)   у   слов   одной   лексико-семантической  группы, например, у слов-зооморфизмов (названий животных, используемых в переносном метафорическом  значении  для  характеристики  человека):  ЗАЯЦ  —  «трус»,  ЛИСА  —

«хитрец», МЕДВЕДЬ — «неуклюжий человек» и т.п. Однако перенос значения останавливается тогда,  когда  для  обозначения данного понятия в  лексической системе языка уже существует название. Например, названия многих плодовых деревьев (ГРУША, СЛИВА, АБРИКОС, ВИШНЯ и др.) употребляются и в переносном метонимическом значении для обозначения плодов этого дерева (ср.: посадить  сливу и варенье из слив), слово же ЯБЛОНЯ такого значения не развивает, потому что для обозначения плода яблони в лексической системе русского языка есть слово ЯБЛОКО.

Слово является элементом не только лексической, но и грамматической системы языка. Поэтому изменение грамматического статуса слова отражается и на его лексической семантике. Например, при переходе слова из одного лексико-грамматического класса в другой изменяется и его ЛЗ: ср. столовая ложка и студенческая столовая.

Обусловленность ЛЗ грамматической системой языка может проявляться и в зависимости отдельных лексических значений от грамматической формы слова или грамматической конструкции. Например, в форме множественного числа у существительного может развиваться другое ЛЗ: ср. рысистый  бег лошади и поехать  на бега («состязания, гонки лошадей на ипподроме»). Более подробно о грамматически обусловленных значениях мы поговорим в следующей теме «Типы ЛЗ».

Таким образом, ЛЗ оказывается обусловленным не только предметно-понятийной отнесенностью слова, но и лексико-грамматической системой языка, местом слова в этой системе. Этим определяется и компонентный состав ЛЗ, в особенности набор микрокомпонентов денотативной части значения (ДЗ).

Однако и этим не ограничивается компонентный состав смысловой структуры слова. Не только предмет и понятие, а также место в системе определяют характер ЛЗ, но и отношение говорящего к называемому объекту. Этот аспект семантики слова называют прагматическим, или  прагматикой, который в какой-то степени является добавочным и даже несколько противопоставленным денотативному. Если денотативный компонент значения содержит информацию о называемом объекте действительности, то прагматический содержит информацию об отношении человека к этому объекту.

Например, слова ДОМ, ДОМИК и ДОМИШКО при одинаковом ДЗ («строение для жилья человека») различаются выражением отношения к денотату: нейтральным, положительным и отрицательным.

Иногда этот компонент значения называют коннотативным, или коннотацией (лат.:connotatio — «добавочное значение»). В узком смысле к коннотациям относят эмоционально-экспрессивную, оценочную или стилистическую информацию, в широком смысле — любой добавочный компонент смысла (ассоциативный, фоновый, национально- культурный и т.п.).

Под    эмоциональной    коннотацией    (или     эмоциональной    окраской    слова) подразумевают выражение словом эмоции, чувства (в дополнение к ДЗ): иронии, шутки, ласки, презрения и т.п. Например: КЛЯНЧИТЬ («унизительно, назойливо просить» — презрительно). Обычно эмоциональная окраска слова демонстрируется в словарях с помощью соответствующих помет. Например: ДОМИК — ум.-ласк.

Экспрессивная окраска — то же, что эмоциональная, но это еще и информация об усилительности (усилении признака). Например: ДОМИЩЕ — усилит. к ДОМ.

Оценочная коннотация — это выражение одобрения или неодобрения. Например: ДОМИНА  —  неодобрит.  к  ДОМ.  Чаще всего они  объединяются, т.к.  дополняют друг друга, поэтому называются вместе эмоционально-оценочной коннотацией.

Стилистическая коннотация — это информация о применении слова в определенном стиле (стилистическая окраска слова). Например: ДОМИК, ДОМИЩЕ. ДОМИНА — разг., ПЕНАТЫ — высок.

Таким образом, под коннотацией понимается неденатативное и неграмматическое значение, эмоционально-стилевое содержание, входящее в состав семантики слова (или представляющее ее целиком).

Как уже говорилось, к коннотациям (в расширительном понимании) относят и социально-историческую, и национально-культурную информацию. Например, в слове ТЕРЕМ содержится информация о том, что так в старину на Руси называли боярский дом (компоненты «в старину», «на Руси», «боярский» — культурно-исторические коннотации). О национально-культурном компоненте значения подробнее будем говорить в специальной теме позже.

Коннотациями (К) иногда считают и различного рода ассоциации и символы (символические значения). Например, многие названия животных содержат такие коннотации (из которых иногда формируются переносные значения): КОТ — символ лени, ОСЕЛ — глупости, СВИНЬЯ — нечистоплотности и т.п.

Таким образом, смысловая структура слова складывается из ряда макрокомпонентов: ГЗ + ЛЗ (ДЗ) + (СЗ) + (К). Многие из указанных компонентов можно рассматривать и в составе ЛЗ, тогда его структура может быть представлена так: ЛЗ = КЗ + (ГЗ) + (СЗ) + ДЗ + К.

Например: ДОМИШКО КЗ — «предмет»

ГЗ — «неодушевленный» (другие ГЗ в ЛЗ этого слова не входят)

СЗ — «маленький»

ДЗ — «дом»: «строение», «для жилья», «человека»

К — уничижительно, презрительно; разг.

Основным  в  этой  структуре  является,  конечно,  ДЗ  (денотативное  значение)  —

информация об объекте.

Не менее важны и грамматические значения, из которых только КЗ (категориальное, частеречное значение) — обязательный компонент ЛЗ, остальные ГЗ в ЛЗ не входят или входят лишь некоторые: например, род м. или ж. одушевленных существительных, т.к. эти ГЗ мотивированны объективной реальностью: живое/неживое, мужской/женский пол (скорее — это лексико-грамматические значения).

СЗ — тоже обязательный компонент ЛЗ, но только у производных слов (у слов непроизводных их вообще нет).

К (коннотации) есть не у каждого слова, и этот компонент всегда дополнительный к

 

ДЗ.

 

Некоторые слова мотивированны, т.е. понятен, объясним повод для их номинации

 

(почему так названо): ОПЕНОК (растет на пнях), ПОДОКОННИК (находится под окном), СРЕДА (средний день недели). Этот признак, положенный в основу названия, называют мотивирующим компонентом семантики слова (мотивировкой слова), или этимологическим значением.  Поскольку он отражен в звуковой оболочке (фонетической форме)  слова,  его  называют  еще  внутренней   формой   слова   (ВФ)  —  термин  ввел А.А. Потебня.  Таким  образом,  семантическая  структура  мотивированных  слов  может включать и этот компонент. Слова с ясной ВФ называют мотивированными.

Например,   ЛЗ   слова   ПЕТУХ   складывается   из   следующих   компонентов:  КЗ

(«предмет»), ГЗ («одушевленный», «мужской род»), ДЗ («птица», «семейства куриных»,

«самец», «с ярким оперением и большим красным гребнем»), ВФ («поет» — потому так и назван), К («драчун»). Таким обр., слово ПЕТУХ — мотивированное.

Однако ВФ может утрачиваться, забываться. Так уже не являются мотивированными слова ЧЕЛОВЕК, СТОЛ, СМОРОДИНА, ИЗБА и др. Утрата ВФ называется деэтимологизацией. Поиском и изучением забытой ВФ занимается особая наука (раздел исторической лексикологии) — этимология. Этимологические значения слов приводятся в специальных этимологических словарях. Так, этимология слова СТОЛ — «стелить» (стлать), т.е. нечто постеленное, а слова ИЗБА — (истьба) — «истопить» — т.е теплый дом, дом с печью. Слова с утраченной ВФ называются немотивированными. Сравним слова РУКАВИЦА,  ПЕРЧАТКА  и  ВАРЕЖКА.  Первые  два  имеют  ясную  ВФ  (рука,  перст), поэтому они мотивированные, а вот последнее — немотивированное, его ВФ утрачена, и узнать ее можно только по этимологическому словарю (ВАРЕЖКА — варега /варьга — от древнерусского варъ — «защита»).

Утрата ВФ происходит потому, что признак, положенный в основу названия, не всегда самый существенный, а чаще всего просто первый попавшийся на глаза. Поэтому даже  если  ВФ  понятна,  не  всегда  она  —  компонент  ЛЗ  и  потому  нередко  даже  не отражается в толковании ЛЗ. Например, в толковании слова СРЕДА отмечается лишь, что это «третий день семидневной недели», а о том, что он «середина» часто не упоминается. А вот в значения слов ВТОРНИК, ЧЕТВЕРГ, ПЯТНИЦА их мотивирующий признак включается («второй день недели», «четвертый день недели», «пятый день недели»). Это несоответствие между реальным и этимологическим значением часто подмечают дети: вспомним  примеры  из  знаменитой  книги  К. Чуковского  «От  трех  до  пяти»:  «Почему масленица? Надо бы блинница, ведь не масло же мы едим, а блины».

Говоря о компонентах ЛЗ, мы указывали макрокомпоненты, но в примерах уже не раз   приводили   и   микрокомпоненты,   т.е.   элементарные   единицы   смысла.   Именно понятийное ядро слова, его ДЗ можно расчленить на более мелкие единицы смысла, каждая из которых соответствует определенному признаку называемого предмета (денотата). Например, ДОМ: 1)»строение»; 2) «для жилья»; 3) «человека». Каждый из таких микрокомпонентов принято называть термином сема, а саму методику разложения ЛЗ на семы назвали компонентным, или семным  анализом.  Совокупность элементарных смыслов (сем) и составляет структуру ЛЗ, или  семему. (В семантическую структуру слова в целом включаются, таким образом, еще и грамматические признаки, или семы, часто их называют  граммемы).  Элементарной  единицей  смысловой  структуры  слова  является, таким образом, сема, которая «представляет собой отражение в сознании носителей языка различительных черт, объективно присущих денотату, либо приписываемых ему данной языковой средой и, следовательно, являющихся объективными по отношению к каждому говорящему» (В.Г. Гак). По сути дела, в описательном толковании ЛЗ в толковых словарях каждое слово толкования указывает на один какой-либо признак предмета (сему).

Поскольку ЛЗ слова представляет собой структуру, то и семы в ней особым образом организованы, т.е. являются некой иерархией. В связи с этим принято различать следующие типы сем: архисема (родовая,  главная сема) и дифференциальные (видовые, различительные) семы.

Например, в ЛЗ слова ДОМ архисема «строение» (она общая для всех слов, называющих какие-либо строения, например, САРАЙ, КОРОВНИК и др.), а дифференциальные  семы  —  «для  жилья»  (а  не  для  чего-то  другого,  ср.  САРАЙ)  и

«человека» (а не животного, ср. КОРОВНИК). Таким образом, дифференциальные семы выделяются относительно других слов.

Выделяются еще и факультативные семы (необязательные), периферийные семы (второстепенные)   и     потенциальные   семы.    В    них    отражаются   несущественные (неразличительные)  признаки  предмета,  которые,  однако,  могут  проявиться  в определенных  условиях.  Например:  ЕЛКА:  1)  «дерево»  —  архисема;  2)  «хвойное»; 3)

«вечнозеленое»; 4) «конусообразное» — дифференциальные семы; 5) «символ Нового года»

— потенциальная сема (Не забыть купить  елку; «Елка плакала сначала от домашнего тепла...»).

Именно на их основе нередко развиваются производные, переносные значения. Например, в семантике слова ДОМ кроме уже выделенных сем можно выделить потенциальную «для проживания семьи», на основе которой и возникло одно из производных значений слова «семья» (ср.: дружить домами).

В методике компонентного анализа запись сем может представляться в зашифрованном виде, например, с помощью букв:

А — архисема,

b, c — дифференциальные семы, (d) (е) — потенциальные семы.

Такой подход к анализу семантики слова позволяет сопоставить различительные признаки разных слов и выявить их системные отношения на основе тождества или противоположности различительных признаков. Так, при синонимии слов существенные различительные признаки совпадают. Например:

ДОМ: строение, для жилья, человека (семьи) A b с (d)

ИЗБА: строение, для жилья, человека (семьи) (деревенское) A b c (d) (e)

Компонентный анализ позволяет установить интегральные (одинаковые) и различительные признаки в одной лексико-семантической группе слов, например «жилища человека»: ДОМ, ИЗБА, ХАТА, ДВОРЕЦ, ТЕРЕМ, в которой слова могут быть сгруппированы  по  интегральным  и  дифференциальным  признакам:  «материал» (деревянный    или    каменный),    «местоположение»    (городской    или    деревенский),

«национальный» (русский или нерусский), «достаток» (бедный или богатый) и др. (См.

таблицу 3):

Таблица 3. Компонентный анализ ЛСГ «жилище человека». Пояснения к таблице: А

— архисема (род); b, c — дифференциальные (видовые) семы: b — внешний вид, материал;

c — социальный статус; (d) — потенциальные семы, национально-культурные коннотации.

Слово

А — род

b — вид

c — соц.

(d) — нац.

ДОМ

жилище

человека

деревянный каменный

любой

любой

любой

изба

жилище

человека

деревянный

рубленый большой

крестьянский

бедный

русский

хата

жилище

человека

глиняный

мазаный низкий

крестьянский

бедный

украинский

терем

жилище

человека

высокий

резной

боярский

богатый

русский

дворец

жилище

человека

каменный

большой

царский

роскошный

любой

 

Общие семантические признаки позволяют установить и системные связи внутри слова (между отдельными его значениями). Например, в слове ДОМ одинаковые (интегральные) семы связывают все исходные и производные значения:

1)  строение для жилья человека (семьи),

2)  семья (члены одного рода, родственники),

3)  род (несколько родственных поколений из одного корня),

4)  династия (правящий род).

Компонентный анализ открывает и новые возможности лексикографического описания семантики слова: с помощью набора сем, или, как их еще называют, семантических множителей. Так, в автоматизированном «Русском семантическом словаре»

(Ю.Н. Караулов и др., 1982 г.) значения представлены в виде «кодированной записи смысла каждой единицы как совокупности семантических множителей». Например, в слове ДОМ выделены такие (закодированные корнями слов) семантические множители: 1. кварти- , 2. жил- , 3. семь-, 4. вме- , 5. строи- , 6. зда-, 7. учрежде- , 8. хоз- , 9. люд- , 10. дом- , 11. поме-

, 12.жи-.

Это удобно для выявления различных семантических отношений, и мы будем использовать такую запись в дальнейшем разговоре о ЛЗ и системных связях слова: омонимах, синонимах, антонимах и т.п.




Страница: | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 |

Оцените книгу: 1 2 3 4 5

Добавление комментария: